WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 45 |

На практике более прогрессивные законодательства о праве на информацию устанавливают право апелляции к независимому надзорному органу. Это значительно доступнее для рядовых граждан, которые ищут информацию, чем подача апелляции в суд. Кроме того, такая практика имеет историю успешной реализации права на информацию. При этом не имеет значения, будет ли для этой цели создан новый орган или задача будет передана уже существующему, такому как комиссия по правам человека или омбудсмен. Важно то, что данный орган должен быть защищен от политического вмешательства. Существует также положительный момент в передаче апелляции из надзорного органа в Суд. Только суды имеют полномочия устанавливать стандарты раскрытия информации в противоречивых ситуациях и обеспечивать возможность сбалансированного, хорошо продуманного подхода к трудным аспектам раскрытия информации.

Важным аспектом апелляций, также широко признанным в национальных законодательствах лучшего образца, является то, что при отказе от доступа к информации ответственность за обоснование правомерности отказа лежит на государственном органе. Это является важным элементом понимания доступа к информации как права, а также презумпции открытости, которой продиктовано положение о возложении бремени обоснования отказа на сторону, которая отказывает в доступе к информации.

Несколько международных стандартов касаются этого вопроса. При этом Совместная Декларация специальных мандатов утверждает: «Бремя доказательства того, что информация, в доступе к которой отказано, должно падать на государственный орган, который отказывает в нем, чтобы показать, что информация подпадает под системы исключений».

ПРИНцИП 6. Затраты С лиц, запрашивающих информацию, не должна взиматься слишком высокая плата за доступ к информации, которая может отпугнуть их.

Плата за получение доступа к информации – еще один непростой вопрос. С одной стороны, плата не должна быть высокой, чтобы не ставить барьеров на пути к получению информации, а, следовательно, не подрывать само право. С другой стороны, предоставляя информацию, государственные органы несут ряд затрат, поэтому должны существовать механизмы их компенсации. Некоторые правовые акты о праве на информацию касаются данного вопроса. Например, в стандартах ООН указано, что цена доступа к информации «не должна быть слишком высокой, чтобы не отпугнуть потенциальных заявителей и не нивелировать назначение самого закона о праве на информацию». Принцип VII Рекомендации Совета Европы предметнее касается вопроса затрат, призывая к тому, чтобы изучение оригинала документа было бесплатным, а стоимость копий, которые выдаются заявителю, не превышала бы их себестоимости.

В Орхусской конвенции выведены разумные и подробные нормы для затрат, которые описаны в Статье 4(8):

Каждая сторона может разрешить своим государственным органам взимать плату за предоставление информации при условии, что эта плата не превышает разумного уровня.

Государственные органы, намеревающиеся взимать плату за предоставление информации, сообщают подателям запросов тарифы ставок, по которым могут взиматься сборы, с указанием обстоятельств, предусматривающих взимание сборов или освобождающих от их уплаты, и случаев, когда информация представляется при условии предварительной оплаты такого сбора.

На практике разные государства по-разному подходят к оплате услуг предоставления информации.

ПРИНцИП 7. Открытые совещания Совещания государственных органов должны быть открытыми для общественности.

Принципы АРТИКЛЯ 19 включают в себя идею открытых совещаний. Логическое обоснование, лежащее в основе права на информацию, применяется как принцип не только к информации в форме записей, но также и к совещаниям государственных органов. Другими словами, будь то перманентная запись либо информация, полученная в устной форме в ходе совещания - большого различия нет.

Стандарты ООН поддерживают это положение: «Закон о праве на информацию должен устанавливать презумпцию открытости всех совещаний правящих органов для граждан».

Это редкая практика, хотя и достаточно известная, когда законы о праве на информацию требуют, чтобы совещания госорганов были открытыми. В некоторых странах для этого существуют отдельные законы.

ПРИНцИП 8. Максимальное раскрытие информации является приоритетом.

Законы, не соответствующие принципу максимального раскрытия информации, следует изменить или отменить.

Международное законодательство не диктует Сторонам условия выполнения нормативно-правовых актов данного законодательства, включая сферу фундаментальных прав человека. То же самое относится и к праву на информацию. Как правило, Стороны сами решают, каким образом применять перечень исключений к праву на доступ к информации. В то же время, практически все государства в своем законодательстве имеют целый ряд законов о сохранении тайны, многие из которых не соответствуют вышеприведенным стандартам, в частности, касательно исключений. Таким образом, на них возлагается обязательство ввести в действие какой-либо механизм для решения данной проблемы.

Со временем все законы, которые ограничивают раскрытие информации, должны быть пересмотрены и приведены в соответствие с законом о праве на информацию. Согласно принципу IV(2) Африканской декларации, «законы о защите государственных секретов должны быть изменены таким образом, чтобы соответствовать принципам свободы информации».

Однако нужно отметить, что в большинстве случаев это решение, по крайней мере, среднесрочное.

Более срочное решение, которое позволяет достичь относительно быстрого эффекта, - обеспечение верховенства права на информацию над законами о тайне. Этого следует, по возможности, добиваться посредством ограничительной интерпретации законов о тайне. Однако если возникнет более серьезный конфликт, который нельзя решить подобным образом, закон о праве на информацию будет иметь приоритет над противоречащим ему законом о тайне.

На самом деле, это не настолько противоречиво, как звучит. Совместная декларация специальных мандатов отмечает: «Закон о доступе к информации должен в случае конфликта с другими законами государства иметь приоритет над данными законами». Более того, многие законы о праве на информацию следуют этому подходу. Большинство из них включают в себя всесторонний список исключений, которые защищают все законные интересы конфиденциальности (действительно многие из них можно критиковать за то, что они чрезмерно всеобъемлющи), поэтому не должно возникнуть необходимости расширять списки исключений законами о тайне информации. Необходимо также иметь систему разрешения конфликтов, чтобы не ставить государственных служащих в положение, когда, в соответствии с законом о тайне, им запрещается разглашать информацию, и в то же самое время они должны сделать это по закону о праве на информацию. Решение этой проблемы в пользу открытости соответствует главной презумпции, лежащей в основе права на информацию.

Вопрос классификации записей должен быть достаточно легко решаемым. Надо обеспечить адекватную оценку госслужащим степени щепетильности записи и понимание того, что данное обстоятельство никогда не должно рассматриваться как причина отказа в предоставлении доступа к ней. Содержимое записи в случае возникновения запроса должно оцениваться согласно перечню исключений.

Следует отметить, что на практике многие законодательства о праве на информацию признают записи, имеющие гриф секретности, отдельным исключением.

ПРИНцИП 9. Защита «свистунов» Лица, предоставляющие информацию о нарушениях («свистуны») должны быть защищены Если госслужащие могут подвергаться санкциям, например, по закону о тайне, за ошибочное разглашение информации, то в применении права на информацию, они, очевидно, будут ошибаться в пользу конфиденциальности. Ведь с этой тенденцией они в любом случае больше знакомы. В результате многие законы о праве на информацию предусматривают защитные санкции от ответственности для чиновников, которые с добрыми намерениями раскрывают информацию. Такая защитная санкция важна для изменения культуры секретности внутри правительства и поощрения атмосферы открытости.

Подобная санкция применяется законодательствами многих государств по отношению к людям, которые сообщают информацию о правонарушениях - «свистунам» (на англ. языке ”whistleblowers”, прим. переводчика). Часто неясно, защищено ли законом раскрытие информации о правонарушениях, даже если данный закон включает в себя принцип приоритетности общественного интереса.

Поэтому лица, которые желают раскрыть информацию во благо общественного интереса, не могут учесть всего комплекса интересов, потенциально задействованных в процессе. Гарантируя таким лицам защиту, государство оптимизирует перемещение информации о различных правонарушениях к гражданам. Принцип IV(2) Африканской декларации гласит:

Никто не может подвергаться никаким санкциям, невзирая на нарушение правовых или служебных обязанностей, за распространение информации о правонарушениях или информации, которая раскроет серьезную угрозу здоровью, безопасности или окружающей среде, если он(а) действовал(а) с добрыми намерениями, даже если наложение санкций служит закону и является необходимым в демократическом обществе.

Стандарты ООН также призывают к защите от «законных, административных или служебных санкций за распространение информации о правонарушениях». Правонарушение включает в себя «совершение уголовного преступления, неисполнение правовых обязанностей, судебную ошибку, коррупцию, бесчестность или серьезные случаи плохого управления государственным органом». Принципы АРТИКЛЯ 19 дополняют этот перечень раскрытием серьезной угрозы здоровью, безопасности или окружающей среде, вне зависимости от личного участия в правонарушении.

137. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 2200A(XXI), от 16 декабря 1966 г., введена в действие 23 марта 1976 г.

138. См, например, Commission Nationale des Droits de l’Homme et des Libertes v.

Chad, October 1995, заявление 74/92 (Африканская комиссия по правам человека и народов) Miranda v. Mexico, 13 апреля 1999 г., отчет No. 5/99, отчёт 11.739 (Панамериканский суд по правам человека) и zgr Gndem v. Turkey, 16 марта 2000 г., жалоба 23144/93 (Европейский суд по правам человека).

139. См, например, Fuentes Bobo v. Spain, 29 февраля 2000 г., жалоба 39293/98(Европейский суд по правам человека); и Wilson and the NUJ and others v. the United Kingdom, 2 июля 2002 г., жалобы 30668/96, 30671/96 and 30678/96 (Европейский суд по правам человека).

140. См, например, Vgt Verein gegen Tierfabriken v. Switzerland, 28 июня г., жалоба 24699/94 (Европейский суд по правам человека); Vereinigung Demokratischer Soldaten sterreichs and Gubi v. Austria, 19 декабря г., жалоба 15153/89 (Европейский суд по правам человека); и Platform rtze fur das Leben v. Austria, 25 мая 1988 г., жалоба 10126/82 (Европейский суд по правам человека).

141. См. Mukong vs. Cameroon, 21 июля 1994 г., заявление 458/1991 (Комитет ООН по правам человека), параграф 9.7.

142. Thorgeirson v. Iceland от 25 июня 1992 г., Заявление No.13778/88, параграф.

63.

143. The Sunday Times v.United Kingdom, от 26 апреля 1979 г.; жалоба 13166/87, EHRR 245, параграф 49 (Европейский суд по правам человека).

144. Lingens v. Austria от 8 июля 1986 г., жалоба 9815/82, 8 EHRR 407, параграфы 39-40 (Европейский суд по правам человека).

145. Отчет Специального докладчика по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и на свободное их выражение. Док. ООН, E/CN.4/2000/63, 18 января 2000 г., параграф 44.

146. Рекомендация R(200)2 Комитета министров государствам-членам в отношении доступа к официальным документам, принята 21 февраля 2002 г.

147. Принята 6 декабря 2004 г. Электронная версия документа доступна по адресу:

http://www.unhchr.ch/huricane/huricane.nsf/0/9A56F80984C8BD5EC1256F6B 005C47F0opendocuent.

148. Коммюнике, Совещание министров права стран Содружества (Порт-оф-Спейн;

10 мая 1999 г.).

149. 32 очередная Сессия Африканской комиссии по правам человека и народов, 1723 октября 2002 г., Банджул, Гамбия. Электронная версия документа доступна по адресу: http://www.achpr.org/english/declarations/declaration_freedom_exp_ en.html.

150. Принята Панамериканской Комиссией по правам человека на 108-ой регулярной сессии в октябре 2000 г. Электронная версия доступна по адресу: http://www.

iachr.org/declaration.htm.

151. Конвенция по доступу к информации, Гражданское участие в процессах принятия решений и доступе к вопросам правосудия и окружающей среды.

Док. ООН ЕСЕ/СЕР/43, принят на Четвертой конференции министров в рамках процесса «Окружающая среда для Европы», 25 июня 1928 г., вступил в силу октября 2001 года.

152. Claude Reyes and Others v. Chile от 19 сентября 2006 г., Series C жалоба 151.

153. Лондон, 1999 г. Документ доступен по адресу: http://www.article19.org/pdfs/ standards/righttoknow.pdf. 154. Лондон, 2001 г. Документ доступен по адресу: http://www.article19.org/pdfs/ standards/modelfoilaw.pdf.

155. Например, ПРООН отклоняла запросы на основании того, что согласно принципам организации доступ предоставляется только к уже опубликованным документам. См. Ноту протеста, Автор: АРТИКЛЬ 19.

Документ доступен по адресу: http://www.article19.org/pdfs/press/ undpdisclosure-policy.pdf.

156. См. Рекомендацию Совета Европы 157. См. Примечание 158. См. например, Статью 159. Claude Reyes and Others v. Chile от 19 сентября 2006 г., Series C, жалоба 151, в частности, параграфы 88-92.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 45 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.