WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 29 |

Беспрецедентное развитие ИКТ требует дальнейших действий по усилению уважения к правам человека и основным свободам, особенно свободе мнений и высказываний, осуществление законного доступа к информации, поддержка права общества на доступ к информации:

• Создание на государственном уровне закона о свободе слова • Применение прав на информационную коммуникацию в кибернетическом пространстве • Распространение международных деклараций, касающихся свободы слова и Интернет • Поддержка независимых и плюралистических средств массовой информации.

Хотелось бы также упомянуть о специальном вкладе ЮНЕСКО в подготовку двух устанавливающих стандарты инструментов, касающихся информационных и коммуникационных технологий, которые были приняты странами-членами на 32-й сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО, которая закончилась в октябре 2003г.:

один о многоязычии в киберпространстве и доступе к Интернету, а второй о сохранении цифрового наследия.

«Рекомендации о развитии и использовании многоязычия и всеобщем доступе к киберпространству» подчеркивают 4 аспекта, которые необходимо принимать во внимание для того, чтобы наиболее полно использовать потенциал ИКТ: развитие и продвижение многоязычного контента и систем; универсальный доступ к сетям и услугам; разработка контента для общественного сектора и поддержка справедливого баланса интересов держателей прав и населения. Эти меры имеют целью обеспечивать более сбалансированный доступ и отдавать предпочтение развитию мультикультурных обществ, основанных на знании.

«Хартия о сохранении цифрового наследия» декларирует принципы, разработанные для помощи странам-членам в разработке национальной политики сохранения и предоставления доступа к цифровому наследию. Цифровое наследие состоит из уникальных ресурсов, культурных, образовательных, научных или административных, а также технических, правовых, медицинских и пр., т.е.

представляющих любую информацию, сразу созданную в цифровой форме, или переведенную в цифровую форму из существующих аналоговых ресурсов. Это лавинообразно растущее наследие фактически находится в зоне риска из-за быстрой смены технических и программных платформ, на которых оно было создано и сохранено. В Хартии признается, что эти материалы составляют общее достояние и что необходимы срочные меры для его сохранения.

Источники:

1. Кео Ф. Информационная политика общества, основанного на знании // www.

unesco.ru 2. Дэвид П., Форэ Д. Экономические основы общества знания // Экономический вестник Ростовского университета, 2003, т. 1, № 1.

Вирусоидные тексты, память культуры и маркетинг Прагматика сюжетных структур связана с их способностью воздействовать на сознание читателей и слушателей. В восьмидесятые годы двадцатого века была поставлена проблема так называемых самореплицирующихся структур. Кажется, что ничего особенного здесь нет. Ведь все живые организмы воспроизводят сами себя, размножаются. Но вопрос о самовоспроизведении был поставлен в отношении текстов, т. е. объектов культуры. Эта проблема получила популярность благодаря работам Дагласа Хофштадтера (родился в 1945 году, в настоящее время – профессор Индианского университета, руководитель Центра по изучению творческих способностей человеческого мозга). Предметом научного интереса Хофштадтера первоначально были различные формы автореферентных предложений, т. е.

предложений, сообщающих нечто о самих себе, своей структуре или своей соотнесенности с внешним миром. Например: 1) «в этом предложении без глагола семь слов»; 2) «вы начинаете слушать предложение, которое я сейчас заканчиваю произносить»; 3) к третьему типу относятся так называемые «самоисполняющиеся пророчества», к примеру, «это предложение напомнит Вам об Агате Кристи».

Хофштадтер предложил читателям журнала «Scientific American» построить предложения-аналоги самовоспроизводящихся автоматов Джона фон Неймана, т. е.

автоматов, строящих свои собственные копии из «сырого материала» (Под автоматом здесь следует понимать математическую модель преобразования дискретной информации. Джон фон Нейман (1903-1957) – выдающийся математик и логик, один из основателей кибернетики. Нейман разработал основные принципы изучения структур управляющих систем, а также разработал вероятностный подход к логике для решения вопроса о построении надежных автоматов из ненадежных элементов). В случае предложений в качестве «сырого материала» выступают графически выделенные буквы или слова. Должно также быть «образующее правило», по которому формируется копия целого предложения, готовая к повторению образующего цикла.

Такое предложение сочетало бы в себе свойства «самоисполняющегося пророчества» с высокопрагматичной отнесенностью к сознаниям читателей как посредников, обеспечивающих структуре ее размножение. Отзывы читателей побудили Хофштадтера к более широкому обсуждению проблем самовоспроизведения сюжетных и смысловых схем в культуре. Хофштадтер прямо указал на генный аппарат живого организма как естественный прообраз автоматов фон Неймана.

Идеи обладают заразительной силой, основанной на структурах, сформированных в человеческом мозге, имплантированные культурой. Некоторую роль играют здесь врожденные предрасположенности, вытекающие из принадлежности к человеческому роду и данному типу культуры.

Существенное влияние на сам контекст дискуссии оказали работы Ричарда Докинса. Оксфордский зоолог Ричард Докинс в 1976 году опубликовал книгу «Эгоистичный ген». По мнению Докинса, дарвиновская теория «выживания наиболее приспособленного» на самом деле является частным случаем закона выживания наиболее устойчивого. Самая ранняя форма естественного отбора была выбором устойчивых форм и отклонением неустойчивых. В какой-то момент эволюции возникает молекула, которую Докинс называет репликатором. Репликатор – нечто вроде шаблона, он обладает тем уникальным свойством, что начинает создавать собственные копии. Докинс выделяет основные свойства репликатора: 1) доминирующие репликаторы начинают преобладать и составляют эволюционную тенденцию в популяции молекул; 2) важна скорость репликации, т. е. «плодовитость»;

3) важна аккуратность воспроизводства.

Эволюция есть нечто, что происходит вопреки стараниям репликаторов (сейчас – генов) ее предотвратить. Возражения Докинсу были сформулированы философом Джозефом Марголисом. По мнению Марголиса, применение алгоритмического детерминизма на уровне высших организмов требует серьезных оговорок. Мы просто не знаем, является ли построение и синтез организма алгоритмическим, контролируется ли этот процесс каким-то определенным геном (Марголис Д.

Материализм менее чем адекватными средствами \\ Вопросы философии, 2002, №7, с.

95). Алгоритмическая идея Р. Докинса была подхвачена культурой киберпанка. В рассказе У. Гибсона и М. Суэнвика «Поединок» появляется термин «wetware», образованный по аналогии с «hardware» и «software». Wetware обозначает программирование мозга и прочих биологических структур (Гибсон У. Джоннимнемоник. М., 2003, с. 386).

Кстати, если Вы читали книгу Станислава Лема «Библиотека ХХI века», то обратите внимание на раздел «Голем XIV». Искусственный интеллект «Голем» в одной из своих лекций, адресованных людям, воспроизводит рассуждение Докинса.

«Ошибающаяся ошибка – вот что такое Эволюция. Код, рассматриваемый как послание, есть письмо, написанное Никем и отправленное Никому; лишь теперь, создав информатику, вы начинаете понимать, что существование писем, которых никто никому не писал и которые, однако же, были и есть и допускают последовательное прочтение, – возможно и при отсутствии каких-либо Существ или Разумов… Воистину кодовый коммуникант почти совершенен. Для каждой молекулы в нем предусмотрено одно- единственное, отведенное лишь для нее место, а процедуры копирования, считывания, контроля в самых ответственных точках находятся под надзором особых полимеров-надсмотрщиков; и, тем не менее, ошибки случаются, понемногу накапливаются ляпсусы кода; так что дерево видов выросло из одного словечка «почти», которое я произнес, говоря о точности кода» (Лем С. Библиотека XXI века. М., 2002, с. 339-340).

Писатель – «всего лишь человек», пусть и гениальный читатель, но он – не Искусственный Интеллект, где уж ему воспроизвести нечеловеческую логику. Мы монадически замкнуты в круге исключительно человеческого. По мнению Докинса, новый тип репликатора возникает в человеческой культуре. Докинс вводит для его обозначения новый термин – мем (от латинского слова memoria – память, воспоминание). Термин мем несет идею культурной трансляции или единицы имитации. Примерами мемов являются мелодии, идеи, крылатые фразы, фасоны одежды, приемы изготовления предметов обихода или строительства жилищ. Мемы переходят от мозга к мозгу путем процесса, который можно назвать имитацией в широком смысле слова. Когда идея прививается, она распространяется и закрепляется.

«Естественный отбор» отдает предпочтение тем мемам, которые используют культурную среду для получения преимущества. Культурная среда состоит из мемов, прошедших отбор. Культура при этом приобретает черты эволюционно стабильного набора. Новым мемам трудно туда проникать, хотя мемы «культурных героев» живут и процветают (Докинс Р. Эгоистичные гены и эгоистичные мемы \\ Хофштадтер Д., Деннет Д. Глаз разума. Самара, 2003, с.109-127). Мемы – структуры, распространяемые через подражание людей друг другу.

Хофштадтер подхватил аналогию между передачей мыслей из сознания в сознание и движением генов в популяциях, а также концепцию борьбы мемов за интеллектуальное и информационное пространство. Совокупность самореплицирующихся ментальных единиц, по мнению Хофштадтера, представляет собой нормальный наследственный аппарат культуры. Состояние этой постоянно мутирующей совокупности в любой момент составляет установочную «схему вещей», сквозь которую человек видит мир.

Однако корреспонденты Хофштадтера С. Уолтон и Д. Гоуинг оказались более прозорливыми, они предложили обсудить процесс вторжения самореплицирующихся структур в сознание человека, используя вирусную концепцию. Уолтон ввел термины «вирусное предложение» и «вирусоидный текст». По мнению Уолтона, вирусоидная схема, вторгающаяся в сознание человека, имеет вид: «информация Х» плюс указание «твой долг передать Х другим». Эта формула приводится к более общему виду:

«усвоив и воспроизведя Х, ты обретешь благо». Благо при этом может быть самым разным: сознанием исполненного долга, разрешением жизненных проблем, более глубоким пониманием мира, спасением души, удовольствием от внимания слушателей.

Хофштадтер приводит примеры «информации Х» из области идеологических конструкций. Они сводятся к двум типам: «всякий, кто не уверует в это, сгорит в аду», «злодей А угнетает жертву В».

Сама идея вирусоидных текстов» и «вирусоидных фраз» обладает высокой заразительностью и превратилась в новый, удивительно живучий мем. Она может быть сведена к фразе: «активные мемы сговорились, чтобы поработить наше сознание».

Весьма впечатляющая фраза, которая каждого заставит насторожиться. Хотя ведь ясно, что процесс воспитания, социализации, как раз и состоит во внедрении активных мемов в наше сознание. Благодаря этому сознание трансформируется и становится более удобным местом обитания для мемов. И никуда нам от такого поворота событий не деться. Становление в качестве человека состоит в подключении к системам памяти более высокого уровня сложности, т. е. к определенной культурной традиции. По словам Витгенштейна, культурную традицию выбрать нельзя, как нельзя выбрать родителей. Значит, мы выбираем, будучи уже сами выбранными. Но любая культура невообразимо богата и сложна, поэтому обеспечивает нам свободу маневра в определенных рамочных условиях.

Истоком этих размышлений может считаться роман британского писателя Колина Уилсона (родился в 1931 году) «Паразиты сознания» (1967г.). Мировоззрение Уилсона складывалось под влиянием Гуссерля и Хайдеггера. Опираясь на этих философов, Уилсон стал интерпретировать человеческое сознание как внутреннее беспредельное пространство, неизученный континент, со своими неизвестными, далеко не всегда дружелюбными обитателями. В 60-ые годы ХХ века в среде интеллектуалов господствующие позиции занимал экзистенциализм, получивший в массовом сознании весьма пессимистическую окраску. Уилсон пытался создать «позитивную экзистенциальную философию». В 1966 году Уилсон выпустил книгу под названием «Введение в новый экзистенциализм». Вот характерная цитата из этой книги: « Может показаться, что внутри самого человека находятся невидимые существа, задача которых помешать ему ощутить свою свободу. Если бы человек смог полностью осознать наличие этого врага в своем собственном сознании и направить на него всю батарею своего внимания, вопрос был бы решен, началась бы новая ступень в эволюции человека – фаза подлинно человеческого».

В своем романе Уилсон проясняет эти идеи: человек – это целый континент, но его самосознание не больше садовой дорожки при доме. «Средний человек» слишком робок, чтобы проявить себя, он предпочитает уют садовой дорожки. Человек почти целиком состоит из неосуществленных возможностей. Люди, которых называют великими, набрались мужества реализовать хотя бы некоторые из своих латентных возможностей. «Паразиты сознания» приковывают сознание человека к внешним, посторонним объектам, навязывают ему увлечение этими объектами, служение им. По Уилсону, освобождение человека определяется переменой установки сознания. В терминологии Э. Гуссерля, речь идет о повороте от «естественной установки» к «феноменологической». Человеческое сознание должно быть абсолютно прозрачным для самого себя. Вот еще одна цитата из романа Уилсона, повествующая о том, как легко «паразиты» переключают внимание человека: «Вместо того, чтобы читать Гуссерля и Мерло-Понти, они вдруг принимались припоминать эпизоды из детства или свои давние романы» (Уилсон К. Паразиты сознания. Киев, 1994, с. 210). Звучит, конечно, комично, но речь все-таки идет о внутренней гигиене сознания, очищении его от ненужного хлама. А уж читать ли Гуссерля или практиковать медитацию, каждый выбирает для себя сам.

А мораль, из всего написанного К. Уилсоном, можно извлечь такую: следует научиться идентифицировать активные мемы, отличать доброкачественные от злокачественных, вредоносных, способных нанести нам ущерб, в частности, ограничить нашу свободу. Наше преимущество в сосуществовании с мемами состоит уже в том, что мы знаем об их присутствии. Здесь также важен вопрос о типологии авторства мемов. Основной вопрос является, по сути, метафизическим: «Кто это Чего они хотят» Научиться быть внимательными в отношении мемов, чувствовать их мутации, перенос акцентов – один из аспектов медиа-образования.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.