WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 67 | 68 || 70 |

В очерке, с симптоматичным названием «Грядущие перспективы» нет и следов разложения войск, и тем более, предсказания гибели всего Белого движения. Реальная военно-политическая обстановка начала ноября года никак не могла подвести молодого, энергичного автора к предчувствию, как говорит М.О. Чудакова, «долгого, гибельного пути». За время летней компании 1919 года добровольцами были достигнуты большие успехи.

Войска, следуя на плечах отступавшего противника, занимали огромные пространства. «Мы - вспоминает, в то время главнокомандующий ВСЮР (Вооружённые силы южной России – М.В.), генерал-лейтенант А.И. Деникин - отторгали от советской власти плодороднейшие области, лишали её хлеба, огромного количества военных припасов и неисчерпаемых источников пополнения армий. В подъеме, вызванном победами, в маневре и инерции поступательного движения была наша сила». (3, с. 17) Психологическую атмосферу этого лета передавала и в какой-то степени программировала знаменитая «московская» директива от главнокомандующего 20 июня.

Она прямо ставила перед войсками ближайшую задачу «захват сердца России – Москвы» (3, с. 15).

В начале октября «…вооруженные силы Юга России занимали фронт параллельно нижнему плесу Волги до Царицына и далее по линии (примерно) Воронеж – Орел – Чернигов – Киев – Одесса. Этот фронт прикрывал освобождённый от советской власти район, заключавший 16-18 губерний и областей, пространством 810 тыс. кв. вёрст, с населением 42 млн» (3, с. 34).

Даже в октябре-ноябре, когда советская группировка перешла в широкое контрнаступление, положение не выглядело таким уж безнадёжным. С одной стороны Белая армия почти повсеместно отступала, с другой, вопервых, отступление было хорошо организовано и не носило характер беспорядочного бегства, во-вторых, непрестанно маневрируя, добровольцы не раз одерживали успехи в кровавых боях. Маятник удачи мог качнуться в обратную сторону в любой момент.

Оптимистический пафос очерка очевидно подпитывался и личными творческими успехами. В эту осень и зиму 19/20 годов М.А. Булгаков начинает регулярно публиковаться. Об этом он напишет в письме двоюродному брату Константину Булгакову 1 февраля 1921 года: «Помню, около года назад я писал тебе, что я начал печататься в газетах. Фельетоны мои шли во многих кавказских газетах». (2, с. 39) То есть случилось то, о чём Булгаков мечтал ещё в Киеве (см. 2, с. 39).

Тем не менее, в начале очерка автор рисует довольно мрачную картину состояния страны, впавшей в «безумие» братоубийственной войны: «..

наша несчастная Родина находится на самом дне ямы позора, бедствия, в которую её загнала «великая социальная революция... (...)... Настоящее перед нашими глазами. Оно таково, что глаза эти хочется закрыть. Не видеть... страна окровавленная, разрушенная...» (1, с. 438). Драматическое положение государства проявляется ещё резче на фоне стремительно поправляющегося и переходящего к созидательному труду Запада: «Колоссальные машины на колоссальных заводах лихорадочно день за днём, пожирая каменный уголь, гремят, стучат, льют струи расплавленного металла, куют, чинят, строят...» (1, с. 438).

Мы не найдём в статье глубокой психологической нюансировки характеров - она не предполагается ни жанром, ни темой. План изображения чрезвычайно укрупнен и психологическое содержание образов ограничено простейшими суммарными определениями. Персонажи были рассчитаны на мгновенное узнавание, и автор использовал общепринятые газетные клише.

Руку будущего Мастера вряд ли можно отличить от языка среднестатистического журналиста, пользующимся вполне традиционными образными, фразеологическими, ассоциативными рядами представлений. В героях нет ничего индивидуального, затушеван даже социальный аспект, автором типизированы наиболее общие черты, человека определенного моральнопсихологического склада. Все герои разбиты на два противостоящих непримиримо-враждебных лагеря. Конструктивным принципом, вокруг которого строится образ, является его историческая функция. Такой же принцип построения характера Булгаков использует и в другом жанре, в пьесе «Сыновья муллы» (1921), а позже в 1926 году сам метод подобного создания героя будет спародирован им же в памфлете «про красных туземцев» и «белого арапа» «Багровый остров».

Какова же расстановка персонажей на политической сцене По одну сторону разделяющей черты находились «негодяи». Это авантюристыобманщики во главе с Троцким, непосредственные организаторы «безумия мартовских дней,...(...)... дней октябрьских», «безумства двух последних лет», «развращения рабочих», чьей деятельностью были рождены многочисленные «самостийные изменники» (1, с. 440).

В эту группу входят и «одураченные безумцы», которые «за зловещей фигурой Троцкого ещё топчутся с оружием в руках...» (1, с. 439). Их вина в готовности быть обманутым, нравственной шаткости, нестойкости, что ловко используют «шарлатаны от революции».

По другую сторону барьера стояли «герои добровольцы (...) бестрепетно совершающие свой долг» (1, с. 439). В них типизированы наиболее общие черты патриота и защитника Отечества, резко выделены немногие, но решающие для судеб страны черты: любовь к родине, самоотверженность, мужество, готовность драться, если понадобится и умирать за Россию.. Именно с ними автор связывает и свои надежды.

Доброволец - это почти былинный богатырь, он сражается не за мелкие личные цели. Его борьба носит общегосударственный характер, а в метафизическом развороте обретает значение, свойственное эпическому конфликту, борьбы Царства Добра и Царства Зла, Правды и Кривды. Автор понимает, какая огромной сложности задача возложена на воинов – «завоевать, отнять свою собственную землю» (1, с. 439). В тоже время он уверен в том, что «страшный путь» и «смертная борьба» окончится, полной победой и освобождением всей территории государства от демонического антигероя, «ибо нет страны, которая не имела бы героев, и преступно думать, что родина умерла» (1, с. 439). Нет, родина не умерла и доброволец - это геройосвободитель, «держащий в руках меч расплаты» (заметим, «расплата» категория очень важная во всем булгаковском творчестве). Это герой, чье мужество позволяет автору довольно уверенно размышлять о «грядущих перспективах», несмотря на весь драматизм военной обстановки.

Особую подгруппу составляют те, кто «жмется сейчас по тыловым городам юга...» (1, с. 439). Они не герои, но и не предатели или трусы, а скорее благодушные несознательные сограждане «...в горьком заблуждении полагающие, что дело спасения страны обойдётся без них...» (1, с. 439). Это представители незадачливого поколения, при попустительстве, которых произошла социальная революция. К ним принадлежит и автор, впрочем, готовый «платить за прошлое неимоверным трудом, суровой бедностью жизни» (1, с. 440). Как справедливо отмечает М.О. Чудакова «два понятия главенствовали в этой статье, при помощи их описывал автор недавнее прошлое настоящее и будущее – «безумие» и «плата» (4, с. 95). Однако в отличие от последующих произведений писателя, на которые ссылается литературовед, эти категории больше связаны с противником, а не со «своими».

В данном очерке авторская интонационная такова, что, условно говоря, легкомысленные герои не отделены от общего дела и вместе с «героямидобровольцами» составляют все еще сплоченную группу «Мы»: «А мы...

Мы будем драться. Ибо нет никакой силы, которая могла бы изменить это.

Мы будем завоевывать собственные столицы. И мы завоюем их. Англичане, помня, как мы покрывали поле кровавой рекой, били Германию, оттаскивая её от Парижа, дадут нам в долг ещё шинелей и ботинок, чтобы мы могли скорее добраться до Москвы. И мы доберемся» (1, с. 439). И эта лояльность автора тоже психологически объяснима, осенью 1919 года ещё не пришло время искать виноватых в собственном стане (таких, каким позже станет, упомянутый М.О. Чудаковой фельдшер Голендрюк). Все «негодяи», «безумцы» и «изменники» пока находятся по другую сторону фронта.

А.И. Деникин, перелистывая в 1926 году «чёрные страницы» белого движения скажет: «Поистине нужен был гром небесный, чтобы заставить всех оглянуться на себя и свои пути» (3, с. 111). Но пока отдалённые раскаты ещё не услышаны многими, и пути их сходятся в дымных казино, кофейных и бильярдных залах тыловых городов. Осенью и сам М.А. Булгаков легкомысленно обнаружит свою причастность к т.н. «моральному разложению» фронта и тыла «кофейной армии», проигравшись в пух в Ростове. Это настроение беспечности и эгоизма через каких-нибудь 2-3 года подвергнется им же суровому осуждению и будет названо одной из главных причин поражения всего белого движения (роман «Белая гвардия»).

Возвращаясь к образу героя-добровольца, отметим, что он, также, связан с мотивом «вины», но только, отчасти, постольку, поскольку эта вина (как верно подметила М.О. Чудакова) общенациональная. Но не всем этого горького напитка отмерено поровну. Доброволец пьёт «чашу наказания», скорее отвечая за чужие грехи, зато прямых виновников русской смуты, а они без обиняков перечислены в статье, ждёт чаша смерти. По мнению автора «расплата уже началась» и совсем недалёк день когда «негодяи и безумцы будут изгнаны, рассеяны, уничтожены» (1, с. 440). Такая отчётливо выраженная авторская дифференциация воздаяния за грехи, по нашему мнению, не даёт оснований к выводам сделанным М.О. Чудаковой.

М.А. Булгаков действительно говорит о долгом и многотрудном пути своих героев-добровольцев, но не к гибели, а к очищению и возрождению. За их судьбой отчетливо проглядывает даль исторической перспективы новой, небольшевистской России. Поэтому изначально принятый автором тон скорби постепенно сменяется торжественно-приподнятыми интонациями воспевающими подвиги и мужество героев. А в финале скорбные мотивы и вовсе уступают место откровенному мажору.

_ 1. Булгаков М.А. Грядущие перспективы // Булгаков М.А. Избранные произведения. – К.: Днипро, 1990.

1. Булгаков М.А. Письма. Жизнеописание в документах. – М.: Современник, 1989.

2. Деникин А.И. Поход на Москву («Очерки русской смуты»). – К.: Воениздат, 1990.

3. Чудакова М.О. Жизнеописание Михаила Булгакова. – М.: Книга, 1988.

ПРИЛОЖЕНИЕ Российская Коммуникационная Ассоциация Направление: ЖУРНАЛИСТИКА И КОММУНИКАЦИЯ Руководитель: д. политич. н., проф. С. Г. Корконосенко (С.-Петербург) Координаторы: д. филол. н., проф. А. П. Короченский (Белгород), д. филос. н., проф. С. К. Шайхитдинова (Казань), к. ист. н., доц. Д. А. Рущин (С.-Петербург) Изучение журналистики имеет давние традиции как в отечественной и в мировой науке. Их продолжение и развитие представляет собой задачу одновременно и актуальную в социально-культурном и профессиональном измерениях, и весьма сложную. В современном мире резкое изменение технико-технологической базы массового общения через прессу сочетается с формированием новых подходов к анализу журналистики. Исследовательское сообщество стоит перед необходимостью обновления концептуального аппарата, который был бы адекватен переменам в массовоинформационной практике, социальной среде и научных воззрениях на человека и общество. Направление «Журналистика и коммуникация» в рамках деятельности РКА призвано создать дополнительные условия для консолидации усилий специалистов, находящих в журналистике область своих интересов. Одна из главных целей заключается в том, чтобы преодолеть географическую и интеллектуальную раздробленность исследовательской корпорации. При этом принципиальную важность имеют, с одной стороны, сохранение теории журналистики как самостоятельной научной дисциплины, и, с другой стороны, ее кооперация со смежными областями знания.

Данное направление открыто для сотрудничества всех специалистов, занимающихся исследованием журналистики в различных формах и с разных сторон. Особый интерес представляет участие в обмене мнениями и информацией исследователей из отдаленных от столиц регионов. Они, в свою очередь, получат свободный доступ к материалам, поступающим в распоряжение РКА из крупнейших научных центров в России и за рубежом.

Желательно, чтобы очное и заочное общение происходило в тональности открытой дискуссии, в критическом духе, без различия чинов и званий и без поклонения «незыблемым» истинам. Естественно, что требования научной этики неизменно остаются в силе. При этих условиях общение будет способствовать взаимному обогащению участников.

Совместная деятельность осуществляется по четырем направлениям:

активизация взаимодействия участников;

привлечение информационных и организационных ресурсов РКА и заинтересованных организаций;

подключение заинтересованных специалистов из смежных областей;

информирование научной общественности о результатах деятельности.

Тематика исследований и дискуссий Теория журналистики как научная дисциплина Теория журналистики и журналистская практика: противоречивое единство.

Состав теории журналистики.

Развитие понятийного и терминологического аппарата теории журналистики.

Законы становления, функционирования и развития журналистики.

Концептуальный взгляд на историю журналистики.

История развития теоретико-журналистского знания.

Сравнительная характеристика развития теории журналистики в России и других регионах мира.

Теория журналистики и смежные области науки: взаимовлияние в условиях смены парадигм Коммуникативная роль журналистики Журналистика как публичная сфера гражданского общества.

Человек общающийся в современной журналистике.

Формирование и регулирование общественного дискурса современной журналистики.

Информационное наполнение массово-коммуникационных каналов.

Социокультурные коды коммуникации в современной журналистике.

Глобализация массовой коммуникации и национальная идентичность журналистики.

Дискуссия в журналистике: прошлое, настоящее, возможное.

Саморефлексия журналистики (журналиста).

Аудитория СМИ: состояние, динамика, коммуникативное поведение.

Духовная роль журналистики Журналистика как форма жизнедеятельности человечества и человека.

Журналистика как воплощение культуры и цивилизации.

Информационная, экономическая и идейно-духовная сущности журналистики: взаимосвязь и противоречия.

Ценностное измерение современной журналистики.

Журналистика как пространство свободы для личности и общества.

Деонтологические принципы журналистики.

Журналистика в эстетической системе координат.

Производственно-экономическая роль журналистики Массовые коммуникации как отрасль деловой активности.

Экономическая эффективность массово-информационного производства.

Социальная ответственность массово-информационного бизнеса.

Рынок массовой информации и развитие типологии СМИ.

Pages:     | 1 |   ...   | 67 | 68 || 70 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.