WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 48 | 49 || 51 | 52 |   ...   | 70 |

Вместе с тем в Конституции РФ существуют и другие нормы, касающиеся права на доступ к информации. Так, согласно статье 24 части 2 Конституции РФ, органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом. Некоторые исследователи полагают, что конституционным базисом права на доступ к информации о деятельности органов власти являются положения именно ч. 2 ст. 24, а не ч. 4 ст. Конституции РФ. В своей диссертационной работе5, а также в ряде своих статей6 С.Н.

Шевердяев выдвигает собственную концепцию построения конструкции системы информационных прав, базисным тезисом которой является мысль о том, что самостоятельного субъективного права в области информации на основе ч. 4 ст. Конституции РФ не образуется. В то же время такое субъективное право в форме «права на доступ к информации органов власти» образуется на базе нормы ч. 2 ст. 24 Конституции РФ.

Как представляется автору, соотношение между конституционными нормами (ч. 2 ст. 24, ч. ст. 29) и правом на доступ к информации о деятельности государственных органов – несколько иное. Норма ч. 4 ст. 29 Конституции РФ является базисным регулятором всей совокупности информационных прав. Оно предоставляет широкий спектр возможностей субъектов в связи с обращением информации (поиск, получение, производство, передача, распространение). При этом объектом нормы ч. 4 ст. 29 Конституции РФ является любая информация без ограничения, в том числе по кругу ее источников. Право на доступ к информации о деятельности органов власти подразумевает как специфику существа информации, так и специфику источника информации – орган власти. Таким образом, право на доступ к информации о деятельности органов власти является частным случаем универсального права, которое гарантировано положениями ч. 4 ст. 29 Конституции РФ.

Шевердяев С.Н. Проблемы конституционно-правового регулирования информационных отношений в Российской Федерации // Дис….. соиск. учен. степ. канд. юрид. наук., М., 2002. С. 110, 115.

См. например, Шевердяев С.Н. Право на доступ к информации в России: проблемы теории и законодательства // Электронный ресурс – Режим доступа http://www.medialaw.ru/publications/books/indep2/20.html свободный www.svobodainfo.org Норма ч. 2 ст. 24 Конституции РФ из всего массива всевозможной информации выделяет специфическую категорию – информацию, непосредственно затрагивающую права и свободы человека, находящуюся в распоряжении органов власти. Между тем не вся информация о деятельности органов власти непосредственно затрагивает права и свободы конкретного лица. Например, сведения о расходовании средств федерального бюджета являются информацией о деятельности органов власти, но если и затрагивают права и свободы какого-то конкретного лица, то весьма опосредовано. В данном случае лицо, запрашивающее из органов власти подобную информацию, не может обосновывать свои требования ссылкой на ч. 2 ст. 24 Конституции РФ.

В связи с этим роль конституционного базиса права на доступ к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления играют положения не ч. 2 ст.

24, а именно ч. 4 ст. 29 Конституции РФ.

Положения ч. 2 ст. 24 Конституции РФ в определенной степени дублируют общие нормы ч.

4 ст. 29, а также ч. 3 ст. 55 Конституции РФ применительно к информации, непосредственно затрагивающей права и свободы лиц.

Вместе с тем, основной, но не самой очевидной специфичной особенностью нормы ч. 2 ст.

24 Конституции РФ является то, что ее положения сформулированы не как описание прав лица, а в виде описания обязанности органа власти: «Органы государственной власти и органы местного самоуправления обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами…». Можно себе представить ситуацию, при которой орган власти располагает информацией, непосредственно затрагивающей права и свободы гражданина, но гражданин об этом даже не знает. Буквальное толкование положения ч. 2 ст.

24 Конституции РФ подводит нас к выводу о том, что у органа власти, который владеет подобной информацией, имеется конституционная обязанность не только ознакомить с такой информацией по запросу (реактивный способ), но и создать такие условия, при которых лицо будет уведомлено о том, что в органе власти имеется информация, непосредственно затрагивающая его права и свободы, с которой можно ознакомиться (проактивный способ).

Дополнительная специфика выделения этой категории информации в отдельной конституционной норме заключается в том, что в соответствии с ч. 3 ст. 56 Конституции РФ доступ к такой информации не может быть ограничен при введении режима чрезвычайного положения более чем это допускается федеральным законом для обычного времени.

Таким образом, право на доступ к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления основывается на положениях ч. 4 ст. Конституции РФ, а положения ч. 2 ст. 24 Конституции РФ предоставляют дополнительные гарантии этого права в той части информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, которая непосредственно затрагивает права и свободы субъектов.

В настоящее время в России нет четкого законодательного определения социально значимой информации, не существует и нормативно определенной ее классификации. Классификация социально значимой информации не входила в предмет настоящей работы, хотя ее разработка имеет актуальное значение для развития темы проведенного исследования.

Вместе с тем, некоторые категории социально значимой информации упоминаются в действующем законодательстве7. Среди категорий социально значимой информации, См. например: Федеральный закон «Об охране окружающей среды», Собрание законодательства Российской Федерации, № 2, 14.01.2002, ст. 133; Федеральный закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», Собрание законодательства Российской Федерации № 14, 05.04.1999, ст. 1650; Федеральный закон «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», Собрание законодательства Российской Федерации, № 35, 1994, ст. 3648; Федеральный закон «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания», Российская газета № 111, 15.06.1994.

www.svobodainfo.org встречающихся в нормативных правовых актах, можно назвать следующие: информация о состоянии окружающей природной среды (экологическая информация); правовая информация; информация о чрезвычайных происшествиях, угрожающих безопасности людей; информация о гражданах (персональные данные); информация о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления. Последняя категория занимает в этом ряду особое место.

Специфика этой категории информации заключается в том, что, во-первых, указанные органы являются владельцем самого большого объема социально значимой информации, как правило, включающей в себя все другие категории информации, вызывающей повышенный общественный интерес в силу ее влияния на все сферы человеческой деятельности (правовая, экологическая, информация о чрезвычайных ситуациях и т.п.). Во-вторых, информационные ресурсы органов власти являются самыми востребованными в обществе.

В-третьих, право на доступ к таким ресурсам является сравнительно новым для Российской Федерации, а законодательство в этой сфере – самым молодым.

Право на доступ к информации о деятельности органов власти является фундаментальным с точки зрения прав человека, поскольку это право пронизывает практически все стороны общественной жизни и влияет на возможность человека реализовать свои другие права и свободы. Через гарантированный доступ к такой информации должна обеспечиваться прозрачность деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, что снижает возможности для коррупционных действий и является основой общественного контроля над действиями и решениями власти. Справедливым представляется вывод И.Д.

Тиновицкой, что «одним из показателей уровня цивилизации общества является уровень информированности членов общества и их коллективов обо всех явлениях экономической, политической, социальной и правовой действительности, информацией о которых «владеют» соответствующие структуры»8.

В соответствии со ст. 11 и 12 Конституции РФ органы власти делятся на две категории:

органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Как видно, в тексте Конституции РФ используется понятие «органы государственной власти». Вместе с тем, в действующем законодательстве Российской Федерации наряду с конституционной формулировкой широко используется термин «государственные органы», понятие которого до сих пор нормативно не определено. Общероссийский классификатор органов государственной власти и управления (ОКОГУ)9, также не использует формулировку «государственные органы».

Несмотря на это, понятие «государственный орган» получило широкое изучение в научной литературе. Так, Л.И. Спиридонов отмечает, что «феномен «орган государства» предполагает, что государство, будучи объединением индивидов, достигло такой степени интеграции и структурной определенности, при которой приобрело способность обнаруживать себя через свои элементы. Каждый из них представляет государство на конкретных участках, в отдельных сферах общественной жизни, но деятельность их всех, вместе взятых, есть деятельность самого государства. Вне своих элементов оно как политическая организация общества в целом действовать не может и остается абстракцией.

Эти элементы и являются органами государства»10.

Л.И. Спиридонов выделяет следующие признаки государственного органа:

- прежде всего, государственный орган обладает властными полномочиями, выступает как орган власти;

Тиновицкая И.Д. Право на информацию и механизм его реализации // Законодательные проблемы информатизации общества: Труды ВНИИСЗ. – М., 1992. С. 32.

Постановление Госстандарта России от 30.12.1993 г. № 294, ОК 006-93 // М.: Стандартинформ, 2006 г.

Спиридонов Л.И. Теория государства и права. Учебник. – М., ПБОЮЛ М.А. Захаров, 2001. С. 67.

www.svobodainfo.org - так же как и государство в целом, государственные органы, получая функции в соответствии с разделением труда по государственному управлению, вместе с тем строятся по территориальному признаку;

- как и государство, государственные органы существуют преимущественно на собираемые с населения налоги.

Основываясь на выделенных признаках, Л.И. Спиридонов дает следующее определение понятия: государственный орган – это звено в системе государственного управления, обладающее властными полномочиями в определенных областях государственной деятельности, которая различается по содержанию и пространственным границам своей власти.

Н.И. Матузов определяет государственный орган как звено государственного аппарата, участвующее в осуществлении определенных функций государства и наделенное в этой связи властными полномочиями11.

По мнению Ю.И. Скуратова, государственный орган представляет собой организационно и структурно обособленную часть государственного механизма, наделенную в установленном Конституцией России порядке государственно-властными полномочиями, правовыми и материально-финансовыми средствами для осуществления задач и функций государственной власти Российского государства12.

Таким образом, правовая доктрина квалифицирует государственный орган как часть государственного аппарата, наделенную властными полномочиями и выполняющую определенные государственные функции.

На взгляд автора, недостатком вышеуказанных формулировок является то, что под них попадают только органы, наделенные властными полномочиями. Вместе с тем существует немало государственных органов, которые не наделены властными полномочиями. Это, например, Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, а также различные совещательные и консультативные органы, функционирующие при органах власти. Информация о деятельности подобных образований не менее важна для общества, чем информация о деятельности властных структур.

В проекте Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления»13, принятого 18 апреля года Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации в первом чтении, предпринята попытка дать определение термину «государственные органы». Так, согласно положениям пункта 2 статьи 1 законопроекта, «государственные органы – органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации и иные государственные органы, образуемые в соответствии с Конституцией Российской Федерации». Данная формулировка является не вполне корректной, поскольку определяется через саму себя (государственные органы – … государственные органы…). Кроме того, при таком определении термина «государственные органы» под него не попадают такие органы, которые созданы подконституционными или международными правовыми актами.

Учитывая изложенное, на взгляд автора, применительно к рассматриваемым правоотношениям было бы справедливым определить термин «государственные органы», как органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, а также созданные ими на основании действующего законодательства иные органы.

Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. Учебник. – М., Юристъ, 2006. С. 92-93.

Государственное право Российской Федерации. Учебник под редакцией О.Е. Кутафина – М., Юрид. лит., 1996. С. 296.

Проект федерального закона № 386525-4 «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» // [электронный ресурс] – Режим доступа http:// asozd.duma.gov.ru/main.nsf/(ViewDoc)OpenAgent&work/dz.nsf/ByID&001017FD787E7708C325730500303FDсвободный www.svobodainfo.org В предложенной формулировке под понятие «государственный орган» попадают не только те структуры, которые наделены властными полномочиями, но и множество иных государственных образований, хотя и не наделенных такими полномочиями, но в силу возложенных на них публичных функций представляющих собой объект общественного интереса.

Согласно п. 6 ст. 2 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», доступ к информации – возможность получения информации и ее использования. По мнению автора, слабость данной формулировки заключается в том, что в ней отсутствует другая составляющая конституционной нормы – правомочия по поиску информации.

Pages:     | 1 |   ...   | 48 | 49 || 51 | 52 |   ...   | 70 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.