WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 15 |

В конце встречи Дмитрий Сергеевич получил записку с главным для каждого вопросом: «Д. С.! Как Вы думаете, для чего живет человек» Было видно, как, прочитав записку, Лихачев смутился и застенчиво заметил: «Это очень сложный вопрос. Над ним трудились многие философы», а потом ответил очень просто: «Природа миллионы лет трудилась, чтобы создать человека, и человек не должен обмануть ее ожиданий!» Не обмануть ожиданий! Быть творцом себя и окружающего мира! Этот призыв будет в дальнейшем звучать во многих произведениях Д. С. Лихачева как призыв к развитию гуманитарной культуры личности.

В современных условиях развития отечественного образования значительно возрастает значение последовательного решения задач формирования в стенах школы гуманитарной культуры личности.

В свете стоящих перед обществом и государством подлинно исторических задач России необходимы творческие личности, знающие свои возможности и умеющие их реализовать, активные и целеустремленные, верящие в себя и жизнестойкие. Образцом этих свойств могут служить жизнь и творчество Д. С. Лихачева.

Итак, формирование гуманитарной культуры личности можно рассматривать в качестве одной из ведущих целей отечественного образования. Этой цели, в частности, служат и инициированные Президентом России Приоритетные Национальные проекты, ориентированные на поддержку творчества участников образовательного процесса.

В то же время не подлежит сомнению, что успех формирования гуманитарной культуры учащихся будет зависеть от овладения гуманитарной культурой если не каждым, то большинством учителей, чья деятельность и составляет основу образования и является условием для превращения отечественной школы в подлинно гуманную.

Что же такое «гуманитарная культура учителя» В первую очередь, обладающий гуманитарной культурой педагог не может относиться к ученику лишь функционально, он видит в каждом ребенке его уникальную, неповторимую человеческую сущность, прогнозирует свой вклад в становление и развитие личности ученика.

Проявлением гуманитарной культуры педагога является принятие и реализация идеи ценностно-смыслового равенства взрослого и ребенка, равенства, разумеется, не в смысле объема знаний или жизненного опыта, но в своем прирожденном человеческом праве неограниченного познания мира, причем в тех формах, которые органичны и комфортны на индивидуальноличностном уровне. Этот критерий соответствует принципу двудоминантности педагогических процессов, учету при их построении жизненных смыслов, потребностей, интересов как учителя, так и ученика, как ребенка, так и взрослого.

Гуманитарная культура учителя позволяет ему реализовать на практике принципы гуманистической этики. Такой учитель не только гуманно относится к детям, но и последовательно передает им «науку жить», формируя у них чувство собственного достоинства, веру в свои силы, стремление к самосовершенствованию, к самореализации и творчеству.

Обладающий гуманитарной культурой педагог не замыкается в рамках своего предмета и соответствующей научной дисциплины, но является носителем интегративного гуманитарного знания, умело используя возможности общения с учащимися для расширения их гуманитарного кругозора и становления у них гуманистических нравственных ориентиров.

Именно учитель, в процессе преподавания своего предмета и общаясь с учащимися во внеурочное время, сможет постепенно приобщать их:

– к человековедению — познанию человека в первую очередь как существа духовного, обращению к внутреннему миру человека;

– к человекосозиданию — пробуждению человеческого в человеке путем создания комплекса условий для становления у учащихся гуманистических нравственных ориентиров, стимулирования у них процессов саморефлексии, саморазвития, совершенствования.

Обладающий гуманитарной культурой учитель вовлечет учащихся в культуротворчество, приобщая их к достижениям духовной и материальной культуры и стимулируя их творчество в сфере культуры.

Задача учителя — не «сформировать» ученика, а найти, поддержать, развить человека в человеке и помочь ему создать механизмы самореализации, саморазвития, адаптации, саморегуляции, самозащиты, самовоспитания и другие, необходимые для становления самобытного личностного образа, диалогичного и безопасного взаимодействия с людьми, природой, культурой, цивилизацией.

Гуманитарная «человекообразующая» функция — сохранение и восстановление экологии человека, его телесного и духовного здоровья и нравственности. Чтобы обрести себя, индивидууму нужно выбрать и выстроить собственный мир ценностей, войти в мир знаний, овладеть творческими способами решения научных и жизненных проблем, открыть рефлексивный мир собственного «я» и научиться управлять им.

Сформированность у выпускников общеобразовательных учреждений гуманитарной культуры личности является необходимым условием успешной реализации социальной функции образования — позитивной интеграции молодежи в современное общество и в современную культуру, становление у нее четких нравственных ориентиров и гражданско-правового самосознания, толерантности.

Формирование у молодых людей гуманитарной культуры личности как приоритетная цель образования имеет важное значение для обеспечения стабильности российского общества.

Именно молодежь, обладающая гуманитарной культурой, будет внутренне защищена от таких отрицательных явлений жизни общества, как национализм, агрессия, преступность, наркомания, социальная пассивность, и сможет противостоять им.

В решении многоплановой задачи воспитания в себе и в учащихся гуманитарной культуры личности вдохновляющим примером и источником размышлений могут стать жизнь и творчество российского интеллигента академика Дмитрия Сергеевича Лихачева.

Обращаясь к трагическим страницам жизни Д. С. Лихачева — арест, заключение, страшные будни в Соловецком лагере, — постоянно задаешь себе вопрос: что позволило этому тогда еще совсем молодому человеку не сломаться, не погрузиться в ненависть ко всему и ко всем, но сохранить себя как личность, обладающую ясным взглядом на мир, и способность к творчеству Ответ следует искать в детстве и юности Д. С. Лихачева.

Обратимся к страницам его воспоминаний.

Известно, что впечатления детства нередко накладывают отпечаток на всю жизнь человека, делая его либо открытым миру, людям, либо замкнутым и подозрительным.

Детство Дмитрия Сергеевича было добрым и ласковым, вся семейная обстановка, общение с родителями способствовали его раннему духовному развитию.

Из источника:

Д. С. Лихачев «Воспоминания» Детство Мои первые детские воспоминания восходят ко времени, когда я только начал говорить. Помню, как в кабинете отца на Офицерской сел на подоконник голубь. Я побежал сообщить об этом огромном событии родителям и никак не мог объяснить им — зачем я их зову в кабинет.

<…> Еще более раннее воспоминание. Мы живем на Английском проспекте (потом проспект Мак Лина, превратившегося теперь в обыкновенного русского Маклина). Я с братом смотрю волшебный фонарь. Зрелище, от которого замирает душа. Какие яркие цвета! И мне особенно нравится одна картина: дети делают снежного Деда Мороза. Он тоже не может говорить.

Эта мысль приходит мне в голову, и я его люблю, Деда Мороза, он мой, мой. Я только не могу его обнять, как обнимаю любимого плюшевого и тоже молчащего медвежонка — «Берчика». Мы читаем «Генерала Топтыгина» Некрасова, и нянька шьет Берчику генеральскую шинель. В этом генеральском чине Берчик «воспитывал» в блокаду и моих дочерей. Уже после войны генеральскую шинель на красной подкладке мои маленькие дочери перешили в женское пальто для одной из кукол. Уже не в генеральском чине он «воспитывал» потом мою внучку, неизменно молчащий и ласковый.

Мне было два или три года. Потом я получил в подарок немецкую книжку с очень яркими картинками. Была там сказка «О счастливом Гансе». Одна из иллюстраций — сад, яблоня с крупными красными яблоками, ярко-синее небо. Так радостно было смотреть на эту картинку зимой, мечтая о лете. И еще воспоминание. Когда ночью выпадал первый снег, комната, где я просыпался, оказывалась ярко освещенной снизу, от снега на мостовой (мы жили на втором этаже). На светлом потолке двигались тени прохожих. По потолку я знал — наступила зима с ее радостями. Так весело от любой перемены — время идет, и хочется, чтобы шло еще быстрее.

<…> Одно из счастливейших воспоминаний моей жизни. Мама лежит на кушетке. Я забираюсь между ней и подушками, ложусь тоже, и мы вместе поем песни. Я еще не ходил в подготовительный класс.

Дети, в школу собирайтесь, Петушок пропел давно.

Попроворней одевайтесь! Смотрит солнышко в окно.

Человек, и зверь, и пташка — Все берутся за дела, С ношей тащится букашка;

За медком летит пчела. [1. С. 26–27] Первые детские воспоминания Д. С. Лихачева о мире формировались при встречах с Петербургом. Город представлялся маленькому петербуржцу как труженик и как осваиваемая им культурная среда обитания.

Из источника:

Д. С. Лихачев «Воспоминания» О Петербурге моего детства <…> Первые впечатления детства: барки, барки, барки. Барки заполняют Неву, рукава Невы, каналы. Барки с дровами, с кирпичом. Катали выгружают барки тачками. Быстро, быстро катят их по железным полосам, вкатывают снизу на берег. Во многих местах каналов решетки раскрыты, даже сняты.

Кирпичи увозят сразу, а дрова лежат сложенными на набережных, откуда их грузят на телеги и развозят по домам.

По городу расположены на каналах и на Невках дровяные биржи.

Здесь в любое время года, а особенно осенью, когда это необходимо, можно купить дрова. Особенно березовые, жаркие.

На Лебяжьей канавке у Летнего сада пристают большие лодки с глиняной посудой — горшками, тарелками, кружками, — а бывают и игрушки, особенно любимы глиняные свистульки.

Иногда продают и деревянные ложки. Все это привозят из района Онеги. Лодки и барки чуть-чуть покачиваются. Нева течет, покачиваясь мачтами шхун, боками барж, яликами, перевозящими через Неву за копейку, и буксирами, кланяющимися мостам трубами (под мостом трубы полагалось наклонять к корме). Есть места, где качается целый строй, целый лес: это мачты шхун — у Крестовского моста на Большой Невке, у Тучкова моста на Малой Неве.

Есть что-то зыбкое в пространстве всего города. Зыбка поездка в пролетке или в извозчичьих санках. Зыбки переезды через Неву на яликах (от Университета на противоположную сторону к Адмиралтейству). На булыжной мостовой потряхивает. При въезде на торцовую мостовую (а торцы были по «царскому» пути от Зимнего к Царскосельскому вокзалу, на Невском, обеих Морских, кусками у богатых особняков) потряхивание кончается, ехать гладко, пропадает шум мостовой [1. С. 40].

Взросление Дмитрия Сергеевича Лихачева было тесно связано с его учебой в одной из лучших школ Петербурга, в которую он поступил в 1915 году — в гимназию и реальное училище К. И. Мая. Находилась она на 14-й линии Васильевского острова.

Из источника:

Д. С. Лихачев «Воспоминания» О школе К. И. Мая Школа К. И. Мая наложила сильный отпечаток и на мои интересы, и на мой жизненный, я бы сказал, мировоззренческий опыт. Класс был разношерстный. Учился и внук Мечникова, и сын банкира Рубинштейна, и сын швейцара. Преподаватели тоже были разные. Старый майский преподаватель Михаил Георгиевич Горохов обучал нас два года перспективе почти как точной науке; преподаватель географии изумительно рассказывал о своих путешествиях и по России, и за границей, демонстрируя диапозитивы; библиотекарь умела порекомендовать каждому свое. Я вспоминаю те несколько лет, которые я провел у Мая, с великой благодарностью. Даже почтенный швейцар, который приветствовал нас по-немецки, а прощался по-итальянски, учил нас вежливости собственным примером — как много все это значило для нас, мальчиков! Учителя не заставляли нас выдавать «зачинщиков» шалостей, разрешали на переменах играть в шумные игры и возиться. На уроках гимнастики мы главным образом играли в активные игры — такие, как лапта, горелки, хендбол («ручной мяч»). На школьные каникулы приезжали всей школой в какое-то имение на станцию Струги-Белая по дороге на Псков. Мы выпускали разные классные журналы и даже писали и размножали собственные сочинения в духе повестей Буссенара и Луи Жаколиу без преподавательского надзора [1. С. 105].

Начало 20-х годов.

Для шестнадцатилетнего Дмитрия Сергеевича Лихачева это начало его студенческой жизни в Ленинградском университете, о котором он всегда вспоминал с теплом и благодарностью.

Из источника:

Д. С. Лихачев «Воспоминания» В Ленинградском университете <…> Я поступил на факультет общественных наук. Сокращение ФОН расшифровывалось и так: «Факультет ожидающих невест». Но «невест» там, по нынешним временам, было немного. Просто их много казалось от непривычки: ведь до революции в университете учились только мужчины. <…> Обязательного посещения лекций в те годы не было. Не было и общих курсов, так как считалось, что общие курсы мало что могут дать фактически нового после школы. Студенты сдавали курс русской литературы XIX века по книгам, прочесть которых надо было немало. Зато процветали различные курсы на частные темы — «спецкурсы», по современной терминологии.

Так, например, В. Л. Комарович вел по вечерам два раза в неделю курс по Достоевскому, и лекции его, начинаясь в шесть часов вечера, затягивались до двенадцатого часа. Он погружал нас в ход своих исследований, излагал материал как научные сообщения, и посещали его лекции многие маститые ученые [1.

С. 125–127].

<…> Я окончил университет в 1928 году, написав две дипломные работы: одну о Шекспире в России в конце XVIII — самом начале XIX века, другую — о повестях о патриархе Никоне. К концу моего учения надо было еще зарабатывать на хлеб, службы было не найти, и я подрядился составлять библиотеку для Фонетического института иностранных языков.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 15 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.