WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 57 |

Ярким примером доказательства виновности в расследовании может служить серия публикаций, которые объединяет одно действующее лицо – некто Мышкин. Впрочем, неизвестность «героя» относительная: «Кто же этот гений электрического транспорта, которого поддерживают с двух боков правое правительство и левая оппозиция, политический центр, чье имя знают президент, премьер, спикер Думы, но не широкая общественность» Главный тезис, который обосновывает автор, – Мышкин – аферист, сумевший собрать акции 52 заводов России и распоряжаться ими по своему желанию. В качестве аргументов Л. Никитинский приводит факты того, как хищническим способом «захватывались» заводы якобы для «координации деятельности предприятий, их объединения в единый технологический цикл». Все это привело к «катастрофическому ухудшению их финансово-экономического состояния».

Помимо этого, автор раскрывает факты потворства мошеннику и судей из Московского арбитражного суда, «оттягивая формальные похороны “Росэлтранса”» – холдинга, президентом которого являлся Мышкин.

Практически каждая расследовательская публикация Л. Никитинского состоит из отдельных эпизодов, логически связанных между собой, поэтому хорошо прослеживаются причинно-следственные связи. Главки сопровождаются резюмирующими микровыводами. По мнению Л.М. Майдановой, «членение на главки нередко прямо отражает специфику жизненного материала, использованного журналистом… Главки позволяют автору отразить смысловое членение материала, установленное в соответствии с потребностями передачи замысла. Это дополнительный, обладающий собственными специфическими возможностями способ выражения смысловых оттенков.

Части с помощью заголовков фиксируют либо ход события, либо ход авторской мысли» [Майданова, 1987: 136].

Так, из нескольких главок состоит расследование «Говорящее орудие», где речь идет о своеволии следователей Генеральной прокуратуры, задерживающих людей на основании мелких и малозначащих обвинений. Более того, эти люди обвиняются по одному делу, а проходят свидетелями совершенно по другому. На этот раз жертвой стала Анна Ефимович, продавец антиквариата, задержанная за провоз через границу ювелирных изделий. А показания она давала по делу Андрея Догаева, бывшего замминистра внешнеэкономических связей, по обвинению в злоупотреблении служебным положением. В публикации четыре тематических блока, распределенные по соответствующим главкам: «Арест антикварщицы», «дело Догаева», история кооператива «Акция» (в деятельности которого принимала активное участие Ефимович), и заключительная часть «Красный коридор», в которой объясняются причины своеволия прокуратуры.

При этом каждая главка в расследованиях Л. Никитинского венчается микровыводом. Здесь он не только резюмирует изложенный в ней материал, но и тщательно все объясняет. Мастерство журналиста усиливается использованием специальных юридических знаний и опыта работы в адвокатуре:

«Однако есть основания думать, что для возбуждения дела (известный следственный прием) выбраны наиболее легко доказуемые, а отнюдь не наиболее тяжкие обвинения».

Личное присутствие автора в расследовательских корреспонденциях зачастую латентно. Можно лишь догадываться о том, что он выяснял сам, а что узнал от своих информаторов. В развернутых аналитических корреспонденциях, по мнению Н.В. Бергер, присутствие автора выражается более непосредственно: это может быть рассказ в репортажной манере о ходе расследования или вариант, когда журналист знакомит читателя с ходом своих мыслей по поводу обнаруженных фактов [Бергер 2006: 290]. Последний момент является одним из ключевых в творчестве Л. Никитинского. Обладая необходимым багажом знаний юридических тонкостей, он уважает тех людей, которые будут читать его работы, и по ходу повествования охотно делится своим мнением. Выяснение причин увольнения начальника Финансово-хозяйственного управления Назира Хапсирокова в расследовании «Маленький переполох на Большой Дмитровке» заставляет журналиста выдвигать различные версии. Можно проследить ход его мыслей: «Поэтому, даже если формальный мотив отстранения Хапсирокова и звучал именно так, то в качестве истинной причины, пожалуй, было бы логичнее предположить общее ослабление политических позиций Бориса Березовского – бывшего депутата Государственной думы от Карачаево-Черкессии, где он….не имел бы никаких шансов быть избранным куда бы то ни было без поддержки Хапсирокова».

В структуре корреспонденции особая роль отводится выводам, а конструктивные предложения и выводы автора тесно связаны. «Вывод в корреспонденции – это четкое указание путей решения обсуждаемого вопроса (реже – сама постановка вопроса)» [Колосов, Кройчик, Худякова, 1987: 47]. В расследованиях Л. Никитинского концовка венчает систему рассуждений публициста, представляя собой финальное умозаключение. Так, расследуя деятельность Федерального агентства по защите интеллектуальной собственности, Л. Никитинский приходит к мысли, что в целом идея создания агентства не плоха – кто-то должен защищать интересы отечественных оборонщиков.

Однако результат реализации идеи иной: «разумная идея мифологизирована, извращена, захвачена группой чиновников и использована как вывеска для очередной «кормушки». Конструкторы и изобретатели, «мозги нации», так и не получили ни патентов, ни правовой защиты, ни денег за свои прошлые и нынешние изобретения, ни нового оборудования, ни приличной жизни в своих «наукоградах»…».

Л. Никитинский в концовке публикации подводит итог логического анализа, превращая рабочую гипотезу исследования в истинный ответ. Здесь же формулируется позиция автора, личные наблюдения которого легли в основу публикации. Наряду с этим концовка у Л. Никитинского содержит недвусмысленную оценку ситуации, причем эта оценка может быть выражена как прямо, так и в образно-метафорической форме.

_ 1. Бергер Н.В. Теория и практика журналистского расследования. – СПб., 2006.

2. Колосов Г.В., Кройчик Л.Е., Худякова Э.А. Корреспонденция – жанр публицистики. – Воронеж, 1987.

3. Майданова Л.М. Структура и композиция газетного текста. – Красноярск, 1987.

4. Тертычный А.А. Расследовательская журналистика. – М., 2002.

III. ИСТОРИЯ ЖУРНАЛИСТИКИ ОБЩЕСТВЕННАЯ И КУЛЬТУРНАЯ ЖИЗНЬ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ КОНЦА XIX ВЕКА НА СТРАНИЦАХ «КУРСКИХ ГУБЕРНСКИХ ВЕДОМОСТЕЙ» Шатохин Иван Тихонович Белгородский госуниверситет Ключевые слова: культурная и общественная жизнь, официальное издание, «Курские губернские ведомости», благотворительность Key words: social and cultural life, official edition, «Kurskie Gubernskie Vedomosti», philanthropy Создание в эпоху Николая I в российской провинции «Губернских ведомостей» изначально ставило своей целью информационно-идеологическую поддержку деятельности монархического государства, ознакомление населения провинции с официальными государственными мероприятиями, законами и распоряжениями центральных и местных властей. По мере совершенствования деятельности этих официальных органов печати, накопления опыта работы сотрудниками губернских газет, расширения кругозора и информационных потребностей читателей, «Губернские ведомости» всё чаще обращались к освещению различных сторон жизни местного образованного общества. К концу XIX века неофициальная часть «Курских губернских ведомостей» достаточно подробно знакомила своих читателей с важнейшими событиями местной «неофициальной» жизни. То есть с событиями, инициаторами и участниками которых были зачастую всё те же официальные лица (местная коронная администрация, руководители дворянских корпоративных институтов, земские и городские деятели), но выступавшие не в своей официальной ипостаси, а как частные лица со своими личными интересами и пристрастиями: к музыке, театру, благотворительности, приобретению и распространению знаний.

К началу 90-х годов XIX века в Курске и губернии действовало не так много общественных организаций: по подсчетам И. Г. Косихиной, с 1864 по 1889 г. было открыто 36 различных общества, в том числе не более 12 из них носили культурно-просветительский характер [Косихина, 1997: 22]. Но только некоторые из них давали информационные поводы для местного официоза.

Например, информацию о деятельности Курского общественного клуба в 1889 г. можно найти в 5 номерах газеты [КГВ. 1889. № 78. 13 октября; № 83.

31 октября; № 93. 5 декабря; № 95. 12 декабря; № 97. 19 декабря); о мероприятиях Общества вспомоществования учащимся – в 2 (КГВ. 1889. № 15.

24 февраля; № 33. 10 мая]; о Курских музыкальных классах – в 4 [КГВ.1889.

№ 11. 7 февраля; № 12. 10 февраля; № 86. 10 ноября; № 89. 22 ноября]; о ра боте Суджанского благотворительного общества – в 2 [КГВ. 1889. № 4. января; № 87. 15 ноября]. Кроме того, комитет Курского благотворительного общества напечатал отчет о своей деятельности за 1888 год [КГВ. 1889.

№ 26. 4 апреля], а Общество артиллеристов г. Курска – объявление о юбилейном вечере, посвященном 500-летию русской артиллерии [КГВ. 1889.

№ 84. 3 ноября]. Деятельность остальных общественных организаций или не представляла интереса для издателей «Курских губернских ведомостей», или была столь незначительной, что о ней нечего было писать.

Общественная жизнь губернского города в конце XIX века была немыслима без театра. Не оставляла вне поля зрения это направление и газета.

Самое большое внимание уделялось гастролировавшим труппам оперных, опереточных и драматических артистов. Анонсы и рецензии спектаклей опереточной труппы театра «Родон» появлялись регулярно в январе начале февраля 1889 г., когда труппа гастролировала в Курске [КГВ. 1889. №4. 13 января; №6. 20 января; №7. 24 января; №9. 31 января; №10. 2 февраля; №11.

7 февраля]. Газета писала о предстоящих гастролях и выступлениях артистов Московской оперы Хохлова [КГВ. 1889. №16. 28 февраля; №20. 14 марта], оперной труппы Медведева [КГВ. 1889. №44. 16 июня], Тифлисской драматической труппы [КГВ. 1889. №23. 24 марта], опереточной труппы Трубина [КГВ. 1889. №54. 21 июля; №55. 25 июля], товарищества артистов Малого театра [КГВ. 1889. №35. 16 мая], а также о предстоящем концерте «знаменитой американской певицы Никита» [КГВ. 1889. №14. 21 февраля].

Освещалась достаточно подробно и творческая деятельность курской профессиональной труппы: в 10-ти номерах газеты июня-августа обстоятельно анализировались репертуар и игра актеров, качество режиссуры [КГВ. 1889. № 44. 16 июня; № 45. 20 июня; № 47. 27 июня; № 48. 30 июня;

№ 49. 4 июля; № 51. 11 июля; № 53. 18 июля; № 55. 25 июля; № 56. 28 июля; № 63. 22 августа]. Значительно меньше внимания уделялось непрофессиональным постановкам и концертам. Во время Великого поста, когда светские театральные и музыкальные публичные мероприятия не проводились, газета писала о духовном концерте Курского архиерейского хора [КГВ. 1889. № 24. 28 марта].

Это были информационные поводы для появления заметок и статей на страницах губернской газеты в 1889 г. В следующем году спектр отражения газетой общественной и культурной жизни стал гораздо шире. Читатели уже в первом номере узнали о предстоящей публичной лекции профессора Харьковского университета А.Ф. Брандта «Святая гора Афон, ее природа и обитатели [КГВ. 1890. № 1. 2 января]. 19 января газета приглашала читателей посетить устроенную в зале Курской городской думы выставку художника Лунда [КГВ. 1890. № 6. 19 января]. 20 марта сообщалось о воскресных литературных чтениях для учащихся Курского духовного училища [КГВ. 1890.

№ 22. 20 марта], 27 марта и 13 апреля о пребывании в Курске зверинца Эйгуса, 17 апреля о деятельности кружка велосипедистов [КГВ. 1890. № 24.

27 марта; № 26. 13 апреля; № 27. 17 апреля].

Иногда газета публиковала пространные объявления и подробные программы предстоящих культурных мероприятий, например, о литературномузыкальном вечере, организованном 9 февраля 1890 года преподавателями и учащимися Курского уездного училища. В программе перечислялся каждый номер трех отделений с указанием фамилии исполнителя [КГВ. 1890.

№11. 6 февраля]. При этом «Курские губернские ведомости» продолжали оперативно информировать своих читателей о предстоящих и прошедших спектаклях гастролирующих и местных театральных трупп.

В 1890 г. в газете наметилась тенденция к большей последовательности в освещении общественных и культурных мероприятий. Как правило, за объявлением о предстоящем событии или краткой заметкой следовал пространный и детальный отчет. Так, 5 января газета сообщила о том, что в Татьянин день (12 января) состоится обед бывших студентов Московского университета. А в начале марта была опубликована официальная информация Правления Московского университета о пожертвованиях в общей сумме 6737 руб.

28 коп. в пользу «недостаточных студентов университета», поступивших от его выпускников, которые в разных городах страны провели для этой цели концерты, спектакли, обеды. Доля средств курян в этой общей сумме составила 1,7 % (111 руб. 79 коп.) [КГВ. 1890. № 2. 5 января; № 18. 6 марта]. Газета не только укрепляла узы корпоративного сознания в среде питомцев Московского университета, но и подавала пример всем другим учебным и профессиональным корпорациям.

Рассказывая о любом благотворительном мероприятии, «Курские губернские ведомости» в 1890 г. стремились дать читателям подробную информацию о его результатах, что было в интересах организаторов мероприятия, его участников – благотворителей и, конечно же, адресатов этой деятельности – как правило, материально нуждающихся учащихся, больных и увечных, оставшихся без попечения престарелых и детях. Так, в двух публикациях была представлена исчерпывающая информация о спектакле, проведенном 19 января в Курском городском театре Обществом любителей драматических искусств. Если первая заметка, носившая восторженноэмоциональный характер, оперативно проинформировала публику о состоявшемся общественно важном событии, то второй материал представлял собой строгий и подробный финансовый отчет. В нем указывалась цель мероприятия, расходы и доходы организаторов, размер средств, направленных на благотворительную цель, перечень лиц, внесших пожертвования, а также внесенная сумма. В данном случае Курское общество любителей драматических искусств (под председательством курского губернатора В.В. фон Валя) организовало этот спектакль с целью сбора средств для «Общества вспомоществования недостаточным учащимся в г. Курске». Расходы организаторов составили всего 222 руб. 60 коп., чистый доход, предназначенный для передачи адресату – 1168 руб. 80 коп., в том числе 495 руб. 50 коп. – это пожертвования 26 человек, каждый из которых внес от 1 до 100 руб. [КГВ. 1890.

№ 8. 26 января].

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 57 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.