WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 20 |

Нетрадиционные меры защиты детей от экранного насилия предлагает компания Philips, которая разрабатывает телевизоры со встроенным компьютером и жестким диском, на который можно записывать все телевизионные программы и воспроизводить через несколько секунд после их вещания в эфире. За эти несколько секунд задержки компьютер в соответствии с заложенной программой успевает удалить из записи все, что пользователь не желает видеть (например, сцены насилия). Для определения того, что именно нужно стереть, компьютер будет руководствоваться определенными сигналами о том, что демонстрируется на экране (это может быть изменение громкости звука, звук определенной частоты). А вместо демонстрируемого насилия будет вставлено предварительно записанное изображение, приятное для глаз данного зрителя (пейзажи, рыбки в аквариуме и прочее). К сожалению, рядовому российскому потребителю наверняка будет затруднительно приобрести подобную импортную технику по финансовым соображениям… Согласно статье 59 Закона «О средствах массовой информации», злоупотребление свободой массовой информации, выразившееся в нарушении требований статьи настоящего Закона (в том числе распространение передач, пропагандирующих культ жестокости и насилия) влечет уголовную, административную, дисциплинарную или иную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Но Уголовный Кодекс РФ не содержит запрета на пропаганду насилия отдельными физическими и юридическими лицами, а в статье 239 части 2 упоминает о недопустимости пропаганды насилия лишь в связи с деятельностью религиозных или общественных объединений, посягающих на права граждан.

В 2001 году Министерством культуры РФ было опубликовано «Руководство по возрастной классификации аудиовизуальных произведений», где были обозначены принципы регулирования показа и распространения экранных медиапроизведений на любых носителях для того, чтобы «защитить детей и подростков от аудиовизуальных произведений, которые могут нанести вред их здоровью, эмоциональному и интеллектуальному развитию, а также с должным уважением отнестись к мнению той взрослой части аудитории, которую беспокоит жестокость и насилие и его воздействие на членов общества против их воли» [Руководство…, 2002, с.2]. С этой целью было принято решение ввести следующие возрастные рейтинги фильмов, телевизионных программ, CD-дисков с аудиовизуальной продукцией:

– для любой аудитории (не содержит сцен насилия и жестокости, ненормативной лексики и оскорбляющих нравственных выражений);

– детям до 12 лет просмотр разрешен в сопровождении родителей (на усмотрение родителей: может содержать жаргонные слова. Сцены насилия без демонстрации кровопролития, краткое изображение несчастного случая или катастрофы, эпизоды с обнаженной натурой, мягкую подачу сцен мистики и ужаса);

– просмотр разрешен для аудитории старше 16 лет (может включать словесное упоминание или наглядное изображение тем самоубийства, смерти, преступлений, насилия, жестокости, «мягкого» секса, наркомании, алкоголизма и др. сюжетов; может быть использована грубая речь персонажей);

– просмотр разрешен для аудитории старше 18 лет (только для взрослых, так как содержит явное и реалистичное изображение сцен насилия, секса, употребления наркотиков, грубой речи) [Руководство…, 2002, с.2 – 3].

К сожалению, на нашем телевизионном экране возрастным ограничениям не уделяется должного внимания. Можно по пальцам пересчитать телеканалы, которые предупреждают зрителей о том, что фильм не предназначен для детей до 12, 16 или лет: большинство из них вообще не информирует зрителей о том, на какую возрастную категорию будет рассчитан тот или иной фильм или программа. Тогда основным ориентиром для родителей становится либо название фильма, либо первые кадры, по которым они пытаются понять специфику картины и предугадать разворачиваемые события с точки зрения безопасности для здоровья и развития ребенка. Таким образом, в большинстве случаев российские родители сами вынуждены за несколько минут определять, можно ли допускать к очередному семейному просмотру своего ребенка или нет.

Нисколько не лучше обстоят дела с возрастными ограничениями при приобретении и использовании в интернет-клубах или в домашних условиях компьютерных игр. Многие родители, к сожалению, сами не знают, какие знаки должны быть изображены на коробке с игрой, чтобы она случайно не стала источником информации о наркотиках, сексе или ненормативной лексике (об этом будет рассказано в следующей главе нашей книги).

Вместе с тем, дети могут по-разному реагировать на такие сцены. А вы, уважаемые родители, знаете о том, что учеными было выделено несколько типов психологического воздействия жестоких сцен на аудиторию, к которым относятся не только эффекты агрессии, страха, равнодушия, но и «аппетита» (интереса и желания смотреть подобные фильмы и программы) Для того чтобы разобраться в этом вопросе, попытаемся снова оглянуться назад и вспомнить свое собственное детство.

Помните, Уважаемый читатель, как в детстве мы любили рассказывать друг другу истории-«страшилки» про «Черную руку», «Железную дверь», «Кровавое пятно» Всем известно, что идеальное место для таких рассказов – это темный угол или чердак, где никого нет. Рассказчик таинственным, зловещим голосом ведет леденящее кровь повествование, а все остальные с замиранием сердца слушают его. Никто не убегает, всем интересно, что же будет дальше… Наши дети тоже рассказывают друг другу такие истории, но еще больше подобных сюжетов им предлагает экран и компьютерные игры. Здесь все зрители или игроки (как когда-то на чердаке) сидят, леденея от ужаса и страха. Кстати, в последние годы подобные «страшилки» снимаются и специально для детской аудитории.

Чем же подобные истории так привлекают детскую аудиторию Среди основных причин привлекательности подобных сцен ученые выделяют желание испытать волнение, своеобразный эмоциональный всплеск. Дети смотрят страшные сцены, потому что они возбуждают их воображение, усиливают эмоциональное волнение [Федоров, 2004].

Существуют доказательства того, что просмотр сцен с насилием или угрозами насилия значительно активизирует сопереживание, увеличивает скорость сердцебиения и давление. Не остается без внимания и эффект «запретного плода»: родители часто запрещают детям смотреть подобные сцены. Поэтому такого рода эпизоды становятся еще более желанными.

Кроме того, установлено, что многим детям нравится виртуально участвовать в агрессивных действиях. Согласно проведенным опросам, 39 % школьников нравится смотреть, как люди дерутся, причиняют друг другу боль и т.д., 48 % школьников всегда сочувствуют жертве, а 45% сопереживают «плохому парню». При этом мальчики более подвержены «эффекту агрессии» и наиболее часто сравнивают себя в собственном воображении с агрессором. Девочки же во время просмотра чаще представляют себя жертвой. При этом агрессивные дети наиболее часто отдают предпочтение программам и фильмам со сценами насилия и агрессии: им нравится наблюдать, как другие люди ведут себя агрессивно. Школьники, для которых насилие является неотъемлемой частью окружающего их социального окружения, больше интересуются насилием на экране:

детям нравятся те программы и фильмы, которые близки к жизни, соответствуют их реальному окружению, созвучны с их жизненным опытом [Федоров, 2004].

При этом привлекательность сцен с насилием и жестокостью усиливается в случае, если они далеки от реальности (скажем, присутствуют в фильме фантастического жанра), ведь каждый первоклассник при просмотре понимает, что на самом деле такой истории, как в фильме, произойти не может никогда. Еще один немаловажный момент: сцены насилия вызывают наибольший интерес тогда, когда в фильме предполагается предсказуемый результат («наши» обязательно победят) или справедливый финал (добро побеждает зло). Кроме того, «смягчающим» эффектом при показе таких сцен обладает музыкальное сопровождение, монтаж, декорации, спецэффекты и т.д. Наконец, ребенок смотрит подобные сцены с большим интересом, если находится в привычной домашней обстановке, вместе с взрослыми [Федоров, 2004].

Кстати, в последнем случае, особенно если это мальчик, он будет изо всех сил стараться делать вид, что ему совершенно не страшно. Он даже может успокаивать маму при просмотре, причем используя те же самые слова, которые слышал от родителей раньше (про то, что это кино и все происходит «не по правде»). Но стоит родителям выйти из комнаты или уйти из дома по своим делам, наносная «смелость», как правило, быстро улетучивается – ребенок начинает вспоминать только что увиденные сцены, и ему становится страшно. С целью обезопасить себя до прихода родителей он будет включать свет во всех комнатах, заготовит «на всякий случай» свою игрушечную винтовку для самообороны, и, конечно, сразу же переключит канал на что-нибудь веселенькое. Как только Вы вернетесь домой, он тут же, почувствовав себя в полной безопасности, будет готов «бесстрашно» смотреть «ужастик» вместе со своей семьей. Но, как мы уже знаем, последствия таких просмотров бывают довольно плачевными… Учителя отмечают, что при межличностном взаимодействии современные дети часто проявляют агрессию, не могут спокойно договориться друг с другом, в разговорах активно используют ненормативную лексику, в том числе слова и выражения, услышанные в фильмах и компьютерных играх. Словом, у школьников часто возникают значительные трудности при общении друг с другом. Причин этому явлению можно назвать немало. Многие ребята, переступающие порог начальной школы, имеют ограниченный опыт общения со сверстниками – растут единственными в семье, не ходят в детский сад и т.д. Попадая в новый, школьный коллектив, многие ученики испытывают трудности в налаживании межличностных отношений с одноклассниками: одни испытывают страх выступать перед классом, стесняются открыто высказать свое мнение, а другие – наоборот, не научились слушать других, уступать друг другу. И хотя большинство младших школьников довольно быстро адаптируется к новому для себя коллективу, в сфере общения трудностей у них хватает. Не с этим ли фактом связано стремление детей и подростков, не «принятых» в коллективе сверстников, окунуться с головой в так называемое виртуальное общение Да и сцены медийного насилия оказывают значительное влияние на изменения в поведении ребенка. Эти изменения в поведении могут проявляться в большей или меньшей степени и характеризоваться запуганностью, тревожностью, замкнутостью, нежеланием общаться со сверстниками. Негативное влияние сцен экранного насилия на ребенка также может выражаться и в асоциальном поведении, которое сопровождается неуважительным отношением к окружающим людям, подражанием отрицательным экранным героям. Несколько лет назад в печати был описан случай, когда подростки после просмотра одноименного сериала начали играть в «Бригаду». Последствия этой «игры» оказались очень плачевными и для самих горе-игроков, и для их родителей… Казалось бы, школа – храм науки, и ее основная задача – «сеять разумное, доброе, вечное». Но в реальной жизни порой межличностные отношения школьников, да и отношения с учителями очень далеки от идеальных. Нередки случаи проявления насилия учителей по отношению к школьникам, а иногда и наоборот – школьников к учителям.

Иногда подобные случаи из реальной жизни ложатся в основу видеофильмов, снятых самими участниками.

В последние годы, благодаря широкому распространению видеотехники и простоты ее использования, школьники имеют возможность самостоятельно снимать различные видеоролики. Для этого сегодня годится и цифровой фотоаппарат, и видеокамера, и мобильный телефон. Вот здесь мы остановимся на одном чрезвычайно серьезном аспекте, который касается любительской видеосъемки и проблемы насилия и жестокости в детской среде.

Камере, как известно, все равно, что снимать, она послушно выполняет свои функции. Например, ребенок может при помощи цифрового фотоаппарата или видеокамеры отснять и красивые пейзажи, и спортивные соревнования, и репортаж со своего дня рождения, и встречу с друзьями и пр. В то же время, на камеру могут быть сняты шокирующие и искушенных взрослых сцены жестоких драк, и даже убийств.

Уголовная хроника пестрит сегодня сообщениями о преступлениях с участием детей и подростков, которые были раскрыты благодаря случайно найденным или намеренно распространяемым видеороликам, отснятым самими детьми на портативные видеокамеры или камеры мобильных телефонов. Примеров тому великое множество.

Приведем небольшую цитату: «Статистику случаев насилия учеников по отношению к учителям никто не ведет. Однако, по разным данным, их количество в последние годы повысилось почти в два раза. И далеко не все прецеденты становятся известны общественности.

В Интернете можно найти видеокадры, снятые на мобильный телефон, – ученики избивают педагогов прямо в классе, жестоко глумятся над ними. Обругать учителя матом, пнуть, закидать камнями или едой, броситься с ножом – самые распространенные «шутки». Про поведение детей именитых родителей в привилегированных школах ходят легенды. Но учителям там хорошо платят, и они молчат. Чаще всего хулиганы отделываются тем, что их ставят на учет в детскую комнату милиции, максимум – родители оплачивают лечение искалеченного педагога, редко – выплачивают моральный ущерб. И такая безнаказанность порождает новое насилие» [Кудряшов, 2008, с. 10].

А вот другая сторона медали: «В кадетской школе Набережных Челнов офицервоспитатель применил силу к семикласснику. Во время разговора мужчина схватил подростка за грудки и стал трясти с такой силой, что голова мальчика несколько раз ударилась о стену. Как оказалось, мальчик провинился лишь тем, что во время вечерней линейки вышел из строя.

Проходившая мимо школьница сняла всю сцену на камеру в мобильном телефоне.

Ролик разошелся среди кадетов. А затем его обнаружила мать одного из школьников» [Кудряшов, 2008, с. 11].

Комментируя данные материалы, С. Одариченко, член народной редколлегии «АиФ», высказывает следующее мнение: «Работа учителя в последнее время перестала считаться престижной, оплачивается соответственно, поэтому настоящих педагогов с высокой квалификацией все меньше в наших школах. А многим из тех, кто остался, проще не подход искать к ребенку, а воздействовать на него давлением и даже грубой силой. Что касается детей, то они, постоянно видя на экранах телевизоров необузданную агрессию, жестокие драки, возведенные в подвиги, копируют это все в реальной жизни.

Родители, в свою очередь, сейчас не очень стремятся прививать детям уважение к учителю и вообще к старшим» [там же, с. 11].

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.