WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 29 |

В информационном обществе социальный статус человека будет определяться его членством в сети. Этот статус будет постоянно изменяться как с течением времени, так и в зависимости от обстоятельств. Списку аристократов новой эпохи никогда не суждено быть напечатанным, поскольку он устарел бы раньше, чем попал на прилавки, и к тому же был бы абсолютно нечитаемым.

Нетократические отношения существуют только on-line, в прямом и переносном смысле, постоянно обновляемые и закрытые от посторонних паролями и виртуальными ключами, доступными лишь избранным – кураторам.

Связи возникают только в обмен на другие связи, равнозначные по совокупной ценности. Связи будут возникать, если игрок обладает ценной информацией, а еще лучше, если человек демонстрирует исключительные способности по приданию этой информации наиболее привлекательной формы, усиливающей интерес.

Можно одновременно обладать информацией и делиться ею с несколькими избранными. Вступая в контакт, игрок сам приобретает дополнительную стоимость, поскольку коммуникация придает интерес персоне, которая делится информацией.

Этот интерес сохраняется до тех пор, пока существует ожидание следующей порции такого же информационного продукта из того же источника.

Информация, которая придерживается для себя, не имеет привлекательной ценности, информация, продаваемая за деньги, имеет весьма преходящую и ограниченную ценность. Информация, которая приносит ценность вашей сети, существенно повышает ваш статус как носителя. Сеть гарантирует себе постоянное снабжение информацией, а каждому отдельному игроку возможность улучшить свой социальный статус. Именно таких игроков сети высоких уровней принимают на работу.

Сетевому анализу суждено стать той общественной наукой, которая в будущем будет вызывать наибольший интерес.

Сеть заменит человека в качестве великого общественного проекта. Кураторская сеть заменит государство в его роли верховной власти и верховного провидца.

Жесточайшие ограничения виртуальной мобильности станут эквивалентом тюремного заключения. Куратор выступает в роли полицейского, а также обвинителя и судьи, а в постоянно меняющейся сетевой системе невозможно создать формальные законы.

Рассмотрение тех или иных вопросов внутри сетей высших уровней будет защищено от посторонних взглядов, не нуждаясь ни в демократических принципах, ни в общепринятых традициях принятия решений. Сами нормы общественной жизни и права общества на достоверную информацию станет трудно поддерживать.

Общественное пространство перестанет существовать и заменится топографическим лабиринтом. Получить целостное представление о мире станет невозможно.

Тем не менее, информационное общество не тоталитарно.

В привычном смысле подать апелляцию на решение куратора об исключении из сети невозможно, шансы на пересмотр приговора невелики. Однако чрезвычайная подвижность и многообразие системы обеспечат наличие альтернативных сетей для вступления, если у человека есть действительно что-то привлекательное для рынка. В этом случае другие сети не могут себе позволить отказать человеку в членстве, да у них и не будет для этого причин (NB: маневр уклонения всегда возможен, усвой искусство «протекания песка сквозь пальцы»).

Эта сложная топография затронет каждого. Даже самым могущественным кураторам будет не хватать полной картины информационного общества, что, в свою очередь, будет ограничивать их власть.

Тенденции не следует понимать как синоним моды, они не имеют ничего общего с глянцевыми журналами. Термины тенденция / контртенденция используются здесь по аналогии с концептуальной парой действия / противодействия у Ницше. Для Ницше действие есть проявления стремления к власти. В философском смысле стремление к власти есть некий первичный импульс, независимый от других.

Противодействие есть вторичный импульс, который возникает как ответная реакция на действие. Противодействие имеет реактивный характер, поскольку направлено на поддержку властной структуры, для которой «действие» представляет угрозу. Реакция есть мобилизация защитных сил, акт поддержки устоев власти, оспариваемых появлением конкурирующей силы. Примером реакции являются попытки правящего класса отмирающей парадигмы защитить себя в противоборстве с новой элитой.

Тенденция есть движение во времени, связанное с борьбой определенной группы за достижение и проявление социальной идентичности. Тенденция есть первичный импульс, никоим образом не являющийся ответной реакцией на другой импульс. Ответным импульсом всегда является сопротивление тенденции.

Тенденция, во-первых, усиливается за счет распространения информации, вовторых, она подкрепляется тем, что новая технология завоевывает все большие территории.

Развитие Интернета и социальные изменения, вызванные его существованием, можно определить как подлинные тенденции.

Доминирующая тенденция складывается из движения в сторону глобализации, уменьшения религиозности и увеличения разнообразия. Вторичная контртенденция, зависящая от тенденции, складывается из изоляционизма, гипернационализма и фундаментализма. Любая контртенденция подразумевает ограничение доступа к информации, стратегию, которая в долгосрочной перспективе так же беспочвенна, как и желание принимать желаемое за действительное. Контртенденции базируются на людских страхах по поводу тенденций, они способны задержать ход исторического процесса, но не существенно повлиять на него. Едва только информация начинает распространяться, тенденция побеждает на всех уровнях.

Любая сегодняшняя контртенденция зачастую является вчерашней радикальной и инновационной тенденцией, соответствовавшей духу своего времени.

Демократия и национализм были когда-то социально-политическими тенденциями, соответствовавшими развитию производительных сил и поддерживавшимися ростом информационного обмена. Сегодня же силы, стоящие за прежние социальные институты, являются контртенденциями. Правда, то, что демократия как таковая редко или никогда не является гарантией мудрых решений, до сих пор не признается.

Церемониальная риторика демократии пронизана духом лицемерия.

Демократия превозносится как нечто справедливое и вечное, находящееся в согласии с законами природы.

Однако, в лучшем случае это – хрупкий компромисс между конфликтующими политическими силами; в худшем – способ легитимации выгодных властной элите решений.

Пропаганда заявляет, что единственной альтернативой демократии является зловещая диктатура, несмотря на то, что диктатура легко устанавливается именно демократическими средствами.

Информационное общество будет развивать новые политические структуры.

Электронная элита формирует новый всеобщий язык, основанную на английском языке сетевую латынь, которая станет глобальным языком общения нетократии. Такая сильно модифицированная версия английского языка, в котором субкультурные диалекты выйдут на первый план, стандартные фразы станут короче, неологизмы будут поощряться, а придаточные предложения выйдут из употребления, станет универсальным средством общения глобальной сети.

Все указывает на центральную роль, которую играет общий язык в условиях медиализации общества.

Без продвинутого программного обеспечения в области переводов языковые различия будут оставаться коммуникационным барьером. (NB: на самом деле англосаксонское доминирование является серьезным вызовом культурному разнообразию.

Вот почему ЮНЕСКО настаивает на сохранении национального, языкового контента в Интернете. Впрочем, китайцы сделали то, что делали всегда, т. е. построили Великую Электронную Стену из высших доменных адресов на родном языке).

Нетократическое отношение к знанию одновременно инструментально и эстетично.

С нетократической точки зрения, сеть может функционировать эффективно, только когда она помогает существенно снизить временные затраты на общение участников, являясь лишь местом встречи для обмена эксклюзивной информацией.

Такая сеть предполагает наличие жестких и чувствительных кураторов, безжалостные манипуляции информацией, удобный доступ и формат. С этой точки зрения, присутствие университетов в Сети смехотворно.

Распределение власти в информационном обществе зависит от креативности, а не от финансовых вливаний или государственного регулирования. Нетократы не испытывают стремления кичиться научными званиями.

Мы все сильнее зависим от нашей способности создавать функциональные модели для ориентации. Новый рационализм содержит фундаментальное понимание неизбежных ограничений рационального мышления, становится трансрационализмом.

Трансрационализм отвергает любые формы трансцендентализма и метафизики, признавая недостатки рационализма.

Информационное общество не знает равенства. Его меритократический элемент велик, власть не поддается локализации, а механизмы самовыражения так неочевидны.

Нетократия неприступна. Она ничего ни у кого не отняла, ее властные позиции строятся исключительно на высокой способности приспосабливаться и преуспевать в условиях экосистемы, порожденной информационными технологиями.

Консъюмтариат является низшим классом вследствие недостаточного социального интеллекта, нормы которого устанавливаются информационным обществом. Двери ни для кого не закрыты. Необходим особый талант, чтобы найти ручку и войти, а такой талант отсутствует в широких массах. Отсюда следует, что неравенство не является обязательно несправедливым. Трудно представить себе политическую партию, протестующую против неравенства умов или против того, что талант вознаграждается.

В отличие от рабочего класса, консъюмтариат не обладает устойчивой верой в светлое будущее. Сохранится лишь революционная эстетика: романтизация сопротивления как такового, опьянение духом беспорядочного, коллективного разрушения. Новый луддизм, но и только. Эстетика пассивного сопротивления станет актом добровольного самоотречения, полного отказа от какой-либо роли в информационном обществе. Основная виртуальная атака будет осуществляться на авторские права и патенты, права интеллектуальной собственности, составляющие основу информационной экономики. Здесь возможен раскол внутри нетократии по поводу понимания прав на владение информацией.

Главная ценность информационного общества состоит не в информации как таковой, а в ее сортировке и манипулировании ею. Наиболее влиятельным нетократам нет нужды беспокоиться по поводу авторских прав и патентов. Им нет нужды вкладывать время и значительные усилия для создания систем шифрования и сетевой защиты. Способности создавать связи и охватывать единым взором большие объемы информации не могут быть скопированы или украдены. Единственная угроза для обладателя таких способностей – появление кого-то с большим талантом в этих областях.

Источники:

1. Рамбо П. 1968. Исторический роман в эпизодах. — М., 2004, с. 2. Уэльбек М. Мир как супермаркет. — М., 2003, с. 83 – 3. Хайдеггер М. Бытие и время. — М., 1997, с. 167 – 4. Бард А., Зодерквист Я. Nетократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма. СПб., 5. Барбрук Р., Камерон Э. Калифорнийская идеология // http://spitongues.msk.ru/calif.htm Край вечности Мы являемся воплощенным временем, так же, как и общества, созданные историей. Трансформация времени в информационно-технологической парадигме, формируемая социальной практикой, неразрывно связана с возникновением пространства потоков, является одним из оснований нового общества. Новый «режим времени» (по сути, эпистемический режим) связан с развитием коммуникационных технологий.

В современных обществах в целом все еще доминирует понятие часового времени, т. е. механического / категориального изобретения, критически важного для устройства индустриального общества. Время, как ежедневное повторение рутины, когда все виды практик, явлений и мест подчинены централизующему и универсализирующему ходу времени, лежит в основе всех исторических форм индустриализма.

Это линейное, необратимое, измеримое, предсказуемое время дробится на куски в сетевом обществе.

Мануэль Кастельс называет «вневременным временем» возникающую доминантную форму социального времени в сетевом обществе, хотя пространство потоков не отрицает мест.

Новая темпоральная логика не связана со всеми процессами, социальными группами и территориями в обществах, хотя и влияет на всю планету.

Социальное господство осуществляется посредством избирательного включения / исключения людей / функций из различных пространственных \ временных рамок.

Текущее преобразование капитализма социологи характеризуют как «пространственно-временное сжатие», что особенно очевидно в обращении капитала на глобальном уровне. Возник объединенный глобальный рынок капитала, который работает в реальном времени. Время является критическим фактором для прибыльности всей системы.

Именно скорость трансакций, иногда автоматически запрограммированных на компьютерах, есть фактор, определяющий выигрыш или потерю. Помимо скорости на них влияет также временная кругообразность процесса, непрекращающаяся последовательность покупок и продаж, характеризующих систему.

Архитектура глобальных финансов построена на временных зонах. За сутки капиталы делают три перехода, останавливаясь в Лондоне, Нью-Йорке и Токио.

Существует также некоторое количество финансовых «бродячих центров», работающих на небольших расхождениях в рыночных ценах в момент открытия и закрытия торгов.

Растущее число финансовых трансакций основано на получении дохода путем учета будущего, будущие деньги заранее учитываются в компьютерных прогнозах. Сам процесс маркетинга будущих событий влияет на эти события, временная граница капитала постоянно размыта манипуляциями, производящимися в настоящем уже после того, как капталу присвоена фиктивная стоимость, чтобы пустить его в обращение.

Так, фьючерс – это вторичная ценная бумага, фиксирующая сделку по поводу будущей сделки на оговоренных сейчас условиях. С другой стороны, экспертов, умеющих с пользой для дела и максимальной выгодой для себя, воздействовать на курсы ценных бумаг или валют насчитывается всего несколько десятков в мире.

Именно они определяются как «хозяева рынков».

Сокращение времени является также сердцевиной новых организационных форм экономической активности, которые называются сетевыми предприятиями. Гибкие формы управления, непрерывное использование основного капитала, интенсификация труда, стратегические альянсы и межорганизационные связи ведут к сокращению количества времени на одну операцию, к ускорению оборота ресурсов.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.