WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 70 |

«Ну, бывает такая проблема, которая действительно случается. Так скажем, недостоверность. Мы какую-то информацию передаем СМИ, а они ее не совсем, скажем, достоверно. Передергивают. Не совсем достоверно передают». (Органы социальной защиты, И. 5) «...если есть возможность, сразу же даём комментарии, либо там по телефону... Хотя, конечно, по телефону, вот, последнее время мы уже отказались от этого. Почему Потому что, к сожалению, у нас вот {…}, по крайней мере, честно говоря, уровень журналистов оставляет желать лучшего. Почему Потому, что искажается очень часто информация, то есть, люди, скажем, несведущие в нашей вот, ну, в нашей специфике, они могут неправильно что-то допонимать вот, по-своему истолковывать, и всё это превращается в итоге в неправдоподобную информацию». (ГИБДД, И.28) www.svobodainfo.org 7. Распространение информации: органы власти и средства массовой информации Как мы писали выше, в распространении информации о своей деятельности органы власти во многом полагаются на средства массовой информации. Дополнительным аргументом в пользу именно СМИ становится ориентация органов власти на имиджевые цели информирования населения, а в таких вопросах именно СМИ можно назвать самым эффективным каналом трансляции. И ответственность за информированность населения о деятельности органов власти, по мнению чиновников, лежит на журналистах, и, соответственно, представления населения об «открытости» органов власти также зависит, по мнению чиновников, от журналистов.

«…если общество считает, что мы не открытые, то может быть надо спросить журналистов, может они что-то не дорабатывают. Потому что не бывает, как бы пресс-службы и населения, у нас всегда рядом находится, не между даже, наверное, а рядом, журналисты. Без журналистов мы не в состоянии распространить информацию, только посредством нашей газеты, только посредством нашей телепередачи, только посредством интернет-сайта, и уж тем более, по факсу рассылать мы не будем жителям области, да, наши сообщения информационные. Поэтому речь идёт о журналистском сообществе, мы журналистов пригласили, вот, четыре телекомпании, какая у них аудитория, да, какой охват, люди рассказали, если журналисты рассказали об этом, если они нормально рассказали – население получило информацию. Если журналисты не рассказали – население не получило информацию. Мы стараемся сделать всё, чтобы журналисты рассказали».

(ОВД, И.29) Органы власти имеют ограниченные материальные ресурсы на оплату размещения своей информации в СМИ, и потому стараются заинтересовать журналистов своей информацией, «налаживают отношения» с редакциями. Подготавливая какую-либо информацию к публикации, чиновники подчас не могут быть уверены, что этот материал будет принят и распространен через СМИ.

«СМИ, они ни от кого не зависят, они, если захотят – будут печатать нашу информацию, не хотят – они не будут печатать нашу информацию. А средств на то, чтобы заключать договора и чтобы печатали нашу информацию, на это нету. Просто вот надо их заинтересовывать, пытаться. Вот, вот в этом сложность, то, что не всегда выходит то, чтобы бы нам хотелось. какую информацию мы хотели до жителей донести, она не всегда выходит. {…} Мы еще налаживаем свои контакты с газетами, которым отправляем и туда. Пускай они как бы даже, может, они и не опубликуют эту информацию.

Самое главное, у нас была попытка, мы отправили еще в какие-то газеты, помимо того, что просто отправили». (Исполнительно-распорядительные органы муниципальных образований, И.24) Средства массовой информации, естественно, предъявляют к информации свои требования. Например, в случае телетрансляции, информация должна сопровождаться интересным видеорядом. А органы власти не всегда могут предложить что-то, кроме собственно комментирующего чиновника.

«При работе с телекомпаниями всегда возникает сложность, например, есть интересная, жгучая информация, даже актуальная, у них нет видеоряда. Без видеоряда, скажем, наши «Вести» ничего не берут. Голую информацию они не берут, им нужен видеоряд. Видеоряд у нас довольно скупой: я, моя голова, голова какого-то работника, человек может прокомментировать там». (Прокуратура, И.

9) Кроме того, средства массовой информации заинтересованы в эффектной информации, вызывающей эмоции граждан, привлекающей зрителей и читателей именно к их газете или телеканалу. Это то, что чиновники называют «заинтересованность в жареных фактах», и, конечно, не вся информация, которую намереваются распространить органы власти, попадает под эту категорию. Но, если СМИ сочтут, что информация важна и актуальна для населения, то проблем с её размещением не будет.

www.svobodainfo.org «СМИ {…} интересует только всё такое жареное, {…} Вот будет ДТП – пять трупов, вот приедут всё, мы даже не успеем их оповестить, они сами откуда-то узнают, и уже раньше нас оказываются, на этом месте. {…} Поймают какого-нибудь инспектора за какую-нибудь взятку там, что-то вот… ну вот такого плана. Они даже звонят каждый день: «Какие-нибудь интересные ДТП есть» А мы уже просто не реагируем на это: «Нет, всё как обычно». Я говорю: «Трупов нет, есть вот один труп в каком-то ДТП, ну вас это, наверное, вряд ли заинтересует». «Ну да, что там…». (ГИБДД, И.28) «Если эта информация очень актуальна для жизнедеятельности {…} области, то здесь даже уже не зависит от коммерческих отношений с редакциями, их претензиям, потому что актуальную информацию выставляют все. Проблема может возникнуть с той информацией, которая имеет менее значимый, по мнению СМИ, факт». (Региональная законодательная власть, И. 2) «Допустим, если нам нужно разместить какую-то информацию, мы никогда не принуждаем, вот вы должны разместить вот эту информацию, да. Мы обычно отправляем ее по общей рассылке. То есть, те СМИ, которым она интересна, они ее ставят. {…} Не поставят в одном СМИ, поставят в другом.

Поэтому, в принципе, как таковых проблем с размещением информации в СМИ у нас нет. База у нас очень широкая». (Региональная исполнительная власть, И. 7) Интересы журналистов и чиновников не полностью совпадают в этом вопросе.

Представители органов власти не всегда могут обеспечить журналистов информацией быстро без ущерба ее полноте и достоверности. Кроме того, силовые ведомства ограничены в распространении информации в период предварительного следствия, а именно эта информация порой столь нужна журналистам.

«…журналисты заинтересованы, чтобы эта информация была как можно быстрее, как можно горячее, как можно более полная, а полная для них – это то, что привлечёт читателя, то, что повысит рейтинги. Для нас полная – это значит объективная, прежде всего. И объективная, не просто, как бы, по нашему разумению объективная, а подкреплённая некими документами, может да, некими официальными комментариями лиц, которые уполномочены давать эти комментарии».

(ОВД, И.29) «…уголовно-процессуальный кодекс, в частности статья 161, которая регламентирует ограничения подачи информации в предварительном следствии, это основная головная боль и проблемный вопрос по взаимоотношению с журналистами, на всех круглых столах, когда мы общаемся, вопросы возникают, «А вот вы нам даёте не всё», так позвольте, мы даём более чем, что даже иногда мы имеем право дать, для того, чтобы вас привлечь, заинтересовать». (ОВД, И.29) По мнению чиновников, журналисты подчас не достаточно профессионально подают информацию. Сосредотачиваясь на освещении факта состоявшегося события, не уделяют внимания самому главному по сути, не объясняют, не анализируют, не комментируют.

«Сегодня у нас проблема-то как раз в информационности. У нас все журналисты работают как раз на информацию. Случилось, значит, да, сгорело, значит, произошло, короче. Они не идут дальше. У них нет анализа, нет умелой подачи проблем и показа способов ее разрешения. Это журналистские вещи, но которые работают на информационную открытость. Через которую можно это все делать.

То есть, профессионализм. Вот недостаток профессионализма и влияет на недостаточную работу, скажем так, в этом направлении. И человек, рядовой гражданин, получая информацию о том или ином событии, произошедшем в каком-то ведомстве зачастую не может понять, а о чем вообще речь-то Состоялось заседание административного комитета, на котором были такие-то, такие-то вопросы. Выступил дядя Ваня Пупкин, точка, всё. Кому такая информация нужна Никому она не нужна. А надо сказать, что они наметили, что они будут делать. В конце концов, прокомментировать, смогут ли они это сделать». (Прокуратура, И. 9) В одном из интервью представитель исполнительного органа власти утверждает, что власть не препятствует распространению информации о негативном облике власти. Он убежден, что у органов власти нет средств помешать любой критике в отношении властей со стороны не государственной телекомпании. Единственное, на что может www.svobodainfo.org среагировать органы власти – это на искажение фактов, и действовать органы власти при этом будут через суд. С его точки зрения, критика власти не должна проводиться за счет государственных средств, то есть, если государство платит конкретным средствам массовой информации, то эти СМИ должны работать только на положительный образ органов власти. В случае желания критически высказаться относительно органов власти, делать это уже надо, не претендуя на государственное обеспечение.

«Наши оппозиционные, так сказать, средства массовой информации очень любят быть оппозиционными за государственный счет. Ну, так же нельзя, в конце концов. {…} Вот почему Правительство области должно финансировать, скажем, так, неконструктивную критику в свой адрес, за счет бюджета государственного Мне это не понятно. Запрещать печатать мы не можем.

Ради бога печатайте, но за свой счет, ну не требуйте с нас за это, да, пожалуйста». (Региональная исполнительная власть, И.26) «Теперь, что касается свободы высказывать точку зрения. А вот ее никто не отменял. Пользоваться ею некоторые почему-то перестали. Ну, извините меня, вы хотите получить вкусный пирожок от этой власти, не от кого-нибудь, а непосредственно от этой власти и в то же время хотите говорить, что в этой власти работают мерзавцы. Одновременно. Ну, тогда что-то одно из двух. Либо пирожок и для вас это приоритетно и тогда вы перестаете ругать власть, даже если вы считаете, что она не права, либо вы ругаете власть, но тогда не просите пирожок». (Региональная исполнительная власть, И.26) С другой точки зрения, именно оплата услуг СМИ приводит к тому, что власть без особых усилий создает себе «положительный образ». И в его «создании» контролируемые средства массовой информации оказываются настолько удобны и эффективны, что подкреплять имидж реальными делами уже нет нужды.

«Все сейчас хотят создать образ. Все на этом и живут. Сейчас перестали уже делать какие-то реальные дела, все создают образ, и в работе, и в СМИ. Будь моя воля, я вообще запретила бы заключать договор на информационное обслуживание со СМИ, каленым железом бы выжигала.

{…} Потому что тогда бы власти шевелиться пришлось. А сейчас они знают, что ко мне завтра придет журналист, я ему дам такое-то интервью, а потом еще подумаю, и если я что-то сказал неправильно, он ко мне приедет, перепишет, или я скажу ему вообще это интервью в эфир не выдавать. И он так сделает. Потому что его телекомпания, его газета получает за это большие деньги». (Представительные органы муниципальных образований, И.22) Контроль над «положительным образом» приводит к тому, что информация органа власти вопреки принципам свободного распространения, предоставляется только «своим» средствам массовой информации. Осуществляется это через замену аккредитации на систему пропусков по приглашениям.

«А вообще в Белом доме система аккредитации – это, на мой взгляд, просто скотство по отношению к СМИ. В [Администрации региона] теперь системы аккредитации вообще не существует, и допуска у журналистов не существует. Все через третий подъезд, через пропуска. Приходишь с паспортом, на тебя выписывают пропуск, если ты нужен. Если тебя пригласили, на тебя выпишут пропуск. Если тебя не пригласили, тебя не пропустят». (Представительные органы муниципальных образований, И.22) Возможность обращения за информацией или комментариями непосредственно к какому-либо руководителю ведомства блокируется через механизм пресс-службы (мы описывали этот механизм блокирования в анализе интервью с профессиональными пользователями права). В таких ситуациях все обращения за информацией (включая журналистов) перенаправляются в пресс-службу, а пресс-служба уже после согласования с руководством решает – допустить или не допустить обратившегося к информации.

www.svobodainfo.org «Ну, в [Администрации региона] просто невозможно позвонить в какое-нибудь из министерств, чтобы даже по телефону получить ответ на вопрос. Тебе говорят: через пресс-службу, через прессслужбу. А там: если нам позволят, если нам команду дадут, тогда мы – да». (Представительные органы муниципальных образований, И.22) Средства массовой информации давно вовлечены в политические отношения, они становятся участниками противоборства сил между различными органами власти, между наделенными чиновничьей и экономической властью персоналиями и пр. И распространение информации о деятельности органа власти не осуществляется вне этих политических отношений и конфликтов. Информация, исходящая из органа власти, воспринимается СМИ как политическая, и, как следствие, меняет свой характер и свойства: из социальной значимой информации о деятельности органов власти становится политической информацией. Как следствие, с ней и обходятся уже как с политической информацией: размещают или не размещают в СМИ, искажают или не искажают в зависимости от ситуации.

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 70 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.