WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 57 |

Особенно явственной когнитивная ограниченность филологической парадигмы становится сегодня в связи с развитием новейших форм массовых коммуникаций. Непреложным фактом нашего времени является растущее влияние на массовую аудиторию со стороны телевидения и Интернета, о чем свидетельствует статистические исследования потребления средств массовой информации. Развитие телевидения и сетевой журналистики в сочетании с кризисом ежедневной газеты создало ситуацию, когда аудитория потребляет по преимуществу журналистские и иные медиатексты, созданные путем интеграции различных кодовых систем. Основу таких текстов зачастую составляет не только и не столько печатное либо звучащее слово (привычный материал для филологических научных изысканий), но все в большей степени – визуальные и аудиовизуальные образы. Мультимедийные журналистские тексты наделены пространственно-временными и эстетическими качества, которыми не обладают (и не могут обладать) традиционный печатный текст или устная речь, а потому требуют применения исследовательских подходов и методов, находящихся за пределами филологической науки. Научное познание медиатекстов, в которых вербальность минимизирована или отсутствует вовсе (например, телерепортажей под рубрикой «Без комментария»), недоступно традиционной филологии.

Сетования по поводу сокращения пространства «галактики Гутенберга» стали почти обязательным атрибутом многих работ исследователей современной журналистики, сформировавшихся под влиянием филологической парадигмы. Вместе с тем критика процессов, потеснивших цивилизацию печатного слова и усиливших визуально-образный строй современных массовых коммуникаций, едва ли способна эти процессы остановить либо отменить, так как они суть проявление объективных свойств, присущих новейшим способам технически опосредованной коммуникации.

История содержит многочисленные примеры нападок на некогда новейшее средство коммуникации – печатную книгу, которые очень напоминают нынешнюю критику Интернета. Она же наглядно свидетельствует, что появление новых форм технически опосредованной коммуникации никогда не приводило к полной отмене ранее существовавших. Радио не заменило печатную периодику, телевидение не вытеснило предшествующие ему формы массовой коммуникации, хотя его развитие привело к существенному перераспределению ролей в медиасистемах. В итоге наблюдалось обогащение медиасистем за счет расширения их информационно-коммуникативных возможностей. И не сами средства массовой информации, а использующее их общество ответственно за то, что потенциал новых и новейших СМИ не реализован в полной мере. Так, телевидение, которое могло бы стать эффективнейшим средством просвещения людей, распространения гуманистической культуры в ее высших проявлениях, в его коммерческом варианте превратилось в средство «инфантилизации» (по И. Рамоне) или «дебилизации» публики (в терминах отечественных медиакритиков).

Вместо того, чтобы абсолютизировать негативные аспекты распространения новейших коммуникационных технологий и бесконечно сокрушаться о понесенных утратах, необходимо осваивать новые пути и методы изучения журналистики XXI века, стремительно изменяющейся на наших глазах, не отказываясь при этом от хорошо зарекомендовавших себя научных подходов. На наш взгляд, отечественной наукой еще недостаточно освоены современные методы научного изучения всего многообразия журналистских текстов, прежде всего аудиовизуальных. Список используемых ныне в мировой науке методов анализа медиатекстов, представленный проф. А.В. Федоровым в нашем сборнике, достаточно красноречив. Смежные науки вполне способны «поделиться» своей методологией, позволяющей углубить журналистские исследования, не разрушая при этом саму науку о журналистике как самостоятельную область научного познания. Так, например, вовсе не обязательно культивировать описанное нашим автором, барселонским ученым Х. Сориано Клементе направление – медиаэтнографию. Но накопленный в рамках этого направления когнитивный опыт заслуживает внимания представителей журналистской науки как минимум в качестве «информации к размышлению» – либо как отправная точка ме тодологической коррекции социологических исследований взаимодействия различных социумов со средствами массовой информации, а также изучения отношений внутри редакционных коллективов.

Подобные методологические «пересечения» будут способствовать в конечном итоге демифологизации отдельных положений журналистской науки, сложившихся на предшествующих этапах ее развития. Так, под влиянием филологических подходов к журналистике укоренилось широко распространенное утверждение, будто журналистская деятельность суть творчество в чистом виде – наподобие творчества писателя ли художника. Нисколько не умаляя значение творчества и творческой индивидуальности в журналистике, необходимо учитывать, что деятельность профессионального журналиста, как правило, разворачивается в условиях коллективного информационного производства, нередко вполне сопоставимого с конвейером. В журналистской работе с неизбежностью присутствуют ремесленные, рутинные элементы, а осуществление творческого замысла связано не только и не столько с проблематикой самовыражения автора, но и с влиянием множества разнородных факторов: организационно-технологических, экономических, институциональных, культурно-идеологических, социально-психологических.

Чтобы соответствовать требованиям времени и обеспечить более глубокое и разностороннее научное познание изменяющейся журналистики, журналистская наука должна активнее осваивать философские и методологические наработки смежных гуманитарных и социальных наук. Это позволит избежать положения, когда наука следует за изучаемым объектом на когнитивном «автопилоте», исследуя по преимуществу его ускользающие состояния, быстро становящиеся достоянием прошлого. Действительно масштабный взгляд на журналистику, на её прошлое, настоящее и будущее, предусматривает философское осмысление изучаемого объекта, его характеристик и многообразных интеракций и взаимосвязей. Необходимо развивать прогностический потенциал нашей науки, пока ещё весьма слабо выраженный. Всё это невозможно без интенсивного развития философской парадигмы журналистских исследований. Следует отметить заметное продвижение вперед в этом направлении группы исследователей, объединившихся вокруг проф. С.Г. Корконосенко в составе журналистской секции ежегодной научной конференции «Дни петербургской философии». Эта же группа, включающая проф. Б.Я. Мисонжникова, В.А. Сидорова, Л.М. Макушина, А.И. Вертешина и др., осуществляет интересные политологические исследования современного функционирования журналистики, формируя политологическую парадигму её изучения.

Большие перспективы в научном познании журналистики имеет философско-культурологическая парадигма, представленная в нашем сборнике работами белгородского ученого В.Ю. Меринова. Дальнейшего развития требуют социологическая и социально-психологическая парадигмы, вооружающая журналистскую науку конкретными познаниями, касающимися социального функционирования СМИ, их взаимодействия с аудиторией. Социологическое исследование отношения читательской аудитории к районным газетам Белгородчины, которое выполнила проф. М.Ю. Казак, позволяет намного рельефнее и точнее обозначить как достижения газетчиков, так и проблемы в их деятельности, препятствующие расширению влияния районок в местных социумах. В работах В.И. Сапунова (ВГУ) получила развитие политэкономическая парадигма журналистских исследований. На наш взгляд, применение этой парадигмы весьма перспективно в условиях, когда многие характеристики содержания и формы деятельности СМИ формируются под влиянием рыночных императивов, зачастую воздействующих гораздо более эффективно, чем традиционные методы идеологического и политического контроля над медийной сферой.

Исследования последнего времени свидетельствуют и о том, что на стыке журналистской науки и педагогики начинает формироваться педагогическая парадигма исследования журналистики. Элементы педагогики, изначально присущие журналистике, получили сегодня новое воплощение. Речь идёт о медиаобразовании, признанном стать одним из ключевых направлений педагогической и культурно-просветительской деятельности по подготовке граждан к жизни и деятельности в условиях медиатизированного социума ХХI века.

В наши дни, когда технически опосредованное общение людей в его разнообразных формах приобретает всё большее значение, а средства массовой информации получили статус одного из столпов современного общества, становится всё более очевидной необходимость массового медиаобразования, вооружающего аудиторию знаниями о мире СМИ, навыками самостоятельного анализа медийного содержания (включая журналистское) и формирующего общественный иммунитет к негативным влияниям со стороны печатной и электронной прессы. Свой вклад, пока ещё очень скромный, в эту подготовку вносит и журналистика, которая формирует у аудитории определённый опыт общения со СМИ, знакомит её с различными аспектами социального функционирования печатной и электронной прессы. Этому способствуют, в частности, развитие новой области журналистской деятельности – медиакритики, наделённой просветительской функцией, а также участие средств массовой информации в реализации различных программ медиаобразования.

Но в нашей стране медиаобразовательный потенциал журналистики изучен ещё недостаточно, и редки случаи целенаправленного использования СМИ для достижения целей медиаобразования. В то же время очевидна необходимость радикального повышения культуры общения публики со средствами массовой информации. Циничная фраза коммерческих вещателей «пипл хавает», указывающая на неразборчивость значительной части россиян в потреблении медийного содержания, к сожалению, имеет основания.

Едва ли можно надеяться на то, что в рыночных условиях исчезнут сами по себе серьёзные болезни, поразившие коммерциализированные СМИ. Лишены основания и распространённые ныне надежды на чудодейственную роль цензуры. Негативные явления, широко представленные в рыночно ориентированной журналистике (примитив, политические и коммерческие манипуляции, культурный редукционизм, негативизация отображаемой картины мира, передозировка насилия и пр.) в целом слабо поддаются регулированию с применением цензурных ограничений. В условиях рынка медийное содержание такого рода исчезает из СМИ только тогда, когда радикально снижается соответствующий аудиторный спрос. Предложение убогого содержания существует до тех пор, пока налицо массовый рыночный спрос. Так, на коммерческом ТВ падение высокого прежде рейтинга телепрограммы неизбежно ведёт к снятию её с эфира. Повышение общественной культуры потребления медийного содержания методами медиаобразования и медиакритики в принципе способно обеспечить не только позитивную коррекцию отношения аудитории к СМИ, но и изменение поведения самих средств массовой информации, достижение большего соответствия их деятельности объективным общественным потребностям.

Нередко можно услышать, что конвергенция со смежными областями научного познания гибельна для журналистской науки, поскольку недопустимо размывает ее предметно-объектные границы. Хотелось бы напомнить сторонникам этой точки зрения, что чётко обозначенный объект исследования не может «раствориться» среди других объектов из-за того, что к нему одновременно применяются самые различные исследовательские подходы и методы.

Настаивая на необходимости привнесения в журналистскую науку новых когнитивных парадигм, хотелось бы отметить, что отнюдь не заслуживает забвения традиционная историческая парадигма журналистских исследований. Содержание сборника свидетельствует о наметившемся продвижении вперед на пути исторического познания журналистики Белгородчины от ее истоков до недавнего прошлого. Новые и опубликованные в нашем предыдущем сборнике исследования В.А. Вербкина, О.В. Быковой и других авторов заложили основу для создания целостной исторической картины развития периодической печати и телерадиовещания на белгородской земле.

Сложность решения этой задачи определяется особенностями истории Белгородчины. Архивные разыскания существенно затруднены ввиду того, что нынешние областные территории после упразднения Белгородской губернии (1779 г.) и превращения Белгорода в уездный город находились в составе Курской и Воронежской губерний, а в послереволюционный период - Центрально-Черноземной области, затем Курской и Воронежской областей.

Белгородская же область была образована немногим более полувека назад – в 1954 г. Поэтому сохранившиеся архивные материалы, касающиеся истории журналистики Белгородчины, рассредоточены по различным городам России. Значительная часть исторических документов утрачена навсегда в годы войны, когда город воинской славы Белгород и другие населенные пункты области, оказавшиеся в эпицентре битвы на Курской дуге, подверглись разрушению и опустошению. Историки белгородской журналистики вынуждены воссоздавать картину ее развития буквально по крупицам.

В результате уже проделанной работы более отчетливые очертания приобретают намеченные ранее ключевые направления исторического изучения печатной и электронной прессы, деятельности наших выдающихся земляковжурналистов1. Обозначились и новые направления. Так, например, особого внимания заслуживает деятельность первой в Центральной России советскопартийной школы газетных работников, созданной в 1932 г. в Старом Осколе Нарожняя С.М. О перспективах исследования истории журналистики Белгородчины // Журналистика и медиаобразование в XXI веке. – Белгород: БелГУ. 2006. С. 161-165.

в целях подготовки кадров среднего звена для районной и низовой прессы всей Центрально-Черноземной области. Уже сам факт ее появления, отмеченный В.А. Вербкиным в данном сборнике, позволяет уточнить начальную датировку журналистского образования на Белгородчине, история которого включает события 75-летней давности.

Для решения сложных задач исторического познания белгородской журналистики требуется объединение усилий ученых, представляющих смежные гуманитарные и социальные дисциплины, а также участие заинтересованных журналистов-практиков. Сегодня к изучению предыстории и истории белгородской журналистики обращаются как исследователи, выполняющие свою научную работу при факультете журналистики БелГУ, так и представители других университетских подразделений, о чём свидетельствует, например, участие в нашем сборнике И.Т. Шатохина – одного из ведущих учёных кафедры отечественной истории. Настало время сплотить наличные научные силы в рамках единой историко-краеведческой программы изучения белгородской журналистики.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.