WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 29 |

Некорректно называть целенаправленным спонтанно установившийся порядок, не ориентированный на решение каких-то конкретных задач, но он может быть благотворным для достижения разнообразных индивидуальных целей. Эти цели, однако, не известны никакому отдельному лицу или относительно небольшой группе лиц. Рациональное поведение возможно в более или менее упорядоченном мире.

Необходимо создавать условия, при которых шансы любого случайно выбранного человека на эффективную реализацию его целей были бы высоки. При этом нельзя заранее предугадать, достижению каких конкретно целей такие условия благоприятствуют.

Результаты процедуры открытия непредсказуемы по своей природе. Самое большее, чего можно ожидать от эффективной процедуры открытия, – это улучшение чьих-то шансов на успех, хотя неизвестно чьих конкретно.

При таком способе упорядочения социальной жизни единственной совместной целью становится выработка общей схемы или определение абстрактных характеристик того порядка, который будет формироваться сам собой.

Здесь Хайек обращается к кибернетическому понятию «самоорганизующихся систем». Взаимное приспособление индивидуальных планов осуществляется по принципу «отрицательной обратной связи», т. е. продиктовано стремлением членов сообщества к равновесию.

Адам Смит использовал эту идею раньше Норберта Винера. Смит в работе «Богатство народов» говорил о «невидимой руке» рынка, которая со скурпулезной точностью регулирует цены. Смит утверждал, в сущности, что на свободном рынке цены регулируются отрицательной обратной связью. Отрицательная обратная связь соответствует взаимному приспособлению планов, однако общество характеризуется не только стремлением к гомеостазу, но и способностью развиваться.

Значит, утверждения Хайека можно переформулировать в синергетических терминах детерминистского хаоса. Ценовая информация, общая конъюнктура рынка, задает лишь граничные условия. Они указывают не столько, как действовать, сколько что производить.

Хаос не означает полную анархию или дезорганизацию. Находясь в хаотическом состоянии, общество чувствительно к малейшему колебанию, новым идеям, новому образу мысли и действия. Здесь люди получают свободу изменять структуры и институты, в которых проводят всю жизнь. Гнет прошлого ослабевает, образуется пространство для индивидуального творчества.

Кто готов меняться, хочет меняться, тот получает больше шансов выйти на новый этап развития. Тот, кто ничего не хочет менять, в конечном счете, проигрывает.

Хаос поэтому несет опасность и надежду. Общество построено по принципу положительной обратной связи. Один спонтанный порядок меняется другим, но никакую сферу реальности не удается предсказать абсолютно точно.

Во всех экономических системах конкуренция важна как исследовательский процесс, в ходе которого первооткрыватели ведут поиск неиспользуемых возможностей, в дальнейшем доступных и остальным людям.

Необходимые изменения в привычках и обычаях будут происходить только в том случае, если меньшинство, у которого есть желание и способности экспериментировать с новыми методами, укажет путь большинству и побудит его следовать за собой. Процесс открытия будет замедлен или задержан, если большинство заставит меньшинство придерживаться традиций и обычаев.

Конкуренция создает безличное принуждение, заставляющее многих людей перестраивать свой образ жизни так, как были бы бессильны изменить его любые инструкции и команды.

Высокий темп экономического роста чаще всего свидетельствует об упущенных в прошлом возможностях, т. е. о дурной политике. Высокоразвитые страны не имеют таких высоких темпов роста, какие на известное время достигают страны, в которых эффективное использование ресурсов долгое время сдерживалось законодательными барьерами.

Таким образом, Хайек понимал рынок как сложную систему, позволяющую с наибольшей полнотой и эффективностью использовать информацию, рассеянную среди множества индивидуальных агентов.

Человек всегда знает больше, чем способен осознать. Индивидуальные «ноухау» невыразимы, и их носитель о них может не догадываться, хотя пользуется ими в повседневной практике. Неявное знание не может быть «высказано», но может быть «показано» в действиях конкретных людей.

Идею разделения труда Хайек дополнил идеей разделения знаний.

Личностное знание частично и фрагментарно, но оно экономически более значимо, т. к. обладание им создает сравнительные преимущества в выполнении определенных видов деятельности. Каждый человек владеет уникальной информацией, которой можно найти выгодное применение. Эту информацию можно использовать, если решения, зависящие от нее, принимаются самим владельцем и при его активном участии.

Ценным капиталом в любом деле является знание людей, местных условий и особых обстоятельств.

Проблема координации неявного знания о конкретных видах деятельности и обстоятельствах времени и места приобретает решающее значение в масштабах всего общества.

Эффективное распределение ресурсов – непосредственный результат эффективной координации знаний.

Для описания распределенного интеллекта Рой Аскотт (Roy Ascott) в 1992 г.

ввел понятие «теленойя» (telenoia) — от греческих слов tele- («вдаль, далеко») и nous («разум»). Он назвал этим словом интерактивный проект, объединивший многих художников и исполнителей из США и Европы. «Теленойя», по замыслу автора, должна разрушить «паранойю» изолированного, отчужденного «я», зацикленного на своей индивидуальности или единственной идее, которая выращивается вне коммуникации — в уюте отдельного сознания. Аскотт признает, что «теленойя» не является исключительным свойством эпохи глобальных информационных каналов: в разных формах она существовала и раньше.

Очевидно, что она продолжает непрерывно работать в научном сообществе. В идеале научный мир действует как единый разум, в котором идеи, открытия и результаты экспериментов сразу же становятся общим достоянием.

Приобщение к этим взаимодействиям, включение в них происходит и через библиотечную систему. Если продолжить аналогию с действием интеллекта, то можно определить место этой системы в «теленойе». Библиотечная сеть подобна синапсам огромного числа нейронов. Вместе с другими социальными институтами научного знания (издания, кафедры, конгрессы) она служит самым широким каналом распространения информационных импульсов от одной части распределенного разума к любой другой. Среди прочих институтов только библиотеки, включая и Интернетбиблиотеки, предоставляют доступ к сколь угодно сложному и специализированному знанию по множеству отраслей одновременно.

Если в Средние века научное знание было эзотерическим — закрытым для непосвященных, то эта эзотеричность была снята образованным разумом: для него нет скрытого знания, есть только непонятное. Однако существовала другая «эзотеричность» в виде труднодоступности знания или сложности его поиска.

Библиотеки и межбиблиотечные связи снимают и этот тип закрытости. Сегодня мы являемся свидетелями появления третьего типа «эзотеричности»: все большая специализация, разветвление дисциплин и лавинообразный рост информации.

Барьером уже для самих ученых служит совокупный уровень развития наук.

Стало очевидным, что теперь невозможен охват всего знания или его синтез. Но это ли нужно сообществу ученых Ведь роль всеобъемлющих энциклопедий могут с успехом выполнять информационные системы. Умение строить мосты в пространстве знания, умение найти язык для интерпретации данных других дисциплин, их корректного использования и соединения в нужных точках будет более востребованным. Действительно, соединять «все со всем» — неблагодарное занятие:

даже если предположить, что это возможно, то сложно представить, кому адресовано такое знание. Но продуктивные междисциплинарные исследования могут обогащать любую теорию. Научная и даже публичная библиотека представляет собой оптимальное место для создания моделей таких исследований. Она и сама может участвовать в этом процессе: от проведения междисциплинарных дискуссий до прямого участия в разработке «пограничных» тем (в науковедении, социологии науки и т.д.).

Дэниел Белл (Bell, Daniel), американский социолог и публицист, член Американской академии искусств и наук. Родился 10 мая 1919 в Нью-Йорке. По окончании учебы преподавал социологию в Колумбийском (1959-1969), а затем в Гарвардском университете (с 1969 по настоящее время). Первая же крупная публикация Белла – книга Конец идеологии (The End of Ideology, 1960) – создала ему репутацию одного из ведущих американских теоретиков в области социальных и политических наук. Наряду с Артуром Шлезингером-младшим Белл возглавил т.н. «школу консенсуса» – либерально-центристское течение, доминировавшее в интеллектуальной жизни Америки 1950-х годов. Ключевым тезисом этой школы стало утверждение об исчерпанности традиционных политических идеологий. Коммунизму, фашизму и другим «программным» идеологиям Белл противопоставил либеральную приверженность умеренному социальному реформизму, свободному рынку и индивидуальным гражданским свободам. В отличие от либеральных теоретиков националистического склада (таких как Дэниел Бурстейн) или неоконсерваторов (таких как Ирвинг Кристол), Белл не стремился преувеличивать степень культурной однородности американского общества или распространенности ценностей среднего класса.

Три аспекта постиндустриального общества особенно важны для понимания телекоммуникационной революции:

• переход от постиндустриального общества к сервисному обществу;

• решающее значение кодифицированного теоретического знания для осуществления технологических инноваций;

• превращение новой «интеллектуальной технологии» в ключевой инструмент системного анализа и теории принятия решений.

Знания и информация становятся стратегическими ресурсами и агентом трансформации постиндустриального общества. Бурное протекание общественных изменений, особенно когда они, как в данном случае, осуществляются через посредство специфических технологий, с неизбежностью ставит перед обществом сложные политические проблемы. Здесь можно лишь схематически обозначить некоторые из проблем, которые общество будет вынуждено решать в ближайшие два десятилетия.

Новая инфраструктура. Каждое общество внутренне связано различными каналами, позволяющими его членам осуществлять материальный и духовный обмен.

Организация, финансирование, поддержание и управление этими каналами, или инфраструктурой, обычно находились в компетенции правительства. Первой инфраструктурой был транспорт – дороги, каналы, железнодорожные и воздушные магистрали; все это позволяло связывать воедино различные сегменты общества и осуществлять перемещение товаров и людей. Второй инфраструктурой были средства передачи энергии – водяное колесо, паровые машины, газ, электричество, нефтепроводы. Мобилизуя не столько природные, сколько технологические источники энергии и связывая их в единые энергетические сети, человечество не только радикально изменило городскую жизнь, но и обеспечило себя энергией для производства товаров в массовом масштабе и применения разнообразной бытовой техники. Третьей инфраструктурой были коммуникации – вначале почта и газеты, затем телеграф и телефон, сейчас радио и телевидение; все это сыграло роль каналов колоссального информационного взрыва, своего рода бомбардировки сенсорного аппарата человека, расширения социального и психологического взаимодействия людей, которое сейчас растет экспоненциально.

По-настоящему важные социальные изменения в предстоящие два десятилетия произойдут в третьей инфраструктуре. Под «информационными технологиями» независимый автор Николас Карр понимает все технические способы (железо и софт), предназначенные для хранения, обработки и передачи информации в цифровом виде.

Понятие ИТ не включает собственно информацию, которая передается при помощи технологии, или квалификацию ее пользователей. Информация и уровень квалификации пользователей часто лежат в основе конкурентного преимущества. Так было и будет всегда. По мере уменьшения стратегической значимости технологий роль навыков ее повседневного использования только нарастает.

Не повсеместное распространение, а, напротив, дефицитность обуславливает стратегическую значимость бизнес-ресурса, делая его основой устойчивого конкурентного преимущества. Преимущество перед конкурентами возникает только в том случае, если вы обладаете чем-то, чего у них нет, или делает что-то, чего они сделать не могут. К настоящему времени основные функции ИТ (хранение, обработка и передача информации) стали общедоступными. По мере развития и увеличения доступности информационные технологии постепенно перестают быть потенциальным стратегическим ресурсом. Они становятся тем, что экономисты называют «товарным ресурсом», т. е. статьей затрат на ведение бизнеса, которые несут в одинаковой степени все компании, не получая при этом никаких конкурентных преимуществ.

Информационные технологии проще понять, если рассматривать их в качестве «последнего звена» в ряду технологий, изменивших экономику в течение двух последних столетий, включая паровые двигатели, железные дороги, телеграф, телефон, линии электропередач и скоростные автомагистрали. Пока эти технологии встраивались в экономическую инфраструктуру, они позволяли дальновидным компаниям добиваться реальных конкурентных преимуществ. Однако по мере распространения, становясь все более доступными и дешевыми, они превращались в обычный товарный ресурс. Тем же путем идут информационные технологии. Они становятся все более дешевыми и стандартизированными. Информационные технологии сами по себе перестают играть роль генератора великих преобразований.

Для реализации своего потенциала ИТ придется стать чем-то обыденным, утратив стратегическую значимость и престав быть фактором решающей дифференциации.

Важно ввести различие между проприетарными (собственными) и инфраструктурными технологиями. Проприетарные технологии – это технологии, которые в данный момент реально являются собственностью отдельной компании.

Например, фармацевтическая фирма может владеть патентом на химическое соединение, на основе которого разрабатывается целое семейство препаратов. Пока технологии, находящиеся в собственности компании, защищены от прямого копирования, они могут создавать долговременные стратегические преимущества пред конкурентами, обеспечивая высокие прибыли.

Напротив, инфраструктурные технологии представляют наибольшую ценность при условии не индивидуального, а общего, совместного использования.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.