WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 32 |

К сожалению, свобода поиска и получения информации человеком и гражданином в современной информационной действительности нередко трактуется произвольно как право на всеобщую открытость информационного пространства и инерционного доверия к ее содержанию Однако категория «свободы информации» включает смысл не только право на поиск, но и право на получение, а не вовсе обязанность получения. Распространители информации в данном случае должны обеспечивать реализацию такой возможности получателя, то есть предусматривать меры организационного, правового и технического характера, направленные на «неполучение» не желаемой для него информации. В п. 3 ст. 10 названного федерального закона это правило зафиксировано, однако режим его обеспечения не прописан и отнесен на усмотрение сторон соглашения по обмену информацией. Потому ощущается недосказанность законодателя.

Пробелы и противоречия норм, регулирующих отношения, складывающиеся в информационной среде обмена информацией либо в сфере оказания информационных услуг еще более наглядны в гражданском праве. Несмотря на увеличение объема информационных услуг за последнее время и увеличение потребительской значимости информации, законодатель неоправданно исключил информацию из числа объектов права.

Рассматривая ценность объектов интеллектуальной деятельности в ч.4 ГК РФ, он по существу свел все информационные объекты исключительно только в плоскость творческой деятельности. Эта ошибка законодателя должна быть исправлена, иначе все договоры, связанные с оказанием информационных услуг, могут стать нелегитимными и в суде будет трудно защищать свои права всем пользователям информационной среды, конституционное право на поиск и получение информации в этой части превратится в декларации.

МЕСТО И РОЛЬ СТРУКТУР ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РЕАЛИЗАЦИИ КОНСТИТУЦИОННОГО ИНСТИТУТА СВОБОДЫ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ* Монахов В.Н., с.н.с. сектора информационного права ИГПРАН, профессор кафедры Юнеско по авторскому праву и другим отраслям права интеллектуальной собственности (Москва), к.ю.н.

Информационно-правовое лекарство от недугов власти.

Уже издавна человечеству известна значимая политикопсихологическая закономерность, в соответствии с которой всякая власть имеет тенденцию развращать ее носителей, причем абсолютная власть развращает абсолютно.

В целях борьбы с этой застарелой политикопсихологической болячкой рода человеческого его лучшими умами наработан солидный набор мер политико-правовых противодействий развращения властью.

В этом семантическом ряду находится и институт разделения властей. И нормы права об ограничении сроков пребывания высших должностных лиц в тех или иных выборных должностях. И институт специальных прокуроров для расследования преступлений представителей высшей власти et setera.

Достойное место в этом же ряду уже не первый век занимают информационно-правовые «лекарственные» средства профилактики и лечения различных видов «развращения» власть предержащих - коррупции, произвола, а также некомпетентного отправления публичной власти - свобода массовой информации * Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ 06-06-80302-а “Моделирование информационного пространства гражданского общества. Организационные и правовые аспекты» 2006-2008, выполняемого институтом Государства и Права РАН. С использованием справочной правовой системы «Консультант Плюс 3000» и право каждого на информацию, в своей совокупности, образующее право народа знать В Великобритании закон, регулирующий соответствующую сферу общественных отношений, был принят в 2000 г. Это - закон Великобритании «О свободе информации». В Соединенном Королевстве существует давняя законотворческая традиция, которую было бы не грех перенять и нам - предварять парламентское обсуждение важнейших законодательных актов, напрямую затрагивающих интересы и государства и гражданского общества, подготовкой и публикацией так называемых Белых книг, содержащих самые разнообразные материалы по предмету регулирования данного закона в качестве «пищи» для соответствующего размышления широких общественных слоев. Так вот, исходным тезисом Белой книге «Ваше право знать: Свобода информации», вышедшей в Лондоне в 1997 г. явился тезис о том, что право знать, - «является самым важным в зрелой демократии».Не менее важную роль и место надлежащим правовым формам информационного взаимодействия публичной власти с гражданским обществом отводит и Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации В.П. Лукин:

«Государство, которое не может или не желает гарантировать своим гражданам беспрепятственный доступ к информации, затрагивающей их права и свободы либо представляющей общественный интерес, не является правовым и демократическим. Право на информацию и свобода информационного обмена, с одной стороны, принадлежат к числу основных прав и свобод граждан, а с другой - выступают как один из главных механизмов реализации права граждан на участие в управлении общественными делами, принципа народовластия и публичности власти.

См. об этом: Монахов В. Н. Право на информацию и пределы его ограничения, в учебн. пособии “Институт Уполномоченного по правам человека в субъекте Российской Федерации”,СПб, «Норма», 2003 г.

С.104-См.: David Clark “Your Right to Know: the Government’s proposals for a Freedom of Information Act”, L., Анализ конфликтов, возникающих в этой области, свидетельствует о том, что нередко претензии, предъявляемые к средствам массовой информации, есть не что иное, как способ давления на независимую прессу. Наблюдаются случаи приостановки деятельности неугодных СМИ, препятствования их функционированию. Напряженными остаются отношения журналистов с работниками правоохранительных органов.

Для того чтобы российские СМИ XXI века стали экономически независимыми, ответственными перед обществом, обладающими способностью к самоорганизации, необходимо внести изменения в их взаимоотношения с властью».За примерами того, какими могут и должны быть отношения публичных властей к информационной открытости своей деятельности, далеко ходить не надо. Более двух столетий этот пример демонстрирует миру наша северная соседка Швеция, в правовой системе которой уже с конца XVIII века присутствует - и отнюдь не только на бумаге - так называемый принцип публичности (offentlighetsprincip)4. В рамках действия этого принципа большинство официальных документов органов публичной власти Швеции имеют правовой режим так называемой общедоступности. Тем самым, правовыми средствами закрепляется открытый, прозрачный для граждан характер отправления на территории Швеции государственной и иной публичной власти. Причем - non temere nec casu5 - это закрепление было осуществлено не просто в «обычном» законе, а в «основном» - Конституции страны. В 1776 году шведский парламент - Риксдаг - принял, а король Густав III подписал конституционный Акт «О свободе печати», содержащий среди См. об этом: Ежегодный доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2004 г. «Что для гражданина право, то для чиновника долг», М.2005 г.

Шведская политическая культура того времени представляла собой причудливую смесь становящегося парламентаризма, партийного строительства, развития свободы слова и информации. В этой связи в шведской истории оно получило выразительное наименование - «эпоха свобод».

Знаменитое выражение Цицерона - Не без основания и не случайно прочих своих установлений и принцип публичности. С того времени Акт «О свободе печати» в его различных модификациях является неотъемлемой частью конституции Швеции.

Как обеспечить неснижаемость уровня информационной открытости власти Знакомство с этими историческими предтечами современной модели законодательного закрепления права народа знать и свободы массовой информации, не должно нас, однако, настраивать на благодушный лад ожидания того, что пироги и булки, содержащие нужную гражданам и их объединениям информацию и знания, сами по себе свалятся на них с древа публичной власти. Без дополнительных и весьма серьезных усилий политически и информационно активных субъектов гражданского общества этого не происходит практически нигде.

Дело в том, что реализация правового института свободы массовой информации вообще и права народа знать в частности - отнюдь не статичное состояние, а политически острый и динамичный процесс. Миру известны 30-летняя и даже 100летняя войны, рано или поздно все же получавшие свое логическое завершение. «Война» же за свободу массовой информации, за право народа знать такого окончания не имеет, ибо в ней нельзя победить раз и навсегда.

Участие в этом процессе сродни езде на велосипеде - стоит только гражданскому обществу чуть отпустить педали своей информационной и коммуникационной активности, и оно - неминуемо - оказывается на обочине информационной магистрали6 и будет вынуждено при определении своего информационного меню довольствоваться скудным, дозированным, отфильтрованным информационным продуктом.

Причем, в такого рода информационных отношениях действует своя суровая закономерность. В ее рамках, практически любое недемократическое государство по мере См.: Дашян М. Право информационных магистралей, М. Изд-во «Wolters Kluwer», возможностей стремится сделать своих граждан в некотором смысле «стеклянными», то есть сформировать режим предельной прозрачности их жизнедеятельности для соответствующих органов государства. Себя же такое государство всячески стремится «тонировать», демонстрируя на поверхности своего тонированного информационного образа лишь желаемую для себя картинку, изображение.

Что же касается правовых, демократических государств, то они стремится нащупать в такого рода информационных взаимоотношениях «гражданин - государство», «гражданское общество - государство» некий динамический баланс информационных интересов и закрепить этот баланс в нормах права и, прежде всего, информационного.Поиск этого информационного баланса и обеспечение отвечающего современным политическим и технологическим условиям уровня его правового, законодательного закрепления - задача из разряда постоянных для передовых стран мирового сообщества. Отрадно отметить, что современная демократическая Россия является полноправным и ответственным участником этого поиска. Правда, пока занимающим отнюдь не лидерские позиции в мировой табели о рангах информационной открытости процессов отправления публичной власти.

Одна из причин этого - отсутствие до сего дня в российской правовой системе базового федерального закона, закрепляющего основные механизмы реализации конституционного права россиян знать. Многократные попытки принять такой закон так и не увенчались успехом Немного истории См. об этом : Банисар Д. "Свобода информации в мире 2006. Общий обзор законодательства о доступе к правительственной информации в мире. Доступно по адресу http://www.privacyinternational.org/foi/ foisurvey 2006rus.pdf Еще первый Президент России Б. Ельцин своим Указом от 31.12.93 г. № 2334 «О дополнительных гарантиях права граждан на информацию»8 инициировал разработку российского закона «О праве на информацию». Летом 1996 г. он был внесен в Государственную Думу, а в сентябре 1997 г. был рассмотрен на пленарном заседании и принят в первом чтении.

Готовился этот законопроект рабочей группой, составленной из представителей семи достаточно авторитетных государственных органов (в их числе Генпрокуратура, Минюст, ФАПСИ, ГПУ Президента). Ключевую же роль в этой рабочей группе играли представители такого государственного по букве своего статусного Положения и общественно-государственного по духу своей миссии и деятельности органа, как Судебная палата по информационным спорам при Президенте России.Председатель Судебной палаты, д.ю.н., профессор, А.Б.

Венгеров был руководителем этой рабочей группы.

Отметим, как принципиально важное, то обстоятельство, что ход разработки российского законопроекта об информационной открытости власти с самого начала, то есть с середины 90-х годов прошлого века, находился под постоянным вниманием заинтересованной российской общественности. Различные правозащитные организации, работающие в сфере СМИ (Фонд защиты гласности (Москва), Центр «Право и СМИ» факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, ныне - Институт проблем информационного права), а также ряд общественных организаций, специализирующихся на проблемах экологии, становления в России гражданского общества, под организационно-методическим патронажем Московского Правозащитного фонда «Комиссия по свободе доступа к Собрание актов Президента и Правительства РФ, 1994. N 2, ст. 74.

О деятельности этой информационно-правовой инновационной институции см.: Монахов В. Н. Афродита и Феникс. Размышления о современности в обрамлении персонажей легенд, в сб-ке:

«Информационные споры: как в них победить Решения, рекомендации, экспертные заключения Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ», М., Изд-во «Галерия», 2002 г.,с.363- информации» (ПФ «КСДИ») в течение ряда лет неоднократно организовывали достаточно широкие и глубокие, с участием известнейших зарубежных экспертов, общественные слушания и другие мероприятия как в целом по проблеме доступа граждан к общественно значимой информации, так и по поводу различных вариантов периодически появляющихся на российском общественном и государственном горизонте законопроектов в этой сфере общественных отношений.

В этом процессе принимал участие и Институт государства и права РАН. На международной конференции с участием экспертов Еврокомиссии, одобривших проект ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации», в июне 1994 года была обсуждена и концепция Закона «О праве на информацию». Впоследствии Министерством образования РФ и МИФИ была выпущена брошюра, содержащая Концепцию и структуру этого закона.Один из результатов работы по этой проблеме был представлен «городу и миру» на общественной международной конференции «Российский и зарубежный опыт правового регулирования доступа граждан к правительственной информации», прошедшей в 1999 г. в Москве, в Академии Госслужбы при Президенте РФ и был затем опубликован в материалах этого Форума11.

Однако приходится с сожалением констатировать, что пресловутый воз и поныне там. Видимо и по этой причине в президентском Послании Федеральному Собранию Российской Федерации 2005 года среди затронутых фундаментальных проблем развития нашего государства и гражданского общества, разрешение которых, по словам Президента России, образует «единую программу действий на ближайшее десятилетие», особый акцент сделан на обязанности государства «обеспечить право граждан на объективную информацию».

И.Л. Бачило. О праве на информацию в Российской Федерации.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 32 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.