WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 29 |

Организованы они на основе членства в тех или иных сетях. На нижнем уровне располагается консъюмтариат, заключенный в сеть неограниченного потребления, членом которой может стать любой желающий. Основная деятельность этой сети, потребление, регулируется свыше. Система подсказывает желания с помощью рекламы, а затем выделяет ресурсы, чтобы поддержать потребление на уровне, устраивающем нетократов. Главное – не рост прибылей, а предупреждение беспорядков, направленных против нетократии. Над базовой сетью постоянно возникают и обновляются сети меньших размеров, конкурирующие между собой. Они функционируют согласно капиталистическим принципам. Доступ в них получают только те, кто может себе это позволить. На вершине иерархии – те, кто обладает знаниями и сетью полезных связей, которые могут быть необходимыми для конкретной сети. Это и есть класс нетократов.

Решающим фактором, определяющим положение индивидуума в иерархии, служит его / ее привлекательность для сети, т. е. способность абсорбировать, сортировать, оценивать и генерировать внимание к себе и ценной информации.

Власть будет все труднее локализовать, еще труднее удержать и увеличить. Подъем вверх по лестнице общественного положения станет еще более затрудненным, чем при капитализме, а неписанные правила игры сложнее и недоступнее.

Интерес нетократической власти к секретности и эксклюзивности, в сочетании с убыстряющимся темпом перемен в обществе, означают, что правила нетократического общества будет невозможно формализовать. Правила сетевого этикета не писаны, а просто подразумеваются, на уровне интуиции, а не сознания, поэтому отсутствие правил будет единственным правилом общества, характеризуемого постоянным движением и прерывностью. Законы и правила в их традиционном западном разнообразии отыграли свою роль.

В сетях самого высокого уровня нет места для хвастовства и самонадеянности. Вместо этого наибольшее признание имеют открытость и щедрость.

Именно эти способности нетократов мыслить за пределами своего собственного Ego, строить целостности на членстве в группе, а не на индивидуализме (более по принципу электронных племен, чем электронного чванства) позволяет им контролировать развитие ситуации.

Западный индивидуализм и самовыражение, завязанное на личные проблемы и комплексы, становится старомодным уделом низших классов, которые не интересуются мировым порядком. Каждый, кто продолжает «верить в себя» есть, по определению, беспомощный неудачник в обществе, где правят нетократы. Участие в важнейших сетях не оставляет ни времени, ни возможности прислушиваться к самому себе. Членство в сетях. Контур обратной связи и общественный разум – вот основа основ нетократии.

Суть не в том, что производит низший класс, а в том, что он потребляет и, что даже более важно, потребляет вообще. Пролетариат в информационном обществе предназначен для потребления, становится консьюмтариатом. Его роль в производственных процессах становится вспомогательной, а процесс потребления продуктов производства регулируется свыше.

При капитализме оплачиваемый труд имел жизненно важное значение.

Производительность была основой успеха, а талантом называлась способность производить товары и услуги, которые можно было продать на рынке. Цель всей капиталистической идеологии состояла в максимальном экономическом росте ради самого роста. Разные политические течения расходились только в представлениях о наилучшем способе достижения этой цели. За этим всеобщим стремлением скрывалась философская утопия рационализма: все человеческие потребности будут удовлетворены при условии устойчивого продолжительного роста. Как только это произойдет, рационалистическая утопия будет осуществлена. На предполагаемые конфликты эры позднего капитализма (между индивидуализмом и коллективизмом) лучше смотреть как на политический театр. Между разными политическими программами никогда не было фундаментальных расхождений.

Доминирующая роль государства при капитализме проявлялась в двух вариантах: европейской, при которой государство является одним из рыночных игроков, и американской, где большой бизнес осуществлял контроль над политической структурой. В обоих случаях результатом становилось слияние экономической и политической сфер. Одним из следствий такого развития стала глобализация, состоящая из двух совершенно различных явлений. Процесс капиталистической глобализации – это чисто экономическое явление, направленное на все большую специализацию и диверсификацию. Конкуренция проявляется в делении каждого конкретного рынка на несколько более мелких, более специализированных подразделений. Каждый игрок (отдельный человек или целая нация) вынужден культивировать те умения, которые востребованы в рыночной нише в данный момент времени, в ущерб долгосрочному знанию и перспективе. Это – вынужденный акт сотрудничества пред лицом угрозы краха мировой торговли. Этот аспект глобализации напрямую связан со старой парадигмой. Заинтересованность в свободном передвижении людей ограничена степенью их полезности в качестве рабочей силы.

Идеи хороши, если только они могут выступать в качестве продуктов, охраняемых авторским правом, т. е. товаров.

Проект капиталистической глобализации подразумевает соединение наиболее эффективных и прибыльных методов производства с наиболее благополучным, т. е.

способным платить, потребляющим классом. Капиталистическая глобализация есть следствие новых технологий с их возможностями высокой мобильности и скорости.

Это означает освобождение рынка от влияния высокой мобильности и скорости.

Основная идея проекта – поставить политиков пред свершившимся фактом и привести глобальный рынок к полному освобождению от всевозможных тарифов, правил поведения и, насколько возможно, от налогов с целью максимизации прибылей.

Политические круги, в частности, могут реагировать на это обстоятельство яростным изоляционизмом. Иногда – это смена политического имиджа, которая должна рассматриваться как последняя отчаянная попытка профессиональных политиков эпохи капитализма зацепиться за последние иллюзорные остатки власти. Одновременно это добавляет политике привлекательности и важности, так что она может получить «хорошую прессу».

Нетократическая глобализация – это социальный феномен, базирующийся на предоставляемых новыми технологиями возможностях контакта между различными культурами через огромные расстояния. Великая цель нетократов – улучшать и развивать новые коммуникации, включая странные опыты и жизненные стили, которые становятся доступными благодаря новым технологиям. Нетократы стремятся познать все универсальное на глобальной арене, поэтому хотят предложить универсальный язык, с помощью которого смогут испытать всевозможные экзотические ощущения, по которым они тоскуют. Волоча за собой консъюмтариат, нетократия занимает место буржуазии.

Аддитивность капитализма состоит в превращении любого мыслимого ресурса в товар. Государство и рынок едины в своей враждебности по отношению к любой активности за пределами экономического сектора – домашней работе, различным формам общественных работ. Эта враждебность объясняется сложностью преобразования подобной деятельности в контролируемую и налогооблагаемую оплачиваемую работу. Профессионализм распространяется, и нет деятельности, которая была бы слишком проста, чтобы избежать внимания экспертов. Статус дает не задача, а карьера. Все это обеспечивало экономическую эффективность капитализма.

Террор политкорректности сегодня является возмездием меньшинства населения за прежний культ большинства. Так называемые меньшинства образуют шумные альянсы и выступают с требованиями прав в форме квот и специальных привилегий. Давление оказывается в основном с помощью СМИ. Меньшинства, обладающие большими медиа-возможностями, чем другие, преуспевают в этой символической борьбе за право контроля над определениями. Результатом становится полное выхолащивание политической культуры: политическая борьба полностью утрачивает содержание и превращается в театр узкоспециальных групп. Этот спектакль вполне естественен для позднекапиталистического общества, в котором политическая власть и пресса рассматриваются не иначе, как выражающие интересы (зачастую мнимые) малых групп.

Новый, посткапиталистический правящий класс по своей сути космополитичен Нетократическая глобализация ведет к появлению глобальной электронной культуры.

Нетократы будут характеризоваться тем, что они манипулируют информацией, а не управляют собственностью и производят товары. Их деятельность связана с глобальными сетями, а их приверженности носят скорее виртуальный характер, нежели географический.

Нет никаких признаков того, что отдельные религии или культурные целостности рассосутся и сплавятся воедино в результате миграций и глобализации.

Наоборот, не имеющие веса в обществе люди склонны строить свою идентичность вокруг определяющих их характеристик. Вывернутый наизнанку расизм – один из возможных сценариев: протест бедных аборигенов против удачливых иммигрантов или протест бедных иммигрантов против удачливых аборигенов или против других, более удачливых групп иммигрантов.

Новая элита высоко мобильна и будет мигрировать, в основном, по культурным причинам в места, для нее привлекательные. Нетократическая миграция связана со стилем жизни, стимулирующим воздействием культурной среды.

Капиталистическая урбанизация переродилась и приобрела форму значительной миграции через национальные границы, с культурной периферии к культурным центрам новой парадигмы, ее узловым станциям. Только несколько оазисов в депопулированных областях смогут заметить эту тенденцию и извлечь из нее выгоду, вовремя приняв меры к улучшению своего положения. Главное здесь – создать необходимые предпосылки для жизненных стилей нетократии, подготовить плодородную почву для стимулирования культурного развития. Этот процесс требует четкого понимания потребностей нетократии, что, при удачном стечении обстоятельств, может привлечь ее внимание, приведет к образованию мест ее сосредоточения.

Базовой политической единицей станут не государства, а регионы.

Динамичные города, которым удастся избежать вынужденного субсидирования сельской местности, будут позиционированы в этой борьбе лучше. Подобно средневековым городам Ганзейского союза, они вновь начнут вступать в альянсы, исходя из взаимной выгоды.

ХХ век был золотым веком СМИ. Благодаря технологиям ( радио, а потом ТВ) одно и то же сообщение одновременно может достичь всей нации, всего мира. Эфирное вещание стало идеальным средством пропаганды за всю историю цивилизации.

Телевидение помогло значительно снизить темпы отмирания института национального государства. Идея состояла в том, что нация и телевизионная аудитория – это одно и то же. Телезрители всей страны должны объединиться и стать примерными гражданами и потребителями. По иронии судьбы рост числа телеканалов автоматически приводит к сокращению числа зрителей каждого из них.

Снижение потребления телепродукции стало явным признаком все большей фрагментации СМИ. Телевизионные каналы вынуждены сосредоточиться на строго ограниченных сегментах аудитории. Фрагментация аудитории одновременно означает снижение ее интеллектуального уровня. Подгузники и стиральные порошки остаются примерами товаров, которые по-прежнему целесообразно рекламировать на телевидении. В то же время реклама модной одежды и продвинутой электроники будет пустой тратой времени и денег. Новая элита не интересуется ТВ, она занята построением сетевых обществ с помощью новейших интерактивных средств коммуникации.

Судьба телевидения, как и других средств массовой информации, оставленных в прошлом технологиями, будет состоять в обеспечении содержанием новых интерактивных СМИ, подобно тому, как роман дает сюжет для кинофильма, который в свою очередь обеспечивает содержанием телевидение. Это обеспечивает пренебрежение нетократии к ТВ.

Нетократическое телевидение более минималистично, функционально, гибко и подвижно. Большая часть его функций закупается у независимых продюсерских компаний. Это не означает, что ТВ престало быть отупляющим. Нетократия не станет использовать для творчества средство, чье будущее в прошлом, чью аудиторию она хочет контролировать, не будучи ее частью. В капиталистической парадигме реклама все еще рассматривается как неизбежное зло, поскольку кто-то должен оплачивать производство. В нетократическом ТВ ощутимая разница между рекламой и самой передачей исчезнет. Зрителей просят реализовать себя в консъюмтариате и создать свой индивидуальный стиль жизни путем выбора между стиральным порошком Х и стиральным порошком У для своего грязного белья. Выбор между экологически чистым стиральным порошком и отечественным производителем стирального порошка становится выбором культурной идентичности. В награду полагается незначительный подарок.

Потребление товаров и услуг, по представлениям Бодрийяра и Делеза, нужно рассматривать как альтернативную форму производства, ключевую для поддержания общественных механизмов.

Сложный в своей основе процесс может быть выражен простой формулой:

реклама + потребитель = желание. Это напоминает процесс фотосинтеза: реклама есть солнечный свет, потребитель – растение, преобразующее свет в энергию, необходимую для биологического развития.

Роль консъюмтариата подчиненная, но без него совершенно невозможно обойтись. При этом какую производственную функцию выполняет потребитель, если выполняет вообще, относительно несущественно.

Управление желаниями – ключевая функция власти в новой парадигме.

Стиль жизни нетократа требует уникальных способностей и особенного мироощущения. Поскольку товары, услуги и идеи становятся предметом рекламных акций, то они, по определению, есть нечто недостойное, предназначенное для массового потребления. Нетократов отличает потребление намеренно минималистическое, эксклюзивное и свободное от всяких указаний.

Нетократы путешествуют в места, не разработанные туристической индустрией.

Они слушают музыку, которую не производят фирмы звукозаписи, пользуются сайтами, которые не содержат рекламы. Такие сайты даже не рекламируют свое существование. Нетократы потребляют товары и услуги, которые не упоминаются в медиа, а потому не известны широким массам. Этот стиль жизни невозможно зафиксировать: он всегда будет претерпевать постоянные изменения. То, что нетократы застолбили за собой, будет всегда до поры до времени оставаться неизвестным, несуществующим и недоступным консъюмтариату.

Неопределенность и изменчивость субъекта перестают в нетократическом обществе быть достоянием философии и становятся важной и осязаемой частью повседневной жизни человека.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.