WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 57 |

Роль государств как акторов в области глобальных медийных коммуникаций существенно возрастает в период политических и во енных кризисов. Период «глобальной войны против терроризма» – не исключение. После вторжения в Ирак правительство США заявило о создании нового спутникового телеканала «Al-Hurra». Канал должен был стать американским противовесом влиятельному катарскому телеканалу «Al-Jazeera» как часть проекта по формированию общественного мнения на Ближнем Востоке с учетом пожеланий Белого дома. Ранее с этой же целью США открыли вещание арабоязычной радиостанции «Sawa».

Новые международные службы массовой коммуникации, главным образом спутниковые телеканалы, в последние годы создавались и другими ведущими государствами. Международные новостные каналы спутникового телевидения с их прямым выходом на широчайшие зарубежные аудитории превратились сегодня в один из важнейших элементов информационной поддержки государственной внешней политики и внешнеэкономической деятельности за рубежом.

Осознание возрастающей роли международного сателлитарного телевещания в информационном воздействии на зарубежные аудитории способствовало открытию в 2005 г. российской спутниковой службы новостей «Russia today», создание которой было инициировано и профинансировало государством. В настоящее время вещание «Russia today» осуществляется в двух вариантах – англоязычном и арабоязычном.

В декабре 2006 г. стартовало созданное по решению французского правительства новостное сателлитарное ТВ «France 24», призванное представлять точку зрения Франции на события в мире и способствовать всемирному распространению ценностей, разделяемых французами. В создании «France 24» приняли решающее участие государственные телеканалы Франции, объединившиеся с частным каналом «TF-1». Ключевые характеристики новой службы спутникового телевидения были определены потребностью её создателей в привлечении частных инвестиций и в приобретении политически благоприятного статуса независимой медийной организации [См. подробнее:

Короченский, 2007: 207-208]. «France 24» осуществляет параллельное вещание на Европу, Ближний Восток и Африку, АТР, Северную и Южную Америку по двум спутниковым каналам – франкоязычному и англоязычному. В 2007 г. запланировано открытие арабоязычного вещания «France 24» с привлечением ближневосточных капиталов, а в перспективе – и канала, ведущего передачи на испанском языке.

Государства, рассматриваемые в качестве главных агентов международных массовых коммуникаций, так или иначе присутствуют в деятельности многих спутниковых служб новостей – от «EuroNews», созданной при участии ряда государственных вещательных компаний Европы и Северной Африки, до катарского канала «Al-Jazeera». Но при этом нетрудно заметить, что участие это подчинено различным, иногда диаметрально противополож ным целям, определяемым логикой конкурентной борьбы различных государств на мировой арене.

После окончания холодной войны ведущие государства мира отнюдь не утратили своё влияние на коммерческие коммуникационные структуры, действующие в глобальном масштабе – включая и те из них, которые имеют международный статус. Пример тому – принятое в мае 1999 г., в разгар косовского кризиса, решение Совета директоров международной коммерческой организации спутниковой связи EUTELSAT о прекращении трансляции передач югославского телевидения через принадлежащие ей спутники связи.

Прерывание трансляции нарушило уставные положения EUTELSAT, которые не предусматривают отказ от оказания договорных коммуникационных услуг по политическим причинам, но полностью отвечало общему курсу государств НАТО на международную информационную изоляцию сербской стороны накануне и во время осуществления натовской военной интервенции.

В том же 1999 г. вследствие давления, оказанного на правительство Израиля со стороны США, власти этого государства добились от частной израильской компании, транслировавшей сербские телепередачи через принадлежащий ей спутник, прекращения обслуживания югославского канала.

Таким образом, названные выше категории субъектов, гипотетически способных быть творцами и исполнителями глобальной медийной политики, в действительности таковыми не являются и не могут быть в принципе:

слишком велики различия между ними и преследуемыми ими целями конкурентной борьбы на мировой арене. Одним из подтверждений реальной многополярности современного мира является острое соперничество в международной информационной деятельности даже среди казалось бы сплоченных государств Запада. Напомним, например, что спутниковая телевизионная служба «EuroNews» создавалась как противовес растущему влиянию «СNN International» на европейскую аудиторию.

Таким образом, в отсутствие явно выраженной единой ГМП сегодня уместна постановка вопроса о многообразных глобальных медийных политиках, реализуемых различными субъектами либо группами субъектов.

Очевидно, что повестка дня в формировании медийной политики в общеланетарном масштабе должна задаваться не транснациональными корпорациями либо одной сверхдержавой или группировками наиболее могущественных государств современного мира, но демократическим путем, в широком международном составе, что можно обеспечить в современных условиях только в рамках универсальных организаций – прежде всего ЮНЕСКО, уделяющей пристальное внимание концептуальным проблемам массовых коммуникаций.

В международном дискурсе о глобальных массовых коммуникациях сегодня превалируют установки и подходы Запада, о чем свидетельствуют, например, документы ЮНЕСКО 1990-2000 гг. После дебатов предшествующих десятилетий о «новом международном информационном и коммуникационном порядке» в центре внимания этой организации вновь находится проблематика свободного потока информации. Но деятельность ЮНЕСКО в защиту культурного разнообразия народов мира (не исключая мультикультурализм в массмедиа), а также выдвижение и поддержка концепции «общества знаний» – гуманистической альтернативы теории информационного общества, технократической по своей сути, свидетельствует о том, что эта авторитетная международная организация могла бы стать полем многостороннего обсуждения контуров грядущей глобальной медийной политики. Бразильский исследователь В. Круз Бриттос справедливо заметил в связи с этим:

«…ЮНЕСКО представляет собой один из немногих полюсов, выполняющих задачи формулирования альтернативных политик» [Cruz Brittos, 2005: 88].

Документы, разработанные в рамках ЮНЕСКО, неизбежно имеют компромиссный характер, будучи плодом многостороннего согласования на международном уровне. И вместе с тем в них так или иначе воплощаются взгляды и интенции различных участников общемирового дискурса о массовых коммуникациях, что обеспечивает его демократизм и многоголосье. К. Норденстренг, не без оснований критиковавший знаменитый доклад комиссии ЮНЕСКО о состоянии и перспективах массовой коммуникации в мире [Many Voices, One World, 1980] за теоретико-методологическую рыхлость и непоследовательность, тем не менее признал его большое историческое значение [Nordenstreng, 2005:

45-47]. Признанием значимости этого документа стала недавняя широкая международная реакция на 25-летие его опубликования.

В наши дни, когда благодаря новейшим коммуникационным технологиям даже рядовые граждане способны переходить из привычного состояния безличной медийной аудитории в категорию субъектов массовых коммуникаций (не исключая и международную коммуникацию), особенно важно, чтобы попытки формулирования контуров будущей глобальной информационной политики происходили на демократической основе, исключающей одностороннее доминирование и диктат.

1. Прайс М.Э. Масс-медиа и государственный суверенитет: глобальная информационная революция и её вызов власти государства. Институт проблем информационного права. – М., 2004.

2. Короченский А.П. Поздний старт: международная спутниковая служба «France 24” на глобальном рынке новостей // Средства массовой информации в современном мире (СМИ-2007). – СПб.: СПбГУ. 3. McChesney Robert W. (2005) Medios globales, neoliberalismo e imperialismo. // Por otra comunicacin. Los medios, globalizacin cultural y poder. (Dеnis de Moraes, coord.) Barcelona:

Icaria.

4. Fenby Jonathan (1986) The International News Services. NY: Schocken Books.

5. Человеческое измерение информационного общества // Энциклопедия жизни современной российской журналистики (2007). Т.2.

6. Doyle Gillian (2002) Media Ownership: The Economics and Politics of Convergence and Concentration in the UK and European Media London: SAGE ; Humphreys Peter J. (1996) Mass Media and Media Policy in Western Europe. Manchester: Manchester University Press; Dynamics of Media Politics: Broadcast and Electronic Media in Western Europe (1992, Vol. 1) Euromedia Research Group (Editor). London: SAGE; Venturelli Shalini (1998).

Liberalizing the European Media: Politics, Regulation, and the Public Sphere. Oxford: Oxford University Press; Sarikakis Katharine (2004) Powers in Media Policy: The Challenge of the European Parliament. Lang, Peter Publishing; Harcourt Alison (2005) European Institutions and the regulation of Media Markets. Manchester: Manchester University Press.

7. Ramonet Ignacio (2005). El poder mediatico // Por otra comunicacin. Los medios, globalizacin cultural y poder. (Dеnis de Moraes, coord.) Barcelona: Icaria; Сапунов В.И.

(2007) Мировые информационные агентства: системное воздействие на аудиторию. Воронеж: ВГУ.

8. Cruz Brittos Valrio (2005). Circulacin internacional y distorciones comunicacionales en el capitalismo global.// Quaderns del Consell de l’Audiovisual de Catalunya. Enero-abril 2005, num. 21.

9. Many Voices, One World. Communication and Society Today and Tomorrow. Report by the International Commission for the Study of Communication Problems. UNESCO: Paris-London.

1980.

10. Nordenstreng Kaarle (2005) Un hito en el gran debate meditico. // Quaderns del Consell de l’Audiovisual de Catalunya. Enero-abril 2005, num. 21.

ОБ ОСВЕЩЕНИИ ВОЕННЫХ КОНФЛИКТОВ Антони Кастел Тремоса Барселонский Автономный университет Каталония – Испания Ключевые слова: журналистика, военные конфликты, освещение в прессе, превентивная журналистика.

Key words: journalism, conflicts, news coverage, journalism of prevention.

Бедствия, порождённые войнами – разрушение гражданской инфраструктуры и жилых домов, смерть, исход беженцев и насилие над людьми, в особенности над женщинами и детьми – драматичны и привлекают внимание.

В процессе отбора новостей для массмедиа и определения степени значимости полученной информации зрелищность событий и их драматизм способствуют повышению ценности сообщений. Как отметил Э. Боррат [Borrat, 1989: 23], насильственные конфликты занимают чрезвычайно важное место в тематической иерархии медийной информации. Войны «хорошо вписываются в процесс отбора новостных сообщений: они состоят из эпизодов, насыщены эмоциями, конфликтами, впечатляющими образами и многим другим» [Ruigrok, De Ridder i Scholten, 2005: 162].

По этой причине в случаях, когда явный драматизм отсутствует либо не происходит что-нибудь зрелищное и впечатляющее, потому что нет военных действий, средства массовой коммуникации в большинстве случаев не сообщают о том, что происходит. В случаях, когда войны нет, но осуществляется так называемое «структурное насилие»1, средства массовой коммуникации не сообщают о нём, поскольку «редко интересуются конфликтом, пока он не прорвётся наружу» [Rupesinghe i Naraghi, 1998: 72].

О концепции «структурного насилия»: Galtung, Johan (1998) Tras la violencia 3R:

reconstruccin, reconciliacin, resolucin. Bilbao: Bakeaz gernika Gogoratuz.

Информируя о войне, массмедиа создают, выстраивают её картину.

Они обладают способностью «конструировать» существующий военный конфликт. За пределами зоны конфликта человеческие страдания и трагедии (голод, эпидемии, массовые перемещения населения и т.д.) существуют только до тех пор, когда массмедиа сообщают о них. Этот факт демонстрирует способность средств массовой информации конструировать картину бедствий и трагедий [Benthall, 1993: 27].

Только тогда, когда гуманитарная катастрофа начинает фигурировать в медийной тематике и потому привлекает внимание, она входит в политическую повестку дня. Нередко политики принимают решение о гуманитарном вмешательстве – непосредственном или через посредство неправительственных организаций – под влиянием драматической медийной информации о кризисе. «Треугольник кризиса», разработанный Майниром, Скоттом и Уэйссом, включает взаимодействие между правительством, средствами массовой коммуникации и неправительственными гуманитарными организациями [Mynear, Scott y Weiss, 1994: 2].

События в Биафре (Нигерия) в 1967-70 гг., в период военного конфликта между войсками федерального нигерийского правительства и биафрийскими сепаратистами, стали первым гуманитарным кризисом, в ходе которого после распространения через массмедиа картин бедствий населения была оказана помощь через неправительственные организации (особую роль сыграла только что созданная организация «Медики без границ» – MSF). Двадцатью шестью годами позже телепрограмма о гуманитарном кризисе в Эфиопии вызвала широкий отклик в ряде западных странах.

На войне первой жертвой становится правда, – заметил ещё в 1917 г. Х.

Джонсон [Hatchen, 1997: 140]. Уместно вспоминать это высказывание всякий раз, когда разгорается военный конфликт, попадающий в поле зрения средств массовой коммуникации, как это случилось с войной в Ираке. Но всё же оно не всегда оказывается верным – по двум причинам. Во-первых, правда может быть принесена в жертву средствами массовой коммуникации тех стран, которые являются главными участниками конфликта – но это не относится к массмедиа государств, не вовлечённых в конфликт. Без сомнения, пресса стран, не участвующих в конфликте, может предоставлять более разнообразную информацию, нежели средства массовой коммуникации государств, имеющих войска на поле боя. Даже в случаях вовлеченности той или иной страны в конфликт его освещение в национальной прессе может быть неоднозначным, если в обществе отсутствует консенсус в отношении данного участия. Например, периодика, радио и телевидение Испании часто критикуют действия войск Соединённых Штатов в Ираке. Это происходило и в недавнем прошлом, когда по решению тогдашнего председателя испанского правительства Х. М. Аснара испанские военные находились в Ираке.

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.