WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 57 |

Для Пересветова книга – неоспоримый авторитет и источник мудрости, недаром одно из произведений комплекса – Сказание о книгах. Это существительное в ПК имеет форму только множественного числа и в большинстве случаев (20 из 28) сочетается с определениями-прилагательными – божест венныя (1), християн(ъ)ския (7), греческия (4), мудрыя (1), судебныя (1), полныя и докладныя (1) и комбинациями прилагательного и местоимения – свои мудрыя (3), свои турския (1); местоимением свои (1).

Употребление с первыми двумя из приведенных прилагательных указывает на функциональную отнесенность этих книг, их связь с религией;

часть контекстов с сочетанием книги греческия также посвящены теме христианства, но для Пересветова важнее то, что: 1) христианские книги воплощают кодекс общечеловеческой морали: А ту мудрость царь Магмет снял з греческих книг, образец – таковым было греком быти (154); 2) книга помогает осознанию прошлого и настоящего, поэтому может предсказать будущее:

Да и то начитают в мудрых книгах своих, что введешь правду великую в царстве своем (172). Упоминаются в ПК и книги, имевшиеся в Турции: они тоже были источниками «мудрости»: Царь турской Магмет-салтан сам был философ мудрый по своим книгам по турским (151); 3) в Сказании о царе Константине ПК слово книги использовано в значении ‘нечто вроде подложных книг’: И умыслили (вельможи Константина – С.Н.) книги написати от бога с великою клятвою (167). Здесь достаточно прозрачно высказано предостережение Ивану IV: не всем текстам можно доверять, вельможи способны на подлог.

9) «Гроза» – способ установления правды: Не мочно без грозы царство царю держати (153); Царь кроток и смирен на царстве своем, и царство его оскудеет, и слава его низится. Царь на царстве грозен и мудр, царство его ширеет, и имя его славно по всем землям (167); А не мочно царю без грозы быти: как конь под царем без узды, тако и царство без грозы (153).

Имя существительное гроза – ‘гнев, строгость’ [6,4:139] – в сочинениях ПК имеет особую смысловую нагрузку, поскольку в представлении автора царская власть, для Пересветова – сильная централизованная власть, неразрывно связана со строгостью. Но, гроза должна быть справедливой, поэтому в контекстах с этим словом видим и слово правда, означавшее большей частью справедливость, законность.

В фигуре сравнения оказывается семантически рядоположенным слово узда: оно метафорически означает право государя на постоянный контроль за всей жизнью государства. Этот символ был известен еще по Изборнику г. [9:57]. В последнем из приведенных контекстов существительное узда выступает в качестве элемента попарного сравнения: царство – конь под царем, гроза – узда. Возможно, именно это афористическое высказывание Пересветова легло в основу поговорки, фиксируемой ныне с пометой «устаревшая»:

народ без грозы, что конь без узды [10:195].

10) Учет исторического опыта – условие осуществления «правды»: показательно использование в сочинениях И. Пересветова лексикосемантического варианта-2 (ЛСВ-2) существительного взятие – ‘повествование о захвате Константинополя’, а именно: Повесть об основании и взятии Царьграда и Сказание о царе Константине ПК, специально посвященные анализу причин гибели «греческого царства» и составляющие «взятие греческое до конца»: Да естьли хотети царской мудрости, отведати о воинстве и о уставе жития царскаго, ино прочести взятие греческое до конца (170).

Таким образом, сочинения И. Пересветова составляют единый комплекс публицистических произведений, которые связаны поднимаемыми в них проблемами и вопросами, и отражают систему взглядов одного из прогрессивно мыслящих авторов своеобразного и весьма важного и противоречивого периода в истории русского государства.

1. Сочинения И. Пересветова / Подготовил текст А.А.. Зимин. Под ред. Д.С. Лихачева. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1956. С. 123-184. (Ссылки на это издание (полная редакция, музейный список) даются с сохранением орфографии и пунктуации; цифра, данная в скобках, указывает страницу). В приводимом в качестве иллюстративного фактическом материале использован ряд номинаций, многократно повторяющихся в тексте ПК. Мы пользуемся следующими обозначениями:

Иван IV – Иван IV (Васильевич) Грозный;

Константин – царь Константин (Иванович) XI Палеолог;

Петр – Петр Рареш, «волоский воевода» – правитель Валахии.

2. Древнерусская литература. ХI-XVII вв.: Учеб. пособие для студ. высш. Учеб. заведений / Под ред. В.И. Коровина. – М.: Гуманит. Изд. центр ВЛАДОС, 2003.

3. Будовниц И.У. Русская публицистика ХVI века. – М.-Л.: Изд. АН СССР, 1947.

4. Ржига В.Ф. И.С. Пересветов и западная культурно-историческая среда // ИОРЯС, т. ХIII, 1911.- Кн.3.- С. 169- 181.

5. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. – М.: Терра, 1994 (по томам).

6. Словарь русского языка XI-XVII вв. – М., 1975 и сл. (по выпускам).

7. Синицына Н.В. Проблемы общественной мысли эпохи образования русского централизованного государства и творчество Л.В. Черепнина // Феодализм в Роcсии. – М.:

Наука, 1987. – С. 172-183.

8. Срезневский И.И. Словарь древнерусского языка. Репринтное изд-ие. Т. 1-3.- М.:

Книга, 1989.

9. Кусков В.В. Поэтическая фразеология «Изборника 1076» // Герменевтика древнерусской литературы. – М., 1989.- Сб. 1 (XI – XVI вв.).- С. 52-75.

10. Жуков В.П. Словарь русских пословиц и поговорок. Изд. 4-е, испр. и доп. – М.:

Русский язык, 1991.

ФИЛОСОФСКО-ПУБЛИЦИСТИЧЕСКАЯ ПОЛЕМИКА П.Д. ЮРКЕВИЧА И Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО О ПРИРОДЕ ЧЕЛОВЕКА Шинков Михаил Александрович Орловский госуниверситет Ключевые слова: природа человека, революционные демократы, православная интеллигенция, душа, публицистика.

Keywords: the nature of human being, revolutionary democrats, ecclesiastical intellectuals, the presence of sole, publicism.

Россия 60-х годов XIX века представляла собой арену острой идеологической борьбы. Русское общество разделилось на два лагеря:

западники (либералы и революционные демократы), стремящиеся европеизировать Россию, приверженцы просветительской идеологии, имеющей в своей основе атеистический характер, и почвенники – сторонники самобытного национального развития страны. В нашу задачу не входит подробное рассмотрение как истории возникновения этих движений в русском обществе, так и исследование всех аспектов их идеологических программ. Необходимо остановиться только на том, что почвенники, в отличие от либералов и революционных демократов, отстаивали ценности христианства как основу существования России. Они провозглашали особый путь развития России на основе этих ценностей, который, по их мнению, единственно способен преодолеть существовавшие в то время острые социально-экономические противоречия в русском обществе, избежав при этом кровавых катаклизмов, сотрясавших в 1840-е – 60-е годы Европу.

Революционные демократы, называемые за свою резко радикальную позицию нигилистами, считали, что революция в России – единственное средство решить многочисленные социально-экономические проблемы.

Либералы полагали, что продвижение страны по западному пути, хотя и неизбежно, но должно достигаться более мягкими способами и за гораздо более длительный срок.

Закономерным результатом этих разногласий явилась яростная полемика в печати между либералами и революционными демократами, отстаивающими принципы атеистического мировоззрения, с одной стороны, и почвенниками, защищающими принципы христианской морали, с другой.

Основополагающее различие между западниками и почвенниками состояло в отношении к религии и как следствие этого – к пониманию природы человека. Почвенники считали человека творением Божьим, созданным по его образу и подобию. Идеологи революционных демократов, рассматривая человека только как социально-природное существо, расценивали принципы христианской морали как изжившие себя предрассудки, сковывающие личность на протяжении многих веков. Вместе с религией отвергались также священность и незыблемость брачных уз, патриотизм.

Программой философских взглядов материалистов явилась статья Чернышевского «Антропологический принцип философии».

Именно в этом трактате, написанном как отклик на философские очерки Лаврова, Чернышевский выдвигает программу решительного преодоления идеалистического взгляда на личность: «На человека надо смотреть как на существо, имеющее только одну натуру, чтобы не разрезать человеческую жизнь на разные половины, и рассматривать каждую сторону деятельности человека, как деятельность или всего организма, или... в связи со всем организмом» [2, 293]. В приведенных словах содержится квинтэссенция материалистического подхода к личности, психофизиологическая сторона жизнедеятельности определяет направленность всех стремлений человека, ибо, «ощущение подобно всякому химическому процессу». А самая жизнь есть лишь «многосложный химический процесс». Чернышевский делает вывод о физиологической основе нравственности человека. Отрекаясь он «метафизической чуши», он провозглашает учение материалистической этики, согласно которому нравственность должна подчиняться рациональным причинам. Отсюда и проистекает тезис Чернышевского о «разумном эгоизме»: «... полезным называется то, что служит источником множества наслаждений, а добрым – просто то, что очень полезно <...> Расчетливы только добрые поступки; рассудителен только тот, кто добр, и ровно настолько, насколько добр. Когда человек не добр, он просто нерасчетливый мот, тратящий тысячу рублей на покупку грошовой вещи» [2, 293]. Эгоизм не следует отвергать и стремиться подменить альтруизмом, так как чувство самосохранения – основной закон всей живой природы. Человек как ее органическая часть должен неизбежно подчиняться этому закону.

Руководствоваться нужно, по словам автора, исключительно принципами пользы и естественных наук, «которые уже настолько развились, что дают много материалов для нравственных вопросов».

Но в этом вопросе Чернышевский впадает в противоречие со своим основным постулатом о решающей значимости биологических процессов, так как, отвергая представление о человеке как о существе духовном, он в то же время признает, что такие духовные ценности как героизм и благородство имеют непреходящее значение, хотя эти качества также можно было бы объявить «метафизическим вздором», если последовательно проводить естественнонаучную теорию. Как отмечает в своем труде по истории русской философии В.В.Зеньковский: «Это очень важно учесть для правильного истолкования этики Чернышевского: его «научное» объяснение этической жизни не устраняет автономии оценивающей силы духа...

Чернышевский без колебаний признает ценность «героизма» и «благородства» – уже с «научной» точки зрения (для которой, по Чернышевскому, все определяется эгоизмом), а с точки зрения чисто этической, совершенно независимой от науки» [1, 137]. Это диктует некую автономию этического критерия. Говоря о природе человеческой натуры, Чернышевский отмечает: «Человеческой натуры нельзя ни бранить... ни хвалить, все зависит от обстоятельств: <...> при известных обстоятельствах человек становится добр, при других зол». Этот тезис, обосновывающий основополагающее влияние среды на человека, первичность материальных потребностей, был восторженно принят таким глашатаем новых идей как Писарев (см. статью о романе Достоевского «Преступление и наказание»).

Этот тезис последовательно развивался в творчестве самого Чернышевского (см. статью ««Губернские очерки» Салтыкова-Щедрина»), но развитие этого тезиса не смогло умалить в глазах Чернышевского нравственной ценности героизма и самоотречения, которые остаются непререкаемыми этическими образцами (образ Рахметова в романе «Что делать»). Такое отношение к героизму может рассматриваться как основное противоречие во взглядах Чернышевского.

Статья «Антропологический принцип философии» получила достаточно широкий и противоречивый отклик в русском обществе. Наряду с положительными отзывами были и резко отрицательные, среди последних выделяется статья Памфила Даниловича Юркевича, профессора Киевской духовной академии «Из науки о человеческом духе». Юркевич признает сложность природы человеческой личности, так как в отличие от предмета исследования естественных наук, она не поддается внешнему наблюдению, но можно наблюдать феномены действия души – человеческие чувства как положительные, так и отрицательные. Вступая в полемику с Чернышевским, Юркевич подвергает сомнению основополагающий тезис о естественных науках, как объясняющих все нравственные процессы. С позиции православного богословия Юркевич полемизирует с Чернышевским, который утверждает психофизиологическое единство человека: «Христианское миросозерцание отстранило этот метафизический дуализм: материю признает оно произведением духа; следовательно, она должна носить на себе следы духовного начала, из которого произошла она» [3, 114].

Юркевич не соглашается с взглядами материалистов на человеческую личность, обвиняя их в упрощенчестве: «... естествознание изъясняет человеческий организм из материальных оснований, а материализм из этих оснований изъясняет все существо человека, всего человека» [3, 114]. Мы видим, что Юркевич резко отграничивает биологическую основу жизнедеятельности от духовной сущности личности. Также резко расходится автор с Чернышевским во взгляде на сущность добра и зла в человеческом обществе. Отвергая тезис об определяющей роли внешних обстоятельств в природе добрых и злых побуждений, Юркевич утверждает наличие априорного нравственного закона: «... человек делает зло, когда он нарушает долг, когда делает то, что не должен был делать, сообразуясь со своим назначением, насколько он знает об нем из различных источников» [3, 140]. Юркевич признает, что животные обладают душой, но душой коллективно-родовой. Философ ссылается, в качестве доказательства, на Ветхий завет, в котором утверждается, что Бог повелел воде и земле произвести живые души, но лишил «тварей земных и небесных» индивидуального духа. Люди же обладают индивидуальным духом, поэтому развиваются и преследуют в жизни цели «различные до бесконечности».

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.