WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 50 | 51 || 53 | 54 |   ...   | 57 |

Как в и последней, общество искало ответы на вопросы: Как жить Куда идти С чем и за что бороться Поскольку в советский период времени вся литература, навязываемая государством читателю, мало соответствовала тому, что называется «социальным заказом», получилось так, что газетные и журнальные публикации, программы в радио- и телеэфире какую-то часть «литературного мессианства» взяли на себя. И хотя журналистское произведение, особенно на телевидении, чаще всего продукт коллективного творчества, среди профессионалов медийного сообщества всегда выделялись столпы отечественной прессы. Среди них Владимир Владимирович Познер.

«…Настоятельно рекомендую не пропустить 12 июня в День независимости России передачу со скромным названием «Мост времени». Десять лет назад вышли в эфир первые телемосты, ознаменовавшие начало новой эпохи - эпохи гласности, открытого общества» [Петровская, 1996: 85]. Автор вспоминает о том, как в 1986 г. состоялся первый телемост СССР-США. С советской стороны его вёл журналист Владимир Познер. Так взошла звезда не только его самого, но и советского, а затем российского телевидения. И до него были интересные, образованные, обаятельные ведущие. Но новичок запомнился раскованностью, балансированием на грани дозволенного. «А Владимир Познер признался: глядя на себя образца 86-го года, я краснел под гримом» [Петровская 1996; 86]. Но это тогдашнему телезрителю не было видно. А запоздалое признание можно оценивать по-разному. Но мы все живём в том времени, которое есть. Другого не будет. И пытаться «подкорректировать себя» всё равно, что следовать знаменитому художнику, переписавшего портрет умершей молодой жены в угоду второй, пожилой.

Как известно, после распада СССР значительные изменения коснулись и средств массовой информации, особенно электронных. В телеэфире – множество каналов… «Однако расширение эфирного пространства чревато и серьёзным творческим испытанием, через которое пять лет назад пришлось пройти Всероссийской телекомпании неожиданно (после августовского путча) получившей вместо нескольких часов вещания целый канал» [Петровская 1996; 104]. Те, кому меньше тридцати, с позиций сегодняшнего дня скорее всего не поймут, о чём идет речь. Это сейчас эфирное пространство рвут, что называется, на части, как лакомые куски. А тогда, с появлением новыхстарых вещателей, новых-старых каналов, шла чуть ли не ежемесячная перетасовка руководителей каналов и их названий (они сменили привычные – «первая программа», «вторая программа» и т.д.), у журналистов появилась возможность переходит из одной компании в другую, «не служить» вообще нигде, а лишь предлагать свой информационный продукт тому или иному вещателю. И частенько за нашими «скачущими проказниками» [Пушкин, 1996] было не уследить. В каком-то новом качестве они себя не предлагали, новыми идеями не блистали: новый канал, новое название, как потом выяснялось, старой обкатанной передачи – вот и всё. Например, «Арина Шарапова, замечательно работавшая в «Вестях», так и не нашла себя на новом месте:

она жеманна, неестественна, её попытки не читать текст, а играть его, отвлекают от сути и раздражают» [Петровская 1996; 105]. Это очень интересное наблюдение, касаемое нашего информационного вещания. Журналист, работающий в кадре, и журналист в качестве ведущего информационной программы –не одно и то же. И дальнейшее развитие отечественного вещания показывает, что журналист практически превращается в диктора, только в худшем его варианте.

А к этому времени Владимир Познер стал любимцем не только телезрителей, но и руководителей бывшей первой программы ЦТ (Центрального телевидения). Его выхода в эфир ждали всегда с большим интересом и нетерпением. Студентов факультетов журналистики просто обязывали смот реть и анализировать его программы. И мэтр ожидания оправдывал. А затем – телевизионный академик, лауреат всех мыслимых и немыслимых премий.

Но как оказалось, и у него были свои трудности. «Владимир Познер, собравшийся было окончательно эмигрировать с ОРТ на НТВ, позвонил мне и сообщил, что остаётся и будет работать на обоих каналах. Руководство канала долго тянуло с продлением контракта на программы «Мы» и «Если». И когда Познер совсем было отчаялся и попросился на НТВ, на его «исторической родине» спохватились и всё, что нужно, подписали». [Петровская 1996; 105].

Журналист Познер по-прежнему на «главном» канале. «К чести ОРТ, оно сохранило в своем эфире и программы-долгожители, и программы, родившиеся и завоевавшие популярность на волне перестройки, …передачи Владимира Познера….» [Петровская 1998; 355]. Спустя почти десять лет немного грустно читать эти строки. И не потому, что программ Познера на телевидении нет. Они есть. Точнее, она, одна: «Времена». Поскольку существует не первый год, некоторые соображения на её счёт можно высказать. В конце каждой передачи, даже в ущерб ее мысли и логике, нередко прерывая собеседника на очень интересном доказательстве, академик даёт слово себе, чтобы зачитать заранее приготовленную цитату и с помощью её произнести в финале фразу: «Вот такие нынче времена» (с вариантами). Чем не реклама себя и собственной передачи.

О том, что современные журналисты потеряли чувство самоуважения и профессионального достоинства, я писала, оценивая работу областных телевизионщиков. Надо сказать, что наше государственное телевидение уж очень увлекается восхвалением себя. Любой мало-мальски удачный шаг становится достоянием многих зрителей. Так бы чествовали врачей, педагогов, моряков. Любой юбилей сотрудников – на экране. Раньше бы сказали, что это личная нескромность. А теперь, когда нас призывают считать деньги и недостаточным финансированием государственное телевидение объясняет отсутствие в эфире многих интересных программ, приходиться констатировать – это неразумная трата средств, использование служебного положения в личных целях. Проще говоря, набивают себе цену за казённый счёт. Нам, многотысячной телеаудитории, совсем не обязательно знать о каждом шаге сотрудников местного телевидения, их рождении, крестинах, смерти (кстати, в последние годы подобные сюжеты снимают и показывают с большим размахом). «Самореклама принимает иногда комические формы… В полный рост Евгений Киселёв, Виктор Шендерович и другие взирают сверху вниз на едущих и бегущих по улицам горожан. Так отмечают телевизионщики своё возвращение в эфир… Вот представьте себе Познера в полный рост на уличном рекламном щите или того же Владим Владимыча, демонстрирующего с экрана какой-нибудь товар, или его же, всерьёз, в собственном эфире выслушивающего комплименты в адрес своей программы… Почувствовали разницу» [Петровская 2002; июнь].

Как показывают дальнейшие события, замеченные самой Петровской и отмеченные ею же в собственной рецензии, как глубоко она ошибалась, превознося известнейшего человека, уважаемого многими профессионалами.

«В новогоднем рекламном ролике «Первого канала» все его звёзды, облачённые в комбинезоны гонщиков, рассаживаются по экипажам: Галкин, Малахов, Ургант… Неожиданно среди них появляется Владимир Познер в таком же, как у молодёжи, комбинезоне и, подняв большой палец, произносит, глядя в кадр: «Вот такие времена!» Типа: «Отличные, шикарные, супервремена!» И. Петровская прокомментировала это с присущей критику иронией: “Владимира Познера, которого многие считали моральным авторитетом на нашем ТВ, понять можно: он в команда, в обойме. Это дорогого стоит.

Странно, что он ещё не запел. Он может» [Петровская 2006; декабрь].

В 1991 г. в Архангельске в Государственной телерадиокомпании сменили руководителя. Прежний не соответствовал новой демократии: был из обкома партии. Но умный. А второй – начальник городского отдела культуры с немалым партийным стажем. Он произносил «греБсти» и «коНбинезон», в них предполагал одеть всех сотрудников. Это был, сказать, главный пункт его программы деятельности. Семи лет на выполнение задуманного ему не хватило. Но, как говорится, идеи носятся в воздухе. Добрались они и до столичных начальников. А сверхумные и сверхпорядочные журналисты с удивительным рвением всё это исполняют. Такие нынче времена! 1. Сто одна неделя с Ириной Петровской // Сб.статей. – М.,1998.

2. Газета «Известия». 2002,2006.

ТЕХНОЛОГИЯ ВЫЖИВАНИЯ, ИЛИ КЛИНИКА СМИ-НЕВРОЗОВ О. Алексий (Бекорюков) Храм св. Гавриила, Белгород Ход истории последних двух десятилетий ярко иллюстрирует нам процесс развития и становления того социального процесса, который многие наши современники называют по-разному. Кто говорит о возникновении новой системы ценностей, кто – о вхождении государства и личности в общемировой баланс гуманистически-направленной парадигмы сознания, кто – о зарождении нового представления о мире и человеке, которое уж никак нельзя увязать с древним, отжившим за давностью лет… Попробуем показать, что среди всех определений нового порядка, который пытаются навязать мировому сообществу ХХI столетия, наиболее адекватно отражающим его сущность будет понятие «войны».

С сожалением приходится констатировать, что именно война ведётся сейчас во всём цивилизованном мире, хотя многие люди пытаются закрыть на это глаза, отмежеваться от навязчивой идеи, препятствующей реализации собственных потребностей в этом мире, благами которого они только и пытаются пользоваться в своё удовольствие. И война эта ведётся не на жизнь, а на выживание, на обретение своего места под солнцем, на осознание своей личной сопричастности тем историческим реалиям, что ведут человечество к финальному аккорду его земного бытия. Однако, не замечается человеком эта война: розовые очки, нахлобученные им, не дают адекватного представления об окружающей действительности, унося мысли и идеи подальше от вечной перспективы их реализации.

Привык человек видеть на войне линию фронта, за которой – враг, а перед ней, в тылу – родное, близкое, подлежащее защите и сохранению. Однако, хитрость нынешнего врага заключается в том, что он не столь явен и очевиден, цель его представляется неопределённой, а действия сокрыты дымкой тумана и неизведанности. Новые приёмы использует враг – ведь кровавые распри и междоусобицы потеряли свою актуальность по причине общей распространённости идей гуманизма, настолько тесно вплетённых в сердцевину нашего осовремененного сознания, что вне этих идей ничто уже не представляется ценным и созидающим.

Война эта, по методам своего воздействия на человека, может быть названа войной информационной, и происходит она на уровне смещения аксиологической и культурной парадигм путём внушения человеку идеалов счастья, добра и красоты в ложном их осмыслении, с целью перевернуть апробированную веками и устоявшуюся систему ценностей. Информационная война может быть охарактеризована следующими признаками: воздействием на сознание человека «новой общественной морали», давлением на личность принятых в качестве нормы идеалов, насильственной попыткой управлять сознанием, искусственно зомбируя человека и задавая вполне конкретное направление ходу его мыслей, дабы новоиспечённые, неведомые дотоле моральные идеалы руководили им, ненавязчиво предлагая служить интересам конкретных слоёв мировой элиты.

Каким же образом осуществляется процесс смены ментальности каждой отдельно взятой нации и мирового сообщества в целом Следует отметить, что поставленные задачи наиболее успешно могут реализовываться с помощью мощнейшего рычага воздействия на человека, коим являются средства массовой информации. Известно, что ничто так не формирует сознание и ценностную основу бытия как информационные технологии – особенно, если медиамагнаты имеют перед собою ясно поставленные цели.

Разумеется, война тогда лишь может быть названа войной, когда в результате её происходит истребление человечества, причём в данном случае не имеет значения – в физическом ли или духовном плане оно совершается.

В равной мере то и другое приводит к уничтожению людей, только в первом случае – зримым и осязаемым образом, во втором же – тайно и прикровенно (без крови и видимого насилия). Поскольку же разрушению может быть подвержено не только тело человека, но и его душа, зададимся вопросом: что происходит с внутренним миром телезрителя, в своей всеядности и неразборчивости поглощающего всё то, что преподносит ему телеэфир Для начала с сожалением констатируем тот факт, что стремление вместить в себя как можно больше разносторонней и полной информации (в особенности – не вполне нравственно благовидной) в итоге приводит зрителя к одному из центральных симптомов шизофрении – дискордантному образу мышления и эмоциональной сферы. Проявляется это, в частности, в неспособности человека сосредоточить мысли и управлять их потоком, а также – в бесцельном созидании неологизмов и абстрактных категорий, оторванных от реальности. Множество каналов, широчайший спектр программ, столь необходимый для шизофренизации населения – лишь начало грамотно продуманного и осмысленного управления человеком. Дальше – больше. Попробуем взглянуть на содержание самих передач, и возьмём лишь некоторые, наиболее популярные из них.

Что проповедует современный кинопрокат Рассмотрим, к примеру, те категории фильмов, где на первый план встают сцены насилия, жестокости, всевозможного рода извращений: ужасы, триллеры, боевики, разношёрстные блокбастеры... Человеческой личности в данных картинах отводится вовсе не завидная участь: она теряет в них не только собственную уникальность, но даже самомалейшую ценность. Ведь с ней можно делать всё, что вздумается:

унижать, издеваться – причём с неприкрытым и смачным садизмом, бить, калечить, убивать… И что ещё показательно – так это наличие в подобных фильмах довольно постоянного, характерного набора кадров и сцен, подробно и смачно иллюстрирующих проявления садизма и извращений: яркий натурализм кровавых сцен свидетельствует о том, что зритель изначально призывается к тому, чтобы получать удовольствие от тех образов, где насилие представлено наиболее красочно и выразительно. Зрительный ряд импонирует влечению человеческого подсознательного: сценическая панорама представляет собою колоритное и впечатляющее зрелище, воздействуя на нервную систему и возбуждая воображение. Когда же эти зрелища становятся привычными – человек постепенно вступает в область зависимости от производимых ими ощущений, действующей подобно наркотическим препаратам.

В случае продолжительного отсутствия такого рода «питательной среды», зритель чувствует себя ущемлённым и стремится вновь найти способ удовлетворения собственных запросов, возбуждая нервные рецепторы и наслаждаясь очередными сценами жёсткого насилия.

Pages:     | 1 |   ...   | 50 | 51 || 53 | 54 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.