WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
4. Проблемы методологии исследования последствий реформирования системы подоходного налогообложения Уклонение от налогообложения, гипотезы относительно динамики которого были высказаны в предыдущем разделе, оказывает влияние на поступления главным образом через динамику базы налога. Это означает, что для корректной проверки гипотезы о том, что снижение предельной ставки привело к увеличению поступлений налога, следует рассматривать зависимость между базой подоходного налога и предельной ставкой. При изучении распределительных свойств подоходного налога рассмотрение равномерности распределения налоговой базы между налогоплательщиками не имеет смысла. Более оправданным является изучение влияния подоходного налога на распределение доходов разного типа, в том числе, заработной платы, предпринимательских доходов, налогооблагаемых доходов в целом.

В настоящей главе, предваряя проведение непосредственного эмпирического анализа выдвинутых гипотез, изучаются проблемы теоретического и нормативного определений базы подоходного налога, а также практических трудностей взимания налога с тех или иных составляющих базы, связанных, в том числе, и с действиями налогоплательщиков, стремящихся уклониться от налогообложения. Кроме того, рассматриваются вопросы наличия статистической информации, касающейся размера и динамики налоговой базы и составляющих ее частей в России.

4.1. Некоторые теоретические аспекты определения базы подоходного налога Настоящий раздел посвящен рассмотрению вопросов, связанных с теоретическими и практическими аспектами определения различных составляющих базы обложения подоходным налогом. На основании этого анализа в дальнейшем будут сделаны выводы относительно как особенностей законодательного определения облагаемых доходов физических лиц в России, так и проблем эмпирического изучения динамики налогооблагаемой базы рассматриваемого налога.

Существует несколько основных определений экономического дохода физического лица, на основании которых можно оценить налогооблагаемый доход (см. работы King (1995), Stiglitz (1986), Auerbach (1996), Musgrave, Musgrave (1989), Auerbach (1987), Auerbach, Rosen (1980) и др.). Одно из них, так называемое определение Шанца–Хейга–Саймонса (см., например, Atkinson, Stiglitz (1980)), гласит, что доход индивидуума состоит из рыночной стоимости прав, реализованных в потреблении в некоторый период времени, и изменения в запасе имущественных прав между началом и концом этого периода времени. Также существует определение Хикса, которое основывается на субъективной оценке индивидуумом собственного благосостояния и предполагает, что его доход равен сумме, которую он мог бы потратить в течение определенного периода времени, при том что его благосостояние на начало и конец этого периода времени остается неизменным (см. Hicks (1946)). Данные определения являются основой для оценки дохода, подлежащего налогообложению. В зависимости от различных предпосылок в разных странах существуют различия в определении налогооблагаемого дохода.

Существует два основных подхода к определению базы налогообложения подоходным налогом: глобальный, т.е. ко всем доходам индивидуума по совокупности, и шедулярный, т.е. раздельный по источникам доходов (см. более подробное рассмотрение этого вопроса в работе Stotsky (1985)). К числу положительных моментов первого подхода можно отнести тот факт, что с его помощью может быть достигнута большая вертикальная справедливость24, так как налог исчисляется на основе совокупного дохода индивидуума. Кроме того, имеется административное преимущество подобного подхода: налогоплательщик заявляет о своем доходе в одной единственной форме. К числу положительных моментов второго подхода относится возможность сокращения административных издержек на расчет общей налогооблагаемой базы, который является необходимым при первом подходе. Кроме того, в данном случае возможно дифференцирование уровня налогообложения по источникам дохода и установление преференциальных режимов одного из источников дохода, например, заработной платы, или же, наоборот, некоторых доходов от капитала (см. Ault (1997), Burns, Krever (1996)).

Практически во всех налоговых системах понятие налогооблагаемого дохода значительно разнится с понятием экономического дохода. Исходя Используя здесь и далее выражение «вертикальная справедливость» мы исходим из соображений, основанных на принципе «способности платить», которые подразумевают необходимость установления большего изъятия у более обеспеченных граждан, в связи с тем, что предельная полезность их дохода падает с его ростом (Atkinson, Stiglitz, 1980; Stiglitz, 1986; Musgrave, 1989; Auerbach, Rosen, 1980).

http://www.iet.ru/papers/52/index.htm из определения Шанца–Хейга–Саймонса, в доход должны включаться такие источники как: зарплата, рабочие оклады, доходы от ведения бизнеса, доходы от роста стоимости капитала, рента, роялти, условная рента, возникающая при использовании товаров длительного пользования, трансферты, пенсии, наследства и дарения, дополнительные к зарплате формы вознаграждения в виде товаров и услуг.

Основной составляющей частью базы налогообложения являются доходы в виде заработной платы. Как показано выше (см. табл. 2), доля заработной платы в доходах населения в большинстве развитых стран мира превышает две трети общего дохода. Другой важной составляющей налогооблагаемой базы являются доходы от предпринимательской деятельности (см. Leibfriz, Thornton, Bibbee (1997)).

В то же время некоторые другие виды доходов зачастую не входят в налогооблагаемую базу, как по социально-политическим, так и по техническим соображениям. Рассмотрим подробнее некоторые из них.

Вмененные доходы от ренты за пользование товарами длительного пользования. Необходимость налогообложения данного вида доходов обуславливается потребностью в установлении нейтральности по отношению к принятию индивидуумом решения о приобретении того или иного товара длительного пользования или об инвестировании средств в него, с одной стороны, и его аренды – с другой. Другой причиной является необходимость соблюдения принципа вертикальной справедливости – вмененные доходы более состоятельных граждан от их собственности являются существенно более высокими, чем у граждан с низкими и средними доходами.

В то же время на практике зачастую представляется невозможным рассчитать и обложить налогом условный доход, получаемый индивидуумом за пользование собственной квартирой, домом, автомобилем, тем более, что для целей налогообложения придется исключать расходы на их содержание (см. Burns, Krever (1996)). Следует отметить, что освобождение вмененных доходов от использования такой собственности фактически создает не нейтральность по отношению к принятию решений об инвестициях. В случае, когда доходы от инвестиций другого рода облагаются по большим предельным ставкам, привлекательность их снижается. В этой связи социально-экономические выгоды от вынужденного (в условиях невозможности администрирования) отсутствия налогообложения этого вида доходов при предоставлении льгот по инвестициям, например, в жилищное строительство, следует соотносить с возможными потерями экономической эффективности от искажения структуры инвестиций в целом в экономике 40 http://www.iet.ru/papers/52/index.htm (см. Auerbach (1997)). Предоставление льгот на приобретение недвижимого имущества или иных товаров длительного пользования может происходить на трех стадиях: приобретения имущества (путем вычета соответствующих расходов из налогооблагаемой базы), получения доходов от этого имущества (в виде освобождения от налогообложения вмененной ренты от пользования собственным имуществом или ренты за коммерческое использование имущества) и продажи имущества (путем установления льготного режима обложения прироста их капитальной стоимости). Выбор того или иного варианта зависит от практики обложения других видов доходов, возможностей по администрированию льгот, иных особенностей функционирования налоговой системы в каждой конкретной стране.

Дополнительные вознаграждения. Сложным, с административной точки зрения, является также обложение дополнительных к заработной плате вознаграждений в виде товаров или услуг, предоставляемых своим сотрудникам фирмами (fringe benefits). Негативное следствие подобного положения, при котором подобные вознаграждения не облагаются подоходным налогом или облагаются не в полной мере, заключается в снижении прогрессивности налогообложения доходов, так как в основном получателями подобных дополнительных вознаграждений являются высокооплачиваемые сотрудники. Негативным является также тот факт, что подобные вознаграждения – инструмент налогового планирования, позволяющий уходить от подоходного налогообложения. Например, увеличение ставки по налогооблагаемым видам доходов может стимулировать налогоплательщиков к изменению формы получения доходов в пользу дополнительных вознаграждений, налогом не облагаемых. Следует учитывать, что налогообложение этих доходов должно осуществляться по рыночной стоимости, что также является достаточно сложным ввиду того, что во многих случаях издержки фирмы на предоставление дополнительных к зарплате вознаграждений ниже их рыночной розничной стоимости (см.

Hausman (1987)).

В некоторых странах, например, в США, Великобритании, для решения данной проблемы применяется вмененная стоимость подобных дополнительных вознаграждений, облагаемая по ставке подоходного налога у каждого индивидуума. Также возможно включение подобных вознаграждений в прибыль фирмы (или, точнее, исключение расходов на их предоставление из издержек производства) и обложение по ставке налога на прибыль (The Taxation of Fringe Benefits (1988), The Taxation of Employee Fringe Benefits (1995)).

http://www.iet.ru/papers/52/index.htm Доходы от роста стоимости капитала, в соответствии с определением Шанца–Хейга–Саймонса, представляющие собой положительные изменения в стоимости капитальных активов, которыми владеют индивидуумы, должны включаться в налогооблагаемый доход. Существуют, тем не менее, некоторые моменты, которые делают необходимым дифференцированный подход к налогообложению подобного рода доходов.

В первую очередь, получение доходов физическими лицами в результате роста стоимости некоторых форм капитала напрямую связано с деятельностью юридических лиц и, соответственно, с налогообложением прибыли корпораций. Это обуславливает необходимость гармонизации налоговой системы таким образом, чтобы избежать двойного налогообложения одного и того же вида доходов. Таким образом, существует весьма важная проблема разделения доходов для целей налогообложения подоходным налогом, с одной стороны, и налогом на прибыль корпораций – с другой. Это является особенно важным, учитывая тот факт, что наибольшую долю в доходах от роста стоимости капитала физических лиц в странах с развитым фондовым рынком составляют доходы от увеличения стоимости акций. Наряду с этим существует проблема определения того, являются ли некоторые виды дохода от роста стоимости капитала обычным доходом, т.е. доходом в связи с осуществлением профессиональной деятельности, или особым «случайным» доходом (см. Burns, Krever (1996)).

Процентные доходы. Особая роль процентных доходов в подоходном налогообложении вызвана тем, что удержание налога с такого рода дохода может внести искажения в принятие решений индивидуумом в межвременном аспекте, а именно, стимулируется настоящее потребление в ущерб накоплениям и будущему потреблению. Подобное изменение в структуре потребления может привести к чистым потерям общественного благосостояния, ввиду наличия эффекта замещения, обусловленного смещением предпочтений в сторону потребления в текущем периоде и сокращения сбережений. При этом эффект дохода может привести как к сокращению текущего потребления и увеличению сбережений, если налогоплательщик является чистым кредитором, принимая, что потребление в текущем периоде – нормальное благо, так и к обратному изменению, если налогоплательщик является чистым заемщиком.

Для простой модели жизненного цикла при равенстве ставки налогообложения заработной платы и процентных доходов, в случае для чистого кредитора, знак эффекта увеличения налогов на сбережения зависит от эластичности замещения будущего потребления текущим по ставке процента, 42 http://www.iet.ru/papers/52/index.htm эластичности потребления в текущий период по богатству и нормы сбережений. Причем, чем выше эластичность замещения и норма сбережений и чем ниже эластичность потребления по богатству, тем более вероятным становится негативный эффект. Другими словами, при повышении налогов на процентные доходы будущее потребление становится дороже, поэтому может быть заменено на текущее, но если есть четкие предпочтения относительно будущего потребления, то его величина сохраняется (Leibfriz, Thornton, Bibbee (1997), Slemrod, Hines (2001), Atkinson, Stiglitz (1980))25.

Одна из важных причин налогообложения процентных доходов, как правило, связывается с достижением большей социальной справедливости путем перераспределения процентных доходов, которые в значительной степени получаются более состоятельными индивидуумами. Кроме того, освобождение процентных доходов от налогообложения может привести к существенным потерям поступлений подоходного налога, ввиду использования данного способа получения доходов в качестве маскировки выплаты заработной платы, вознаграждений, дивидендов и прочих видов доходов (см. Bernheim (1999), Boadway, Wildasin (1994)).

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.