WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 29 |

В наиболее полном смысле, «электронное правительство» — это та инфраструктура, которую сегодня создают государственные органы, чтобы перейти к новым способам выполнения своих задач. Они состоят из трех видов ИТсредств — инфраструктуры, вертикальных решений и различных точек доступа, таких, как общественные порталы.

Суть любого проекта электронного правительства, реализуемого в любой стране – это всегда внедрение корпоративной информационной системы национального масштаба.

Существенным отличием правил работы бизнеса от правил работы государства является целевая ориентация – эффективные бизнесы ориентируются на нужды заказчиков, в то время как традиционные государства зачастую ориентируются на собственные потребности, в той или иной степени игнорируя нужды граждан.

Соответственно, существенно различаются и установленные бизнес-процессы. В частности, при взаимодействии с бизнесом заказчик чаще всего имеет единственную точку контакта, а все внутренние проблемы, связанные с его обслуживанием, решаются внутри бизнеса в соответствии с внутренними бизнес-процедурами.

Во взаимоотношениях граждан и бизнесов с государством обычно все происходит наоборот – имеются множественные точки контактов, и выполнение соответствующей установленной государством процедуры является обязанностью «заказчика». Все знают, сколько нужно собрать различных справок и документов, и перенести их из одной организации в другую для выполнения, вообще говоря, простейших транзакций – типа оформления прав собственности, той или иной регистрации и т.д. При этом, кстати, часто нарушается и принцип транзакционности, в результате чего никогда нельзя быть уверенным в целостности и непротиворечивости данных в различных ведомствах.

Для реализации электронного правительства необходим переход от ведомственной ориентации деятельности государства к ориентации на нужды и задачи граждан. Это проблема, которая сейчас встает перед всеми странами, которые внедряют у себя системы электронного правительства, и она неизбежным образом встанет и в России при реализации программы «Электронная Россия». Чрезвычайно опасно пытаться автоматизировать существующие неэффективные процедуры. В аналогии между электронной корпорацией и электронным правительством этому соответствует известный всем специалистам по корпоративным информационным системам факт: повышение эффективности функционирования корпорации в целом при внедрении информационной системы достигается только при одновременном проведении реинжиниринга бизнес-процессов автоматизируемого предприятия.

Автоматизированное предприятие становится иным по своей схеме бизнеспроцессов, и это то, что необходимо для автоматизации (и повышения эффективности) государства, и что сейчас уже осознается многими государствами. При внедрении системы электронного правительства государству приходится изменять свои бизнеспроцессы. Бизнес-процессы государства на сегодняшний день – и это характерно не только для России, это типично практически для всех стран, в том числе и для стран развитых – это ведомственная ориентация услуг государственных органов на всех уровнях и отсутствие взаимообмена информацией между различными ведомствами и службами.

Есть ведомственные базы данных (в данном случае не важно – в виде традиционных бумажных архивов, или в электронной форме), но нет ни стандартизации форматов, ни обмена информацией между ведомствами. Типичным является высокий уровень регламентации процессов внутри ведомств при одновременно низком уровне регламентации межведомственного взаимодействия. Как правило, отсутствуют или слабо определена ответственность и контроль сроков исполнения при межведомственных взаимодействиях.

Можно спорить о достоинствах и недостатках существующей системы – часто говорят о том, что при наведении порядка в государственных структурах все граждане окажутся «под колпаком», а информационные технологии станут новым инструментом тоталитаризма.

Однако эксперты склонны исходить из идеализированной схемы – прекрасно понимая ее идеализм, особенно с учетом российских традиций – в которой государство является «сервисной структурой» для общества, обеспечивая выполнение востребованных обществом функций, и не более. Можно назвать это слегка модифицированной формой «общественного договора» – из этого, кстати, следует, что у государства в принципе не может быть интересов, интересы могут быть только у общества, а государство является просто механизмом их реализации.

Причина такого подхода – в значительной степени сугубо экономическая. Дело в том, что цена государственной неорганизованности оказывается в результате для экономики и общества очень большой. Скажем, в России, по некоторым проводившимся исследованиям и экспертным оценкам, затраты времени граждан на обращения в государственные службы составляют примерно 3-4 млрд. человеко-часов в год, что соответствует 1,5 млн. человеко-лет в год. В обработке непосредственных обращений граждан занято порядка 400 тыс. государственных служащих, соответственно, затраты их времени тоже должны вычитаться из совокупного общественно-полезного труда. При этом от четверти до трети всех транзакций, которые проводятся при взаимодействии всех граждан с государственными службами, осуществляются с теми или иными ошибками.

Одной из важнейших целей программы «Электронная Россия» является повышение эффективности функционирования экономики, государственного управления и местного самоуправления за счет внедрения массового распространения информационных и телекоммуникационных технологий. Что, собственно, необходимо для достижения этой цели Реинжиниринг процессов на всех уровнях и переход от ведомственной ориентации в деятельности государства к ориентации на нужды и задачи граждан. «Принцип одного окна» во взаимоотношениях бизнеса с государством необходимо развивать и распространять на взаимоотношения государства и граждан.

Гражданин не должен носить справки из одного ведомства в другое для того, чтоб осуществить необходимую для него операцию, он должен просто обратиться в государственные органы. А весь дальнейший взаимообмен документами и обмен информацией должен произойти внутри без его участия – и в фиксированные сроки.

Только таким образом реализуемо электронное правительство.

Для этого необходимы общенациональные стандарты для взаимодействия и информационного обмена между ведомствами. Замечу, что это не специфика России, это общая осознанная проблема всех систем электронного правительства, которые сейчас внедряются в мире. В наиболее продвинутых системах возникают соответствующие стандарты, например, для известного проекта, реализованного в Великобритании – UK Government Gateway (Шлюз государственных служб Великобритании – http://www.gateway.gov.uk/) выработан специальный стандарт, базирующийся на XML, для обмена данными между разными государственными службами при автоматизации государства.

Каждый этап, каждое поколение технологий приводит к повышению эффективности взаимодействия. Ценность проектов электронного правительства именно в пользе для граждан и бизнеса – в сокращении издержек, в сокращении затрат времени граждан, времени и денег бизнесменов и в той добавленной стоимости, которые дают эти системы для общества. Следовательно, проект электронного правительства будет успешным тогда и только тогда, когда он приносит пользу – пользу гражданам, пользу обществу, пользу государству.

При этом не стоит обольщаться, что общество в целом так уж радостно принимает эти новации. Во многих странах мира, даже самых успешных в реализации таких проектов, идет достаточно жесткая критика своих правительств. Любопытно, что в ФЦП «Электронная Россия» слова «электронное правительство» не упоминаются ни разу – несмотря на то, что, по крайней мере, два раздела ФЦП посвящены именно электронному правительству. Этот термин использовался в принятом на заседании Правительства в июле 2001 года варианте, но исчез из окончательного текста при доработке программы.

Но вот цитата из знаменитой книги Элвина Тоффлера, написанной и опубликованной в 1970 году, и переведенной на русский язык под названием «Шок будущего». Тоффлер писал: «70% жителей Земли живут охотой, собирательством или сельским хозяйством – это «люди прошлого». Более 25% населения Земли живут в промышленно развитых станах – это «люди настоящего». Оставшиеся 2-3% населения планеты нельзя назвать ни людьми прошлого, ни людьми настоящего… о миллионах мужчин и женщин можно уже сказать, что они живут в будущем». Это было написано около 30 лет назад.

К сожалению, за прошедшие 36 лет, несмотря на весь технологический прогресс, социальный прогресс пошел совсем не так далеко, в каком-то смысле этот раскол, возможно, даже усилился. Фундаментальной проблемой современного общества является информационное неравенство. Вот несколько примеров. Сегодня в мире около 1,5 млрд. телевизоров и 2,5 млрд. радиоприемников, к которым доступ имеют около 75% населения Земли, а компьютеры имеют менее 5% населения Земли, в Интернете из них около 100 млн. компьютеров, что численно эквивалентно менее чем 2% населения Земли.

Больше половины жителей планеты никогда не звонили по телефону, просто не видели его (это данные из ООН и Всемирной Организации Труда), в большом НьюЙорке телефонных сетей больше, чем во всей сельской местности Азии, а в Лондоне больше пользователей Интернета, чем во всей Африке. Недоступность для части жителей мира средств обработки, выборки и передачи информации по телекоммуникационным сетям, включая и Интернет – это и есть информационное неравенство, оно существует внутри стран, между регионами, и на глобальном уровне.

Электронное правительство будет сталкиваться с существующей сегодня фундаментальной проблемой – проблемой информационного неравенства.

Игорь Агамирзян, сотрудник Европейского исследовательского центра «Майкрософт», член экспертного совета стран «восьмерки» по проблемам информационного общества (G8 DOT Force), ссылается на публикацию в Рунете, посвященную обсуждению ФЦП «Электронная Россия».

Осенью 2001 года там появилась статья под названием «Электронное правительство» (http://www.warweb.ru/gowww_512001.htm), посвященная критике ФЦП «Электронная Россия» и идеи электронного правительства. Короткая цитата из этой статьи: «…абсолютизация идеи «электронного правительства», ее продавливание и усиленное навязывание обществу, в конечном счете, обернется трагедией и социальным расколом. Тут уже на первый план выйдет отнюдь не пресловутое «цифровое неравенство» условно бедных и условно богатых. Все будет гораздо страшней и брутальней.

Власть окажется в руках малочисленного «онлайн» сообщества, новой электронной элиты, на которую днем и ночью будет неустанно работать созданное ею «электронное правительство», а IT-процедуры «новой экономики» дадут этой элите невероятные конкурентные преимущества перед традиционным многомиллиардным «оффлайн» сообществом. К слову сказать, Интернет в этом случае перестанет быть средством общения: для «онлайн» элиты он превратится в среду обитания и станет для нее средством перераспределения в свою пользу всех материальных благ мира.

«Оффлайн» сообщество окажется в проигрыше и попадет в полную зависимость от новой элиты цифровых людей, по сравнению с которыми голодные акулы – ерунда».

Контраргументы против электронного правительства строятся в основном на соображениях национальной безопасности и «цивилизационных особенностях России».

«Электронное правительство» – это русская калька с английского e-government, его однозначного и общепринятого определения не существует. Когда говорят об «электронном правительстве», фактически речь идет об «электронном государстве», «электронном государственном аппарате», «электронной инфраструктуре государства», «государстве информационного общества», а также о самом этом обществе, которое также превращается в информационное, приобретая совершенно новые и прежде несвойственные ему черты. Принцип индустриального общества «время – деньги» в постиндустриальной экономике трансформируется в тождество: «деньги – это информация». А тот, кто владеет информацией, владеет миром.

Информационное общество для европейцев – это средство сохранения многонационального богатства Европы. Инвестиции в технологии информационного общества для нее – это, прежде всего, инвестиции в человека.

Для Соединенных Штатов Америки информационное общество – это завершение процесса глобализации, который напрямую связан с узакониванием планетарной экономической (и политической) власти транснациональных корпораций.

Информационное общество, технологии, Интернет, электронная торговля являются идеальным инструментом экспансии США по всему миру и обеспечения глобальной конкурентоспособности американских корпораций, служат эффективным средством для распространения стандартов, ценностей и самого американского образа жизни.

Японская модель информационного общества – это строительство «электронной страны», осознанной японским моральным большинством как единая корпорация либо даже как суперкорпорация в силу ее «вселенского универсализма». Достижение балансов интересов государства, общества и бизнеса, реформирование «страдающих от усталости» социальных и экономических институтов, снижение издержек в масштабах страны и обеспечение единства нации, в том числе и для достижения глобальной конкурентоспособности Японии – вот главные цели на среднесрочную перспективу, сформулированные правительством страны Восходящего Солнца.

Существуют ли для России какие-либо иные модели и парадигмы перехода к постиндустриальному обществу, кроме названных Вот что по этому поводу говорит руководитель Центра международных исследований Московского государственного института международных отношений Виктор Сергеев: В различных культурах доминируют различные формы описания изменений. Рассмотрим, скажем, западную культуру, то есть культуру, которая сложилась в Европе, по-видимому, где-то к XI-XII векам. Это общество развивалось в очень жестких институциональных рамках. Структура общественных отношений того времени – феодальных отношений – есть форма контракта между людьми. Причем написанного контракта, существовавшего в виде документа. Такая структура отношений очень сильно связана с религией, а также с римским наследием, с культурой права – писаного права, с культурой строго определения процедуры. Важнейшую роль играла фиксация прав собственности. А значит, и фиксация любых изменений в праве собственности. Благодаря этому общество оказывается очень формализованным.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.