WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 45 |

Борьба с коррупцией Необходимость доступа к информации государственных органов широко признана как инструмент для борьбы с очень серьезной и сложной проблемой - коррупцией. В 2003 году «Трасперенси Интернешнл» в ежегодной публикации под названием «Глобальный отчет по коррупции» уделила особое внимание праву на доступ к информации в борьбе с коррупцией.110 Во вступлении к Отчету Ейген отмечает, что доступ к информации «возможно, является самым важным оружием в борьбе с коррупцией».Данное заявление находит сейчас формальное выражение в Конвенции ООН по Борьбе с коррупцией.112 Конвенция «дышит» ссылками на прозрачность и открытость. Она в разных формах призывает Стороны к обеспечению открытости общества в целом (Статьи 5(1) и 10(a)), открытости по отношению к государственным служащим и в вопросах финансирования кандидатов (Статьи 7(1)(a) и (3)), а также к прозрачности в государственных закупках и финансах (Статьи 9(1)(a) и (2)). Немаловажен тот факт, что положения отчета, касающиеся гражданского участия, практически полностью посвящены вопросам открытости информации (Статья 13). Отчет также содержит положение о корпоративной открытости (Статья 12(2)(с)).

Статья 10 Конвенции гласит:

Сторона обязана... предпринять все необходимые меры по увеличению открытости в государственном управлении... Такие меры могут включать в себя, кроме прочих:

принятие процедур или правил, позволяющих населению получать, в надлежащих случаях, информацию об организации, функционировании и процессах принятия решений публичной администрации и, с должным учетом соображений защиты частной жизни и личных данных, о решениях и юридических актах, затрагивающих интересы населения;

Подобное заявление содержится и в Статье 9 Конвенции по Предотвращению коррупции и борьбе с ней, принятой в 2003 году.Каждая Сторона Конвенции обязана принять законодательные меры для введения в действие права на доступ к любой информации, необходимой для борьбы с коррупцией и смежными правонарушениями.

Данные заявления поддерживаются рядом ссылок на открытость в государственном управлении, включая призыв, касающийся предоставления СМИ «доступа к информации в случаях коррупции и смежных правонарушений».

Национальные документы Утверждение того, что право на информацию является основным правом человека, находит сильную поддержку в целом ряде национальных документов. Многие страны предусматривают признание данного права через конкретные положения в конституциях, а в других странах верховные суды рассматривали общую гарантию свободы выражения мнений как включающую в себя право на информацию. Последнее особенно важно, поскольку национальная интерпретация конституционной гарантии свободы выражения мнений имеет определенное значение для понимания содержания их международных аналогов. О важности свободы информации можно также судить по глобальной тенденции к принятию национальных законов, закрепляющих это право.

Конституционная интерпретация Целый ряд вышестоящих судов в разных странах мира высказывались в отношении того, что право на доступ к информации защищено общей конституционной гарантией свободы выражения мнений.

Например, в 1969 году Верховный суд Японии создал в двух привлекших внимание случаях принцип о том, что shiru kenri («право знать») защищено гарантией свободы выражения мнений в Статье Конституции.В 1982 году Верховный суд Индии принял решение о том, что доступ к информации правительства является важной частью фундаментального права на свободу слова и выражения мнений, записанного в Статье 19 Конституции:

Концепция открытого правительства непосредственно проистекает из права знать, прдусмотренного в праве на свободу слова и выражения мнений, гарантированного Статьей 19(1)(а). Таким образом, обнародование информации о работе правительства должно быть правилом, а секретность – исключением, оправданным только в случае, если этого наистрожайше требует общественный интерес. Суд должен максимально смягчать режим секретности в соответствии с требованиями общественного интереса, всегда помня о том, что раскрытие также служит важному аспекту общественного интереса.Конституционный суд Южной Кореи постановил в двух конструктивных случаях в 1989 и 1991 гг., что «право знать» заложено в Статье 21 Конституции как гарантия свободы выражения мнений и что, в определенных обстоятельствах, это право нарушается, если госслужащие отказывают в предоставлении доступа к запрашиваемым документам.В своем решении от августа 2007 года Конституционный суд Чили также постановил, что право доступа к информации государства должно быть защищено общей гарантией свободы выражения мнений. В деле, основанном на запросе частной компанией информации в отделе пошлин, Суд постановил, что государственные органы должны проконсультироваться с заинтересованными третьими сторонами прежде, чем отказывать в доступе к информации, которая должна ими предоставляться.117 Суд также заявил о том, что фактор приоритетности общественного интереса в раскрытии информации должен быть учтен прежде, чем принимается решение об отказе в доступе к ней.

В некоторых странах, в особенности в Соединенных Штатах Америки, национальные суды не хотели соглашаться с тем, что гарантия свободы выражения мнений включает право на доступ к информации, которой обладает государство. Верховный суд США счел, что Первая поправка Конституции, которая гарантирует свободу слова и прессы, не «[дает] права на доступ к правительственной информации или источникам информации, которые находятся под контролем правительства».118 Возможно, потому, что Первая поправка выражена в исключительно негативных терминах и требует от Конгресса воздержаться от принятия любого закона, который ограничивает свободу слова.119 Международная, большей частью конституционная, защита права на свободу выражения мнения, является более позитивной по своей природе, признавая тот факт, что в некоторых случаях для обеспечения на практике этого ключевого демократического права необходимы соответствующие акты государственной власти.

Специальные конституционные положения Целый ряд стран специально включает право на информацию в число конституционно гарантированных прав человека. Интересный пример демонстрирует Швеция: ее Акт о свободе печати, принятый в 1766 году, имеет конституционный статус. Данный Акт содержит комплексные положения о праве на информацию.120 В течение последнего десятилетия многие страны, которые совсем недавно создали многопартийные системы или находятся на этапе перехода к демократии, включили право на свободу информации в свои конституции. В качестве примера можно было бы назвать Болгарию (Конституция 1991 года, Статья 41), Эстонию (Конституция 1992 года, Статья 44), Венгрию (Конституция 1949 года, Статья 61(1)), Литву (Конституция 1992 года, Статья 25(5)), Малави (Конституция года, Статья 37), Мексику (Конституция 1917 года, Статья 6), Филиппины (Конституция 1987 года, Статья III (7)), Польшу (Конституция 1997 года, Статья 61), Румынию (Конституция 1991 года, Статья 31), Южную Африку (Конституция 1996 года, Раздел 32) и Таиланд (Конституция 2007 года, Раздел 58).

В Латинской Америке Конституции, как правило, акцентировали внимание на одном важном аспекте права на информацию, а именно, на запросе habeas data, или праве доступа к информации о самом себе, независимо от того, находятся эти данные у государственного или частного органа. И на праве обновлять или исправлять эти данные при необходимости. Например, Статья 43 Конституции Аргентины гласит:

Каждый человек имеет право обращаться с запросом (о habeas data) для того, чтобы посмотреть любую информацию, которую государственный или частный банк данных должен иметь в отношении него/нее, и то, как эта информация используется для предоставления материалов или отчетов. Если информация ложная или дискриминационная, он (она) имеет право потребовать ликвидации этой информации, конфиденциального ее хранения или обновления, не раскрывая при этом конфиденциальности источников новых сведений.

Включение права на информацию в перечень конституционно гарантированных прав и свобод является четким признаком его статуса фундаментального права в этих странах. Особенно важен тот факт, что большое количество современных конституций включило данное право в перечень гарантированных. Что иллюстрирует возрастающее признание данного права именно в таком статусе.

Специальные конституционные положения Законы о праве на информацию, обеспечивающие практическую реализацию этого права, существуют более 200 лет, и лишь немногим из них более 20 лет. Однако последние 15 лет могут быть ознаменованы возникновением настоящей законодательной волны в отношении свободы информации, которая захлестнула весь земной шар. Множество подобных законов было принято в странах каждого региона мира, а многие другие страны выразили желание принять законодательство о праве на информацию.

Историю законов о праве на информацию можно проследить на примере Швеции, где, как уже отмечалось выше, свобода информации находится под защитой с 1766 года. Другой страной с длительной историей законодательства о праве на информацию является Колумбия, чей Кодекс о политической и муниципальной организации 1888 года предоставлял возможность людям запрашивать документы, хранящиеся у государственных органов или в государственных архивах. В 1967 году Закон о праве на информацию был принят в США, затем было принято законодательство в Дании (1970 год), Норвегии (1970 год), Франции (1978 год), Нидерландах (1978 год), Австралии (1982 год), Канаде (1982 год) и Новой Зеландии (1982 год).

В отчете за 2006 год перечислено 69 стран, законодательство которых включает в себя право на информацию, и пять стран, национальное законодательство которых содержит нормы и правила, обеспечивающие свободу информации.121 С тех пор многие страны приняли законы о свободе информации, включая Китай,122 Иорданию и Непал. Сегодня страны каждого региона мира имеют законы о праве на информацию. Поэтому можно заявлять о глобальной тенденции к принятию законодательства о праве на информацию, что подчеркивает его статус.

Межправительственные организации Параллельно законодательным изменениям все большее количество межправительственных организаций (далее МПО) принимает принципы открытости информации. Многие МПО, которые в основном работали в режиме секретности либо раскрывали информацию исключительно по своему усмотрению, в настоящее время признают, что общественный доступ к имеющейся у них информации - это право, а не привилегия. Важной вехой в этом процессе стало принятие в 1992 году в Риоде-Жанейро Декларации по окружающей среде и развитию, которая ставит перед правительственными институтами большие задачи по осуществлению политики в области общественного участия и доступа к информации.

Со времени принятия Рио-де-Жанейрской декларации Всемирный банк123 и все четыре региональных банка развития – Межамериканский банк развития,124 Группа Африканского банка развития,125 Азиатский банк развития126 и Европейский банк реконструкции и развития127 - приняли политику раскрытия информации. Хотя она большей частью и несовершенна в отношении важных аспектов, тем не менее, является важным элементом признания права на доступ к информации. Кроме того, количество постоянных пересмотров основных документов привело к раскрытию даже большего их числа.

Общественным движением Глобальная инициатива открытости (далее GTI) была принята Хартия открытости для Международных финансовых организаций, в которой говорилось о Праве быть в курсе дел и о требовании открытости к данным финансовым институтам.128 Со временем международные финансовые институты принимают, по крайней мере, некоторые из стандартов Хартии, постепенно внося поправки в принципы своей работы, приближая их к данным стандартам.

В 1997 году Программа развития Организации Объединенных Наций (ПРООН) также приняла Политику по раскрытию информации. Основанием стало то, что информация является ключом к устойчивому человеческому развитию, а также - к подотчетности ПРООН.129 В Политике называются конкретные документы, которые будут доступными для общественности, а также содержится общее основание, необходимое для раскрытия информации с учетом целого ряда исключений.130 Что до процесса, то в рамках Политики была создана Наблюдательная комиссия, которая должна заниматься вопросами опубликования информации и документации, рассматривать любой отказ в раскрытии информации. Эта Комиссия состоит из пяти членов – трех профессиональных сотрудников ПРООН и двух отдельных членов из некоммерческого сектора, назначенных Руководителем ПРООН.131Тем не менее, реализация Политики была проблематичной.В мае 2001 года Европейский парламент и Совет Европейского Союза приняли положение о доступе к документам Европейского парламента, Совета и Комиссии.133 Статья 2(1) его гласит:

Любой гражданин Союза, любое физическое или юридическое лицо, проживающее или имеющее зарегистрированный офис в одном из государств-членов, имеет право доступа к документам учреждений в соответствии с принципами, условиями и ограничениями, определенными в данном Положении.

Данное Положение имеет несколько позитивных особенностей; в частности, небольшой список исключений, все из которых подлежат проверке на риск нанесения ущерба. Положение также предполагает внутренний анализ любого отказа от раскрытия информации, а также обращения в суды и/ или к Омбудсмену.134 Однако с данным Положением связаны также и проблемы. Например, некоторые главные исключения не подлежат отмене на основании общественного интереса.135 Более того, Положение допускает возможность требования одним государством-членом не раскрывать информацию без предварительного согласия других государств-членов.12. См. раздел, посвященный информации о правах человека, в главе “Международные стандарты и тенденции» 13. 14 декабря 1946 г.

14. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 217 A (III) от 10 декабря 1948 г.

15. Судебные заключения, касательно гарантий прав человека в обычном международном праве – см., например, «Barcelona Traction, Light and Power Company Limited» (Belgium v. Spain) (Второй этап), ICJ Rep. 1970 3 (Международный суд ООН); Заключение по Намибии, ICJ Rep. 1971 16, отдельное заключение, судья Эммоун (Международный суд ООН); и Filartiga v. Pena-Irala, 630 F. 2d 876 (1980) (Окружной Аппеляционный Суд США, 2й округ). Для общей информации см. М.С. МакДугал, Х.Д. Ласвел, Л.К. Чен, «Права человека и мировой общественный порядок», Ейл Юнивесити Пресс, Принстон, 1980 г., стр. 273-74, 325-27.

16. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 2200 A (XXI) от 16 декабря 1966 г., приведена в действие 23 марта 1976 г.

17. Tyrer v. United Kingdom, 25 апреля 1978 г., жалоба 5856/72, параграф 31.См.

также Christine Goodwin v. United Kingdom от 11 июня 2002 г., жалоба 28957/95, параграф 74.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 45 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.