WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Информационное право и конфликты в сфере нормотворчества на примере развития федерального и регионального законодательства А.В. Туликов Руководитель проекта по проблемам интеллектуальной собственности в киберпространстве МОО ВПП ЮНЕСКО «Информация для всех» В настоящее время развитие законодательства в информационно-правовой сфере во многом зависит от эффективной реализации Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Существенное изменение концепции базового закона и понятийного аппарата влечет необходимость приведения федерального и регионального законодательства в соответствие с базовым, разработкой и принятием новых подзаконных актов. Поэтому речь идет, прежде всего, о реализации закона, а не о его совершенствовании. Только выявление конкретных правовых проблем и соответствующих фактов в начале на стадии нормотворчества, а затем и в процессе правоприменения следует признать основанием для оптимизации действующей модели или же признания ее несостоятельной. Такие проблемы как раз и воплощаются в социальных конфликтах. Их изучение предоставляет возможность определить основные направления совершенствования законодательства.

На примере развития регионального законодательства, а именно законодательства Московской области в информационной сфере, показателен конфликт, который возник между областной думой и прокуратурой Московской области. До недавнего времени в Московской области действовало два предметных закона – Закон Московской области от 11 февраля 2001 г. № 21/2001-ОЗ «О создании органами власти Московской области информационных ресурсов и систем и их использование» и Закон Московской области от 12 марта 1998 г. №9/98-ОЗ «Об информации и информатизации в Московской области». Летом 2007 г. была инициирована разработка проекта изменений к Закону «О создании органами власти Московской области информационных ресурсов и систем и их использование» в целях его совершенствования и приведения в соответствие с федеральным законодательством.

Осенью прокурор области принес протест в областную думу, в котором потребовал отмены Закона «Об информации и информатизации в Московской области». В обосновании своих требований он указал на то, что Закон «Об информации и информатизации в Московской области» был принят в соответствие с утратившим силу Федеральным законом «Об информации, информатизации и защите информации», который позволял осуществлять правовое регулирование в данной сфере на уровне субъекта Российской Федерации. Однако в ч.1 ст.4 действующего Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» предусмотрено, что законодательство Российской Федерации об информации, информационных технологиях и защите информации может состоять лишь из федеральных законов. При этом п. «и» ст.71 Конституции Российской Федерации относит вопросы информации к исключительному ведению Российской Федерации.

Учитывая последствия, которые могли быть применены и к областной думе, если она оперативно не ответит на запрос, и к другим региональным нормативным правовым актам в информационной сфере, в декабре областной думой был принят Закон Московской области от 12 декабря 2007 г. № 214/2007-ОЗ «О признании утратившими силу Закона Московской области «Об информации и информатизации в Московской области» и статьи 12 Закона Московской области «О создании органами государственной власти московской области информационных ресурсов и систем и их использовании». Одновременно в прокуратуру был направлен ответ, в котором содержалось обоснование возможности принятия на уровне субъекта Российской Федерации нормативных правовых актов, регулирующих отношения в информационной сфере.

В соответствии с п. «и» Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» вопросы, относящиеся в соответствии с федеральными законами к ведению и полномочиям субъекта Российской Федерации, могут регулироваться законом субъекта Российской Федерации. Рядом положений Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» предусмотрены полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации, отвечающие установленной сфере правового регулирования. Это, прежде всего ч.2 ст.6, согласно которой от имени субъекта Российской Федерации правомочия обладателя информации осуществляются государственными органами в пределах их полномочий, установленных соответствующими нормативными правовыми актами; ч.5 ст.8, предписывающая государственным органам обеспечить доступ к информации о своей деятельности; ч.2 ст.11, определяющая порядок установления правил делопроизводства и документооборота; ч.ст.12, где очерчены полномочия государственных органов по разработке и принятию региональных целевых программ, а также по созданию информационных систем; ч.5 ст.13, которая предоставляет право государственным органам устанавливать особенности эксплуатации отдельных государственных информационных систем; ч.4 ст.14, устанавливающая порядок утверждения перечней видов информации, предоставляемой в обязательном порядке, а также условия ее предоставления.

У меня нет сведений о возникновении аналогичных конфликтов, вызванных ограничительным толкованием действующего законодательства работниками прокуратуры, в других регионах. Тем не менее, к подобной ситуации надо быть готовым. В данном случае наличие двух региональных законов, позволило пойти на компромисс и отказаться от одного в пользу развития другого. Однако следует иметь в виду, что существуют и более локальные проблемы, связанные, например, с правовыми основаниями для регламентации порядка федеральной и региональной государственной регистрации информационных систем и ресурсов. Тогда как на федеральном уровне основания можно выудить, исходя из предусмотренного в ч.6 ст.14 закона право Правительства Российской Федерации устанавливать обязательные требования к порядку ввода в эксплуатацию отдельных государственных информационных систем, для региональной регистрации такие основания в принципе отсутствуют. Поэтому первая проблема, связанная с реализацией федерального закона в сфере нормотворчества – это необходимость прозрачного разграничения полномочий и более детального определения какие правовые акты и в какой предметной сфере могут быть приняты на региональном уровне при правовом регулировании информационных отношений.

Следующая проблема реализации федерального закона в сфере нормотворчества носит, прежде всего, юридико-технический характер – это общая несогласованность и избыточность терминологии. В законе явствуют многочисленные уступки, на которые пошли его разработчики, чтобы согласовать проект. К примеру, были сохранены термины информатизация и государственные информационные ресурсы без надлежащего определения данных терминов. Безусловно, вопрос о необходимости сохранения этих терминов в законе является дискуссионным. Однако концепция закона явно не предусматривала наличие данных терминов, при этом их случайное несистемное упоминание вызывает трудности при разработке подзаконных актов и приведении в соответствие федерального и регионального законодательства. Конфликты нередко возникают на этапе согласования проектов нормативных правовых актов с правовым управлением. В этой связи появляются несуразные требования, которые единожды принимаются в целях ускорения прохождения проекта, а затем становятся юридическим клише. Например, оборот «информационные системы и ресурсы» применяется даже там, где речь идет только об информационных системах или только об информации. Поэтому требуется проработка закона уже на уровне применяемых терминов. Кроме того, актуально введение новых терминов. Так, отсутствие в федеральном законодательстве термина модернизация информационной системы затрудняет поддержку жизненного цикла данных объектов при правовом регулировании соответствующих отношений.

Отмечу, что региональные законы в данной сфере в настоящее время чрезвычайно декларативны и в редких случаях наделяют участников правоотношений какими-либо новыми материальными правами и обязанностями. В этой связи основную регулятивную функцию выполняют региональные подзаконные акты в данной сфере, которых в зависимости от региона насчитывается в среднем от 30 до 150 актов, а также положения организационного характера, в которых определяется порядок осуществления прав и обязанностей, установленных в федеральном законодательстве. Такими актами с одной стороны – определяются основные направления и принципы государственного управления, направления и принципы реализации региональных целевых программ, а с другой стороны отражаются какие-то каузальные особенности применения информационных технологий на региональном уровне, например правовой статус опорных зон информатизации, центров общественного доступа, региональных информационных центров, удостоверяющих центров.

Конфликты нередко возникают на этапе согласования проектов нормативных правовых актов с основными органами исполнительной власти, которые являются ключевыми игроками и распорядителями бюджетных средств в этой сфере и заинтересованы в контроле финансовых потоков и принятия решений, это, прежде всего, Мининфосвязи, Минфин, Минэк, МЭРТ на федеральном уровне, ГУРБ и т.д. В данном случае намного больше проблем согласования административных интересов, нежели в традиционном понимании интересов общества.

Каузальным также является определение правового режима отдельных информационных систем. При этом прогнозируется увеличение соответствующих правовых актов. Так в отношении источников, определяющих правовой режим информационной системы в федеральном законе предусматривается нормативный правовой акт, на основании которого создается государственная информационная система, решение о ее создании, порядок ввода ее в эксплуатацию, и особенности эксплуатации. Это может быть как один акт, так и несколько, при этом принятых различными органами. Такое многообразие, по всей видимости, приведет к тому, что на федеральном уровне и в различных регионах порядок создания, модернизации и эксплуатации информационных систем будет организован поразному. Закон в данной части также требует совершенствования, но для выявления оптимальной модели и ограничения многообразия требуется определенный «экспериментальный» период времени.

После 2000 г. наблюдается интенсивное снижение качества законов – в ряде случаев подзаконные акты лучше, чем законы. В нормотворчестве преобладает нормативизм, тогда как в правоприменении социологический подход, что приводит к использованию соответствующей методологии в сфере, где ее применение в значительной степени ущербно.

Существует острая проблема юридической этики и правовой культуры в сфере нормотворчества. При разработке нормативных правовых актов не редко использование неюридическая лексика, отсутствует редакционная и коррекционная проработка. Очень много случайных вещей в законодательстве. Неэффективна процедура согласования интересов и общественного обсуждения, информирования и т.п. Представляется актуальным исследование вопросов нормотворчества в целом, и не только в информационной сфере, в рамках доктрины информационного права. Это позволит выявить правовые особенности информационных взаимосвязей участников нормотворчества и определить возможные пути совершенствования не только правовых, но также организационных основ разработки и принятия нормативных правовых актов.

Доклад на семинаре «Конфликты в информационной сфере: этико-правовые аспекты» Москва, 8 февраля 2008 г.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.