WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 57 |

Это подтверждается и в недавних работах А.В. Каравашкина, который, анализируя содержание произведений публициста, акцентирует внимание на важнейших положениях каждого из них [см., например, 2: 245-252].

Наши исследования позволили обнаружить следующую систему выражаемых автором ПК представлений:

1) Идеальный царь обладает теми свойствами, которые были присущи Александру Македонскому, Магмету-салтану. Их антиподы – Фараон египетский и Константин Иванович (ХI Палеолог): Турский царь Магметсалтан великую правду во царство свое ввел (182); Велможи греческие при царе Констянтине Ивановиче царством обладали (175); знамение господь бог показал над Фараоном, царем египетским, – морем потопил его да и велможи его для того, что был он израилтян поработил. Ино то есть знамение велико от бога, что бог гордости не любит и порабощения (182).

2) Иван IV Васильевич – самодержец, прирожденный стать идеальным христианским царем: породился (Иван IV – С.Н.) от великия мудрости по небесному знамению на исполнение правды в его царстве (161); будет у него (Ивана IV – С.Н.) в его царстве таковая великая мудрость и правда неправедным судиям от его мудрости великия, от бога прироженныя (174); Любячи господь веру християнскую, что таковаго царя создал мудрого воинника (162).

Чаще существительное царь употребляется в ПК безотносительно, но на фрагменты с ним возложена задача выразить пожелания Пересветова в адрес Ивана IV: Правда богу и отцу сердечная радость, а царю великая мудрость и сила (177). В следующем контексте, где речь идет о турецком правителе Магмете-салтане, все же содержится и одобрение, и, таким образом, рекомендация царю Ивану IV: Мудр царь, что воином сердце веселит, – воинниками он силен и славен (156). В другом фрагменте, посвященном Ивану IV, есть фраза, которая также имеет и отвлеченный характер, и рекомендацию:

щедрая рука николи не оскудевает и славу царю собирает: что государю щедрость к воинником, то его и мудрость (175). В ряде контекстов при существительном царь в ПК используются характеризующие определения:

Пишут о тебе, государе, о благоверном великом царе, что будет о тебе, о государе, слава велия вовеки (171); Великий государь, силный царь благовер ный таковыя великия досады терпит от своего недруга, от казанского царя (177). Сочетание определений способствует возвеличиванию Ивана IV рядом с называемым казанским царем и царством. Полагаем, это не случайно: молодой царь Иван вскоре отправлялся в Казанский поход (1549 г.). Подчеркнем, титул царь, которым ранее русские люди величали только могущественных монголо-татарских ханов и главу священной Римской империи, стал использоваться в именовании русского монарха с 1547 г., после венчания Ивана IV на царство. Вхождение этого титула в обиход означало возросшее значение России в системе европейских государств; показало, какого превосходства добился молодой царь по сравнению с другими князьями [3:188].

Важную функцию в ПК выполняют в связи с этим лексемы философ и дохтур. Греческое слово философ, уже в ранних памятниках (ХI – ХIII вв.) употреблявшееся параллельно с его русской калькой мудролюбец, в сочинениях Пересветова выступает именно в этом значении по отношению к авторитетным для публициста персонажам: Царь турской Магмет-салтан сам был философ мудрый по своим книгам по турским (151); сам Петр волоский воевода, ученый философ и дохтур мудрый (183). Подобное видим также в контексте с прилагательным философский – ‘свойственный философу’: те речи говорит (Петр – С.Н.) от научения веры и мудрости философския (183). Приведенные контексты являются важнейшими аргументами в пользу настойчиво проводимой Пересветовым мысли об идеальном государе – мудреце и философе. Это представление восходит к философии Платона, а в XVI в. оно возродилось и было распространено в польской литературе: «не один из тогдашних польских писателей мечтает о том, чтобы «короли были философами или философы королями»» [4:174 – 175].

Рассуждая об идеальном правителе, Пересветов приходит к мысли о благодати – ‘помощи, ниспосланной свыше, к исполнению воли Божией’ [5,I:92]: Царю быти благодатию божию и мудростью великою на царстве своем (178). Посредником в связи Бога и земного человека является царь, значит, он не только посредник, но и защитник для простых людей. С другой стороны, делая акцент на посредничестве царя, автор, на наш взгляд, выражает так свое недоверие к лицам духовного сословия.

3) Одна из основных идей сочинений Пересветова: мудрый царь должен окружать себя мудрыми и справедливыми советниками: А ко Августу кесарю во убогом образе пришед воинник и принесл ему великия мудрости воинския, и он его про то пожаловал, держал его близко себя и род его (172).

Автор неоднократно призывает Ивана IV прислушиваться к советам, которые дают опытные и мудрые доброжелатели. Примечательно в связи с этим употребление в ПК имени существительного мудрец – ‘обладающий глубоким, проницательным умом, большими знаниями и жизненным опытом’: слышавше от многих мудрецов, что быти тебе, государю, великому царю по небесному знамению (164). Здесь речь идет об обычных, земных людях; информация от них получена изустно. В другом контексте неточно цитируется библейский текст (Лука, XI,9): Да рек тако Магмет-салтан: «Пишет о милостыни мудрец, яко подобает от праведнаго труда творити ми лостыню, а не от лихоимства (168). Ссылка не на евангелиста, а на какогото «мудрого человека», полагаем, здесь не случайна: автор стремится привлечь внимание адресата и к собственным текстам, и к «речам и делам», привезенным им после пребывания в Валахии. Немалую нагрузку в ПК несет и слово доброхот – ‘доброжелатель’: Приметил... есми, государь, Петра волоскаго воеводу, был тебе, государь, великий доброхот и царству твоему (170).

Ссылаясь на авторитет Петра, И. Пересветов еще раз подчеркивает, что его обращение к Ивану IV связано со страстным желанием помочь, потому что не только Петр (Рареш, валашский воевода, родственник русского царя по линии матери, Елены Васильевны Глинской), но и сам публицист был доброхотом по отношению и к молодому царю, и к Русскому государству.

4) Представление об идеальном государственном служащем противопоставлено в ПК собирательному образу вельможи у царя Константина, ср.: То есть велможа, что в нем великая мудрость и казны царевы не осквернит ни в чем (168); Наполнилися велможи его (Константина – С.Н.) нечистым собранием и казны своей великим богатеством... емлюще посулы... и в том казны свои наполнили златом и сребром и многоценным камением (166). Примечателен в этой связи следующий контекст: и велможи (русского царя – С.Н.) от слез и от крови рода християнскаго богатеют нечистым собранием (173). Как видим, для Пересветова богатство вельмож ассоциативно связано с преступлением против бога и против людей-христиан.

Таким образом публицист стремится обличить вельмож вообще, по его представлению, недобросовестных и нечестных людей.

С именем существительным велможа в ПК семантически связано существительное велможество – ‘знатность, богатство’ [6, З:72]: которыя велможеством ко царю приближаются не от воинской выслуги, ни от иныя которыя мудрости (178). Иначе, на это слово в сочинениях Пересветова накладывается негативная коннотация: вельможество здесь несовместимо ни с воинскими заслугами, ни с наличием суммы знаний, «мудрости» в любой другой области. Таким образом, автор отстаивает право быть помощниками царя его приближенным в зависимости от личных качеств, а не от унаследованного статуса. В этом плане показательно и использование в ПК имени существительного служба (‘выполнение обязанностей государственными служащими’): велможу пожалует за его верную службу каким городом или волостию (174). Определение верный здесь – ‘честный, неподкупный’, – безусловно, существенно, поскольку поддерживает одну из основных мыслей ПК: вознаграждение и высокое положение должно быть заслуженным.

Кроме того, Пересветов размышляет и о требованиях к человеку, наделенному полномочиями: Аще ли властель еси, не насилуй и не лихоимствуй, но егда приключится власть, покажи правая (169) (см.: властель – ‘должностное лицо, проводящее на местах власть верховного гражданского или духовного лица; управитель волости; высшее начальственное лицо, предводитель волости’ [6,2:217]). Это человек, не способный нанести ущерб авторитету государства: Приказал бог... человека выбрати мудраго,... что...

казны царевы не осквернит ни в чем (168). Подобные контексты составляют в ПК своеобразный кодекс поведения должностных лиц и – в совокупности с элементами Моисеева десятисловия – отражают представления автора об основах нравственности христианина.

5) Воинник – образец служилого человека: и то есть мученики божия последняя (погибшие в сражении воины – С.Н.), яко же пострадали за веру християнскую, яко первыя, – души их к богу в руки, небесныя высоты наполняются таковыми чистыми воинники, аггелом равны и украшенны от бога златыми венцы (160); А войско его царское с коня не сседает николи же и оружия из рук не испущают (155).

Употребление существительного оружие в ряде контекстов ПК подчиняется определенной логике: 1) воинники всегда готовы к обороне или защите; 2) войско царское то же на земле, что ангелы божие (силы небесные) на небе; З) воинники – ангелы, несущие службу на земле. Следовательно, царю без воинников быть невозможно. Общее, что есть у воинников и ангелов, – оружие, которое является их неотъемлемым атрибутом. Не случайно, как представляется, и использование в ПК сочетания архаггельская сила: Так пишут про него, что он родился воин,... а в нем была, благоверном царе архаггельская сила (165). В этом случае прослеживается идея, согласно которой не только воины уподоблены ангелам, но и военачальник – здесь царь – находят место в иерархии небесного воинства.

В связи с размышлениями о статусе служилых людей («воинников») в государстве Пересветов не раз пишет о том, что служба («дворянская», «королева»), за которую дается жалование, – идеальный вариант организации «государевой службы». В своих сочинениях автор достаточно подробно описывает полученный опыт службы у зарубежных государей.

Важен для аргументации доводов автора контекст, в котором традиционное для древнерусского языка в качестве термина сочетание лутчие люди употреблено в ином значении: царь Магмет...дал им волю, и взял их к себе в полк, и они стали у царя лутчие люди, которые у велмож царевых (Константина – С.Н.) в неволе были (157). Здесь речь идет о достойных воинах, в прошлом рабах; говоря о них, публицист приходит к выводу: порабощенные не могут быть хорошими воинами.

6) Московское государство может и должно стать идеальным христианским государством: И ныне греки хвалятся государевым царством благовернаго рускаго царя от того взятия Магметова и до сех лет (160-161);

Знаменуется в мудрых книгах, пишут философи и дохтуры о благоверном великом царе руском и великом князе Иване Василиевиче всея Русии, что будет у него в его царстве таковая великая мудрость и правда неправедным судиям от его мудрости великия, от бога прироженныя (174); И он (Петр – С.Н.) говорит: Такова была вера греческая (здесь – конкретно греческая ветвь христианства, отличная от русской – С.Н.) силна, и мы ся ею хвалили, а ныне руским царством хвалимся (173).

Русичам и их царству противопоставляются в ПК другие страны и народы: И нам бы нечем говорити греческой вере, аки жидом и арменом, нечем говорити, что нет у них волного царя, и царства волнаго нет же у них; а мы тем царством руским и християнским греческой вере хвалимся (177). Как видим, основа этой противопоставленности – в независимости, гражданской и религиозной. Однако не менее внимателен автор к идее преемственности между Византией и Москвой: и тем царство греческое, и веру християнскую (здесь – равнозначное обозначение христианской веры в целом – С.Н.), и красоту церковную выдали иноплемянником турским на поругание...(но ниже – С.Н.): Тем ся царством руским ныне хвалит вся греческия вера, надеются... свободити руским царем от насильства турскаго царя иноплемянника (176).

Не менее важна в ПК идея об умножении веры христианской – ‘укрепление веры, упрочение позиций христианства’ – как в связи с известной идеей о Москве – III Риме, так и в связи с пожеланиями в адрес Ивана IV о внешнеполитических акциях: И надею на бога держат (греки – С.Н.) во умножение веры християнския на то царство руское благовернаго царя рускаго (161).

7) Правда – основа основ в государственном управлении: Правда богу сердечная радость: во царстве своем правду держати, а правда ввести во царство свое, ино любимаго своего не пощадити, нашед виноватаго (153);

Естьли к той истинной вере християнской да правда турская, ино бы с ними аггели беседовали (161).

Заметим, что одно из «ключевых» в ПК слов – правда – употребляется как многозначное понятие: 1) ‘справедливость как соответствие действий и поступков требованиям морали и права’ [6, 18:96]; 2) ‘истина, связанная с основными положениями христианской веры’: Да рек тако Петр волоский воевода: Истинная правда Христос есть... (176); 3) ‘исполнение божественных заповедей, долга’: и возмутся за вечную правду и утешат бога сердечною радостию (165); 4) ‘справедливость как свойство праведника, праведность, благочестивость’ – в значении наречия: Ино умей стяжати правдою, раздаяти же милостыню, по писанию, и тем приближитеся богу (169); 5) ‘повеление, заповедь’: О нетворящих же милостыню нищим пророк рече:

«Затыкая уши свои, да не слышит убогих, и сам взовет, и не будет избавляющаго». Тем подобает милость его и правду получити (169); 6) ‘установление, правило, закон’. В соотношении понятий «закон» и «правда» здесь отражается та черта средневековой культуры, которая состоит в недостаточной расчлененности политики, этики, права, а также их связи с религиозным пониманием и осмыслением мира [7:175-176] (пример см. выше – С.Н.); 7) ‘добрые дела’ [8, II(2):1356]: Таковому было быти християнскому царю, всеми правдами богу сердечную радость воздати (160); 8) ‘суд’: будет у него (Ивана IV – С.Н.) в его царстве таковая великая мудрость и правда неправедным судиям от его мудрости великия, от бога прироженныя (174).

8) Источником правды являются (христианские) книги: А все то царь Магмет-салтан списал со христианских книг ту мудрость, таковому годится християнскому царю божию волю делати (157).

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.