WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 70 |

Постепенно СМИ возвращаются к их естественному назначению: не как инструменту политической борьбы, а как средству информационного обслуживания интересов общества. Такое предназначение и положение прессы определяет круг ее функциональных задач:

- осуществление связи между властью и обществом с объяснением гражданам ожидаемого от них поведения;

- объяснение власти желательных для граждан решений (критика действий органов государства, в лице различных структур власти);

- Осуществление реальной связи между различными социальными группами в самом обществе (Российская газета, 2000, 3 ноября).

- Но эта конструкция может эффективно существовать только в том случае, если в соответствии с положениями Окинавской Хартии, государство берет на себя задачу создания предсказуемой и недискриминируемой политики и ее нормативной базы в сфере как внутригосударственных, так и внешних информационных связей. Для современной России интенсивное преобразование информационной политики является характерной особенностью ее развития. Наряду с широким внедрением в практику современных технологий связи, вычислительной техники, осуществляются меры, направленные на всестороннюю интеграцию России в мировое сообщество. В этом опыт международных поисков оптимальной модели информационного сотрудничества, который довольно рельефно обозначился во внешнеполитических отношениях еще в 1970-е годы. Проблемы международного распространения информации активно обсуждались в ООН и ее органа, в ЮНЕСКО, на Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе, Белградской встрече представителей 35 государств Европы и Северной Америки. На этих форумах дипломатам приходилось «дискутировать по таким, казалось бы, далеким от «традиционной дипломатии» вопросам, как правовые аспекты распространения информации, условия работы иностранных журналистов, использование космоса для телевизионного вещания и т.п.» (Вачнадзе, Кашлев, 1980: 4).

Справедливо будет отметить, что усилия нашей страны уже тогда были направлены на использование возросших возможностей международной коммуникации в целях улучшения морально-политического климата в мире в духе взаимопонимания, способствовали, с одной стороны, выработке единых принципов отношения к распространению информации вообще и массовой информации – в частности, с другой – демократизации внутриполитических отношений, позже получивших всестороннее конституционно0правовое выражение. Поэтому изучение системы и принципов обеспечения информационной безопасности в международном праве, имплемен тировавшегося затем в национальные законодательства стран развитой демократии, представляет собой закономерный акт, свидетельствующий о преемственности в стремлении нашей науки к развитию интегрирующих процессов в области информации, информатизации и защите информации.

Исследовательское внимание привлекает и институт информационной безопасности. Понятно, что его создание происходило на фоне эйфорически-ажиотажного стремления к повсеместному утверждению полной и окончательной свободы слова, информации, выражения мнений, а значит происходило трудно, противоречиво, подчас в ущерб национальным интересам. Информационные ресурсы, наравне с иными важнейшими ресурсами, такими как, трудовые резервы, природные ископаемые, финансы, интеллектуальный потенциал, культурные ценности, – есть достояние национального масштаба. Без них невозможно принимать эффективные управленческие и иные решения на всех уровнях власти. Но в России все последние годы положение дел с охраной информационных ресурсов в виде массивов документов и данных, как результатов многолетней политической, производственной, научной, культурной и иной деятельности всего общества, было крайне неудовлетворительно. Следует согласится с теми исследователями, которые считают, что государственные информационные ресурсы все еще остаются бесконтрольными, зачастую за бесценок продаются за рубеж, а затем после соответствующей обработки распространяются по высоким ценам в России. Информационные ресурсы, содержащие целейшую геологическую, геодезическую, экономическую, военную информацию, информацию о научно-техническом, кадровом и другом потенциале России, бесконтрольно уходят за рубеж, особенно после внедрения на территории России сети Интернет. Все это значительно ослабляет Россию как одно из ведущих государств мира (Копылов, 1997: 9).

Многочисленные судебные дела, рассматриваемые как «шпионские», – убедительное тому подтверждение. Практика показывает, что отсутствие надлежащего контроля (или даже его ослабление) за сохранностью информационных накоплений, в первую очередь представляющих государственную и иные тайны, равнозначно разрушению жизненно важных систем – энергетики, транспорта, связи и др. Необходимы срочные и действенные меры, обеспечивающие информационную безопасность на всех уровнях функционирования государственных структур России. Планирование и осуществление подобных мер является прерогативой государства.

1. Об информации, информатизации и защите информации. Федеральный закон// Собрание Законодательства Российской Федерации. 1995, № 88, ст. 609. Закон получил новое название – «Об информации, информационных технологиях и защите информации».

2. Доктрина информационной безопасности Российской Федерации// Российская газета, 2000, 28 сентября.

3. Вачнадзе Г.Н., Кашлев Ю.Б. Международный обмен информацией. Его сторонники и противники. Изд. 2-е. – Тбилиси: Изд-во «Сабчота Сакартвело», 1980.

4. Копылов В.А. Информационное право. Учебное пособие. – М.: Юристъ, 1997.

5. Российский бюллетень по правам человека. Вып. 8. – М.: 1996.

МОДЕЛЬ ЛИЧНОСТИ ЖУРНАЛИСТА (ФИЛОСОФСКО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД) Дмитровский Андрей Леонидович Орловский государственный университет В данной статье рассматривается модель личности журналиста в философско-антропологическом аспекте. На основе исследований эссеистического творчества предлагается и обосновывается категория Личного (Индивидуального) Мифа, которая достаточно адекватно и полно отражает такой сложный феномен как личность человека.

Ключевые слова: личный (индивидуальный) миф, индивидуально-мифологическая картина мира, философско-антропологический подход, концепция человека.

The model of journalist’s personality is examined in this article with the side of philosophical and anthropological approach. The author offers and grounds the variety of Personal Myth on the basis of investigations of essayistical creation. The variety of Personal Myth correctly and fully reflects complicated conception of personality.

Key words: individual myth, individually-mythological picture of the world, philosophic-anthropological approach, conception of a human being.

В современной теории журналистики существует целый ряд задач, выступающих для современных исследователей «заповедной территорией», вторгаться на которую особо не спешат. К числу таких – «неудобных» для исследования тем – относится не только теория публицистики (или эссе) или критериев мастерства публициста, но и непосредственно личность журналиста. Есть, конечно, разработанные профессиограммы, с перечислением самых разных «важных» для работы качеств и свойств, но почему именно эти свойства выбраны и как это соотносится с личностью конкретного человека – не всегда тому есть аргументированное объяснение.

Предлагаемая нами Иерархически-Уровневая Модель Личности (в рамках Теории Личного Мифа) (Дмитровский 2008) помогает решить существенную часть таких сложных вопросов, поскольку от понимания личности многое зависит и в журналистике – как при профессиональной подготовке и развитии способностей журналистов, так и при определении целей и задач их деятельности, рассмотрении функций массмедиа в обществе и т.д.

Если человек – это автомат, реагирующий по принципу «стимул – реакция», то и деятельность его будет сводиться к механическому освоению «технологии» по поиску, сбору, обработке и т.д. информации (и тогда мораль, этика, ответственность отходят на второй-третий план). Если человек – это свободное существо, творящее себя по своей собственной воле, на основе врожденных качеств и опыта взаимодействия с социальной средой, то смысл его деятельности совершенно меняется: появляется глубина, обусловленная аксиологическими факторами, собственно человеческими переживаниями и отношениями.

Таким образом, пара категорий «свобода – детерминизм» образуют один из ключевых «континуумов», характеризующих ту или иную теорию личности и, соответственно, нашу профессиональную деятельность.

В отечественной традиции, начиная с С.Л.Рубинштейна, выделялись две «ступени психики», безусловно влияющих на становление и развитие личности: инстинктивные формы поведения и индивидуально-изменчивые.

Последние распадались на две подгруппы: непосредственно практическую деятельность (социальную) и теоретическую (личностную). Таким образом, речь шла о трёх группах факторов: генетических (наследственных), факторах социальной среды и внутренних, личностно-волевых (Рубинштейн 2006: 117-124). Что особо важно подчеркнуть, освоение развивающейся личностью («Я») этих групп, «этапов», происходит не как некий скачок или резкий переход, но как «снятие» (в гегелевской трактовке), то есть как освоение новых уровней (экзистенциалов) с сохранением в преобразованном виде ранее актуализированных (освоенных) биологических, социальных и психических закономерностей.

В соответствии с разрабатываемой нами иерархически-уровневой моделью личности журналиста, всю «вертикаль» личности можно представить в виде восьми основных экзистенциалов (устойчивых способов переживания человеком себя как проблемы), первые два из которых будут соответствовать генетическим факторам, следующие три – социальным, оставшиеся три – личностно-волевым.

Соответственно, «генетические» факторы зададут своего рода верхние и нижние пределы (рамки) развития человека («биологическую меру»).

Экзистенциал «Сущностной силы» определяет духовную ориентацию на одну из трёх сфер психики человека: чувственную, волевую или интеллектуальную, через которую индивид будет преимущественно взаимодействовать с миром (воспринимать его). В журналистике это проявится как склонность к одной из трёх сфер творчески-преобразовательной деятельности: журнализму, публицистике или беллетристике. На уровне экзистенциала «Телесности» сформируется направленность психической активности – так называемая «интровертивно-экстравертивная» акцентуация.

Эта «база» позволит по-разному проявиться личности при взаимодействии с окружающей средой – на уровне «контекста»: экзистенциалов «Жизненного пространства», «Деятельности» и «Индивидуальных способностей». Так, например, психолог Е.Е.Пронина (Пронина 2006) констатирует наличие шести основных стилей творчества в журналистике, существенно различающихся по своим системным характеристикам, но необходимых каждому журналисту для максимально полной творческой реализации. Логично возникающий вопрос «Почему именно шесть, а не больше или меньше» остаётся у исследовательницы без ответа, но если рассмотреть данную проблему с точки зрения экзистенциала «Индивидуальных способностей» (и «базовых» уровней), то решение становится очевидным.

Оставшиеся три «высших» (высших в плане занимаемого места в иерархии личности) экзистенциала «Мировоззрения», «Личности» («Высшего синтеза») и «Абсолюта» относятся к внутренним, личностно-волевым факторам развития человека и – при соответствующем их развитии – позволяют последнему преодолеть «натуральное сцепление событий» (М.К. Мамардашвили) и выйти за пределы себя как биологически обусловленного существа. Обрести максимально возможную свободу, стать истинным Творцом, поскольку творчество и свобода, как писал Николай Бердяев, возможны лишь вместе, неотделимы друг от друга: «Тайна творчества и есть тайна свободы. Творчество только и возможно из бездонной свободы, ибо лишь из бездонной свободы возможно создание нового, небывшего. Из чего-то, из бытия нельзя создать нового, небывшего, возможно лишь истечение, рождение, перераспределение. Творчество же есть прорыв из ничего, из небытия, из свободы в бытие и мир» (Бердяев 1998: 117).

Однако даже самые замечательные философские рассуждения должны «овеществляться» в конкретных феноменах. Указанные высшие экзистенциалы будут «ответственны» у конкретного журналиста за последовательное формирование и дальнейшее существование, соответственно, «чёткой гражданской позиции», «индивидуально-мифологической картины мира (Личного Мифа в узком смысле)» и осознание себя как части чего-то большего, «абсолютного» (Бога, Космоса, Природы и т.д.).

Проще говоря, личность индивида, формируемая «Я» «из ничего», и есть истинное творчество, высший смысл и цель истории. Смысл, целиком относящийся и к журналистике: только те, кто обрёл Абсолют, осознав свою – выражаясь пафосно – «высокую историческую миссию», смогут стать по-настоящему выдающимися публицистами и общественными деятелями. Достаточно вспомнить (вне отношения к их идейным концепциям) плеяду русских публицистов от Новикова, Белинского и Чернышевского до журналистов программы «Взгляд».

1. Бердяев Н.А. О назначении человека. – М.: ТЕРРА; Республика, 1998.

2. Дмитровский А.Л. Категория Личного Мифа как модель личности журналиста // Вестник СПбГУ. – 2008. – Сер.9 /май/.

3. Пронина Е.Е. Психология журналистского творчества. – М.: КДУ, 2006.

4. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – СПб.: Питер, 2006.

ПСИХОЛОГИЯ ЗДОРОВЬЯ ЖУРНАЛИСТА:

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОБЛЕМЫ Пузырёв Александр Владимирович Ульяновский государственный университет Журналистская профессия, по данным ЮНЕСКО, – профессия людей с самой короткой продолжительностью жизни. Улучшить ситуацию может только комплексное, целостно-системное изучение и решение проблемы. Наилучшим вариантом изучения и решения проблемы журналистского здоровья представляется теоретическое и прикладное использование субстратной методологии, предложенной русским философом А.А.Гагаевым.

Ключевые слова: психология здоровья, журналистика, субстратная методология.

According to the data of UNESCO, journalism is the profession of people with the shortest endurance of life. Only integrated, systematic research and problem solving can improve the situation. The best variant of studying and solving the problem of journalist’s health is theoretical and applied usage of substrate methodology, offered by Russian philosopher A.A. Gagaev.

Key words: health’s psychology, journalism, substrate methodology.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 70 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.