WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 49 | 50 || 52 | 53 |   ...   | 70 |

Некоторые исследователи14 рассматривают право на доступ к информации не как комплексное, а как специальное, и связывается оно исключительно с проблематикой гласности деятельности органов власти. Целью такого подхода является обоснование правовых возможностей гражданина по получению сведений, которыми располагают органы публичной власти в связи с реализацией ими своих полномочий.

В научных работах по информационному праву право на доступ к информации понимается как субъективное право, содержанием которого выступают те правомочия субъектов, посредством реализации которых может быть обеспечен доступ к информации15.

Между тем, вопрос о составе правомочий не получил однозначного решения: согласно конституционной норме, закрепляющей право каждого искать, получать, производить, передавать и распространять информацию любым законным способом, право на доступ к информации должно определяться через сумму нескольких из перечисленных конституционных прав.

Так, в учебнике по информационному праву под редакцией Б.Н. Топорнина право на доступ к информации определяется как одно из информационных прав, включающее в себя право каждого свободно искать информацию и право получать ее от лиц, обладающих этой информацией на законных основаниях16.

Некоторые правоведы включают в понятие права на доступ иные составляющие конституционного положения. Так, В.А. Копылов в понятие права на доступ к информации включает такие правомочия, как поиск, получение и передача информации17. На мой взгляд, включение в определение такого правомочия, как «передача», является неуместным.

По мнению И.Л. Бачило, в понятии «доступ к информации» также объединены правомочия субъекта на поиск и получение информации. Под поиском информации в данном случае понимается обращение лица (физического, юридического, уполномоченных субъектов органов государственной власти и местного самоуправления, субъектов, представляющих другие формы организаций) к органу, организации или другим субъектам за получением необходимой информации, а получение информации определяется как получение в установленной форме искомой информации от субъекта (информационной системы), владеющего таковой на законных основаниях18.

О.Ю. Мохова определяет право на доступ к информации в качестве субъективного права как «право на ознакомление с информацией, обусловливающее возможность ее использования»19. Недостатком такой формулировки является использование термина См. Шевердяев С.А. Право на доступ к информации в России: проблемы теории и законодательства // Актуальные проблемы обеспечения доступа к информации (Серия «Журналистика и право», вып. 35) // Электронный ресурс – Режим доступа http://www.medialaw.ru/publications/books/indep2/20.html свободный Мохова О.Ю. Нормативно-правовое регулирование доступа к открытой информации в Российской Федерации // Дис… на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук, М., 2005. С. 23.

Бачило И.Л., Лопатин В.Н., Федотов М.А. Информационное право: Учебник / Под ред. Б.Н.Топорнина. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. С. 240.

Копылов В.А. Информационное право: вопросы теории и практики. – М., Юристъ, 2003. С. 205.

Бачило И.Л. Информационное право: основы практической информатики. Учебное пособие.- М., 2001. С. 88.

Мохова О.Ю. Нормативно-правовое регулирование доступа к открытой информации в Российской Федерации // Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук, М., 2005. С. 10.

www.svobodainfo.org «ознакомление», подразумевающее первое (однократное) предоставление пользователю информации. Вместе с тем, достоинством предложенной формулировки является указание в ней на возможность использования субъектом полученной им информации.

А.А. Задков дает свое определение понятия право на доступ к информации: «право на доступ к информации понимается как право каждого свободно искать информацию и получать ее от органов государственной власти, иных органов и организаций, наделенных государственными властными полномочиями, органов местного самоуправления, их должностных лиц, обладающих этой информацией на законных основаниях»20. Однако при таком понимании существенно ограничивается круг лиц – источников информации.

Автор является сторонником понимания «права на доступ к информации», как комплекса правомочий по поиску и получению информации, обеспечивающих для субъекта возможность ее использования.

При этом на практике указанные правомочия должны обеспечиваться не только правовыми средствами, но и созданием соответствующих организационных и технологических условий.

В действующем законодательстве Российской Федерации отсутствует определение понятия «информация о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления». Федеральный закон «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации» от 13 января 1995 года № 7-ФЗ21, регулирующий отношения, возникающие в связи с распространением государственными средствами массовой информации материалов или сообщений о деятельности органов государственной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, также не раскрывает это понятие.

Эта неопределенность является одной из причин того, что граждане сталкиваются с проблемой при реализации и защите своего права на доступ к такой информации.

Нормативное закрепление этого понятия в федеральном законе позволит избежать лишних споров по поводу того, относится или нет та или иная информация к категории информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления.

В пункте 1 статьи 1 проекта Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» указано, что под информацией о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления понимается документированная информация, создаваемая государственным органом или органом местного самоуправления в соответствии со своими полномочиями, документированная информация, поступившая в орган государственной власти или орган местного самоуправления, а также иная документированная информация, относящаяся к деятельности указанных органов независимо от формы ее распространения. Как видно, последнее дополнение в формулировке делает категорию информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления достаточно объемной, поскольку включает в нее практически любую документированную информацию, относящуюся к деятельности этих органов. Вместе с тем к содержащейся в законопроекте формулировке имеется ряд замечаний.

Как видно, в тезаурусе законопроекта проводится различие между двумя дефинициями «государственный орган» и «орган государственной власти», арифметически выраженное в виде соотношения целого и части соответственно. Несмотря на это, предложенная формулировка понятия «информация о деятельности государственных органов…» ограничивается лишь той информацией, которая касается деятельности исключительно органов государственной власти. Информация о деятельности иных, не наделенных властными полномочиями органов государства, под такую формулировку не попадает, что выглядит нелогично, – по крайней мере, в контексте законопроекта.

Задков А.А. Конституционное право на доступ к информации в Российской Федерации // Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук, М., 2006. С. 10.

См. Собрание законодательства Российской Федерации, № 3, 16.01.95, ст.www.svobodainfo.org Кроме того, из формулировки прямо не следует, распространяется ли она на деятельность органов и организаций, подведомственных государственным органам и органам местного самоуправления. Между тем информация о деятельности таких органов и организаций также носит публичный и социально значимый характер.

В подготовленном с участием В.Н. Монахова заключении Общественной палаты Российской Федерации на законопроект также отмечается22: «Формулировка п. 1 ст. 1 законопроекта … оставляет большую неопределенность, которая в процессе правоприменения может привести к тому, что закон не достигнет своей цели. В частности, буквальное толкование предлагаемой нормы не позволяет определить, распространяется ли данный закон на доступ к материалам межведомственной переписки по поводу решения вопроса о строительстве промышленного объекта в жилом микрорайоне, на документы, касающиеся деятельности отдельных должностных лиц, а также на архивные материалы, хранящиеся в текущих архивных фондах». Кроме того, в заключении Общественной палаты РФ содержится предложение не ограничивать круг информации о деятельности органов власти, доступ к которой должен быть обеспечен, лишь документированной информацией.

С.С. Собянин и Л.К. Терещенко дают широкое определение понятия информационной открытости органов государственной власти. На их взгляд, это такая организация деятельности органов государственной власти, «при которой гражданам, их объединениям, коммерческим структурам, другим государственным и муниципальным органам обеспечивается возможность получать необходимую и достаточную информацию об их деятельности, принимаемых решениях и другую общественно значимую информацию при соблюдении установленных федеральными законами ограничениями»23. Обращает на себя внимание определение субъективных качественных характеристик информации о деятельности органов власти – «необходимая и достаточная информация». При таком определении остается открытым вопрос о том, какой объем информации должен быть признан достаточным и кто и в каком порядке должен определять эту достаточность.

Также не во всех случаях представляется корректным увязывать определение информации о деятельности органов власти с критерием достоверности. Например, А.А. Антопольский придерживается мнения, что «использовать критерий достоверности информации в легальном определении информации нежелательно, поскольку в правовом регулировании нуждается не только объективная, но и недостоверная, а также вероятностная информация»24.

Специфика деятельности органов власти состоит в постоянном обращении с информацией, которое заключается как в получении ее из внешних источников, так и непосредственно в ее создании. При этом характер социальной значимости носит не только документированная информация.

В связи с этим автор предлагает определить информацию о деятельности органов власти в законопроекте следующим образом: информация деятельности государственных органов и органов местного самоуправления – информация, получаемая и (или) создаваемая государственными органами и органами местного самоуправления, а также подведомственными им организациями в соответствии с полномочиями, установленными нормативными правовыми актами.

Под такое определение попадает любая информация, ставшая на законных основаниях доступной органам власти или подведомственным им организациям.

См. Заключение Общественной палаты Российской Федерации на проект федерального закона № 386525-«Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» // [электронный ресурс] – Режим доступа http://www.oprf.ru/files/expert-dop/23a.doc свободный Собянин С.С., Терещенко Л.К. Обеспечение открытости деятельности органов исполнительной власти // Административная реформа в России. М., 2006. С. 194.

Антопольский А.А. Правовое регулирование информации ограниченного доступа в сфере государственного управления // Дис. ….канд. юрид. наук, М., 2005. С. 15.

www.svobodainfo.org Процессы формирования и развития информационного общества свидетельствуют, что его важными политическими признаками являются преодоление отчуждения личности от власти, постановка гражданским обществом политических институтов под правовой контроль, превращение государства в социально ответственный институт общества, основанный на принципах открытости, демократизма власти и социального партнерства. Построение демократического правового государства возможно только при наличии отлаженной системы информационного взаимодействия между государством и обществом25.

Положения Федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации»26 (часть 1 статьи 12) предусматривали, что доступ физических и юридических лиц к государственным информационным ресурсам является основой осуществления общественного контроля за деятельностью органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных, политических и иных организаций, а также за состоянием экономики, экологии и других сфер общественной жизни. Несмотря на то, что указанная формулировка не попала в содержание ныне действующего Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»27, актуальность этого тезиса не утратила своей значимости. Общественный контроль наряду с государственным контролем является эффективным средством борьбы с негативными социальными явлениями, в частности коррупцией. Условия, при которых значительная часть информации о деятельности органов власти остается недоступной для общества, создают благотворную почву для коррупционных проявлений, а также снижает эффективность борьбы с этими проявлениями. Общество порой не может узнать, как расходуются средства, выделенные в бюджете на борьбу с коррупцией, что создает условия если не прямого, то косвенного финансирования коррупции за счет средств государственного бюджета.

Нормотворческая, управленческая и контрольная функции государственного аппарата обусловливают наличие и оборот значительного объема информации, на основе которой органами власти готовятся и принимаются управленческие решения. Качество таких решений в демократическом государстве должно обеспечиваться рядом мер, в том числе системой общественного контроля над деятельностью власти. Важным элементом гражданского общества является обеспечение государством возможности для членов общества ознакомится с той информацией, которая была основанием для принятия органами власти того или иного управленческого решения. Чиновник, осознающий то, что информация о его деятельности будет доступна для общественности, вынужден заботиться о качестве основного продукта своей работы – управленческого решения. Тем самым достигается повышение уровня качества управленческих процедур и решений.

В условиях формирования общества, в котором информация становится главной ценностью, неизбежно должна происходить переоценка как прав, так и обязанностей органов власти и граждан в информационной сфере28.

Основными целями государственной информационной политики являются:

- развитие ориентированного на интересы людей, открытого, правового информационного общества, в котором у каждого была бы возможность создавать информацию и знания, иметь доступ к ним;

Pages:     | 1 |   ...   | 49 | 50 || 52 | 53 |   ...   | 70 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.