WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 29 |

Главная идея европейской модели информационного общества состоит в том, чтобы не допустить разрыва между «информационно бедными» и «информационно богатыми». Это, в частности, подразумевает доступ в Сеть за наиболее низкую возможную плату. Требуется коллективное вмешательство, чтобы обеспечить включение всех граждан в цифровое будущее. Альтернативное понимание будущего начинается с отказа от любых форм социального принуждения как внутри киберпространства, так и вне его. Любая программа развития информационного общества должна обеспечивать доступ к цифровым и сетевым технологиям всего населения.

Для этого надо открыто признать смешанный характер информационной экономики. Европейский «виртуальный класс» может быть более открытым и демократичным. Новаторские формы знания и коммуникации в европейском контексте могут отбирать лучшие достижения других регионов, включая высокотехнологичный Восток.

Развитие гипермедии означает новаторство, творчество и изобретательность.

Информация не может быть тем, что удается запасать, штабелировать, «поставлять в наличное». Она живет циркулируя и трансформируясь. Н. Луман указывает, что после акта информирования информация теряет свое качество: можно воспроизвести ее смысл, но не форму неожиданности. После информирования может появиться лишь новая информация. В шоке или, обобщенно, в информации, содержатся неявные элементы, связанные с моментом времени, в котором они актуально возникли и исчезли. Информация приводит в движение саму систему познания, поэтому не может быть представлена и вспомнена в темпоральном аспекте. Можно вновь и вновь возвращаться лишь к смыслу информации. Информация является парадоксальной коммуникацией: она одновременно порождает уверенность и неуверенность.

Так в финале романа Патрика Рамбо «1968» приведена точка зрения на Интернет постаревшего участника студенческой революции: «А Интернет, размышляет Порталье, это изобретение пентагоновских военных Может, это извращенный отголосок Мая, некое подобие форумов в Сорбонне и в «Одеоне» Неуемная страсть к болтовне уже загубила 70-е годы, когда лучше было не учиться актерскому мастерству, чтобы играть в театре, и не знать грамматики, чтобы быть писателем. К чему приведет такая говорильня, если она охватит всю планету У Порталье на этот счет свое мнение:

это просто поток непроверенных данных, которые выдают за информацию, чтобы както облагородить, но разве все эти миллионы анонимных контактов не создают почву для лжи, слухов и отравления сознания Такое нагромождение сведений заменило собой знание, и тот, кто управляет слухами, владеет миром».

Этому вторит один из наиболее интересных современных французских романистов Мишель Уэльбек: «Общество, достигшее перегрева, не обязательно взрывается, но оно теряет способность создавать нечто значимое, поскольку вся его энергия уходит на информативное описание его случайных проявлений. Каждому отдельному человеку по силам совершить в себе самую тихую революцию, на миг выключившись из информационно-рекламного потока. Сегодня даже легче, чем когдалибо в прошлом, занять эстетическую позицию по отношению к механическому ритму нашего мира — достаточно сделать шаг в сторону. Больше не участвовать, больше не знать, временно приостановить всякий прием информации».

Таким образом, органические гуманитарии старой Европы с недоверием относятся к информационным сетям, которые воспринимаются как проявление культурной агрессии или нечто, грозящее потерей идентичности, по крайней мере, глубины восприятия мира.

Сказанное П. Рамбо, хорошо вписывается в хайдеггеровскую концепцию «толков». В «толках» говорение сообщает себя не способом исходного освоения сущего, но путем разносящей и вторящей речи. Беспочвенность толков не запирает им доступа в публичность, но благоприятствует ему. Толки есть возможность все понять без предшествующего освоения дела. Толки уберегают уже и от опасности срезаться при таком освоении. Толки, которые всякий может подхватить, не только избавляют от задачи настоящего понимания, но формируют индифферентную понятливость, от которой ничего не закрыто.

В самопонятности и самоуверенности средней растолкованности даже жуть зависания остается потаенной. Хотя Хайдеггер вкладывал в слова жуть зависания другой смысл, для нас они прозвучали в компьютерном значении, как неспособность самостоятельно выйти из определенного состояния. Итак, негативный смысловой оттенок, касающийся Интернета, состоит в способности Сети быть обителью толков.

Наиболее радикальную альтернативу «калифорнийской идеологии» предложили шведские исследователи Александр Бард и Ян Зодерквист, основываясь на оригинальной версии теории элит. Это было сделано в их книге о «нетократии», новой сетевой элите.

Журналисты, пишущие о политике, интересуются не столько политикой, сколько собственно информационной драматургией. Политические вопросы слишком сложны, чтобы в подробностях обсуждать их на ТВ. Они и находятся обычно на обочине внимания СМИ. Основное время отводится для искусственных дискуссий, риторических вопросов и личной жизни политиков. Грань между политикой и сплетнями стирается все больше. Последствия этого феномена таковы, что эмоции официальных лиц по любому поводу оказываются в центре внимания, а серьезные проблемы, требующие времени и осмысления, остаются в тени.

Мастерство правильного предъявления себя публике стало одним из важнейших факторов политического успеха.

Миф о выборной демократии содержит идею превосходства гражданского общества, оборотной стороной которой является наложение табу на тему политической апатии. Молчание окутывает тот факт, что владеющие избирательным правом, за которое боролись и умирали первые защитники демократии, все реже направляют свои стопы на избирательные участки. Это происходит потому, что политики все более беспомощны на арене борьбы хорошо организованных групп интересов.

Мифы либерализма, выборной демократии и гражданского общества базируются на ошибочном утверждении, что эти институты вне всяких сомнений являются наилучшими из возможных структур. Развитие информационного общества радикально повлияло на развитие общества и демократии. Ключевое слово здесь – сеть.

Социальные сети перестают играть вспомогательную роль и доминируют в общественном развитии. Быстрое развитие технологий сделало влияние сетей более мощным, а их способность оказывать политическое влияние значительно возросла.

Политическая система, формирующаяся в сети, принципиально отличается от капиталистической демократии. Присущая нетократии способность менять среду обитания, как только она перестает устраивать, создает предпосылки для новой и исключительно сложной политической системы.

Плюрархия есть политическая система, при которой каждый отдельный участник решает сам за себя, но не имеет способности и возможности принимать решения за других. Демократический принцип принятия решений большинством голосов здесь становится невозможным. Чистая плюрархия означает, что становится невозможным сформулировать условия для существования системы на основе законов.

Перестает существовать разница между тем, что легально, и тем, что криминально.

Это ведет к созданию общества, о котором практически нельзя составить целостное суждение. В нем все важные политические решения принимаются внутри закрытых, «эксклюзивных» групп, куда нет доступа постороннему, что вытекает из самой логики позднего капитализма.

Изменение информационного менеджмента и развитие коммуникационных технологий являются главными причинами социального и культурного прогресса.

Однако информация и знание – не одно и то же. По мере того, как информация становится ключевым товаром новой экономики, все большую ценность приобретает существенное и эксклюзивное знание. В отличие от невежественных энтузиастов капитализма, нарождающаяся нетократия прекрасно это осознает.

Сегодня мы нуждаемся не столько в информации, сколько в ее смысловом и контекстном наполнении. Все сокрушающий информационный поток не структурирован и не сортирован. Для того, чтобы он стал источником знаний, а не заблуждений, его необходимо просеять и осмыслить в соответствии с современными представлениями о мире.

Господство достигается либо путем перекрытия каналов информации при помощи цензуры, либо переполнением их потоком бессвязной и ненужной информации. Заинтересованные властные группы сливают сбивающую с толку информацию для обеспечения секретности определенного существенного знания.

Ускоренное распространение информации посредством газет не только обеспечило поддержку прогрессивным идеям, но также создало платформу, на которой люди могли проявлять свои врожденные способности к рациональному мышлению, реализовывать свое естественное право, принимая участие в общественной жизни.

Газеты и информация в целом были действенным оружием в руках буржуазии, когда та перехватывала власть у прежнего режима. Когда же власть была обеспечена, то у новой правящей элиты пропадало желание продолжать эксперимент.

Свобода быстро снова становилась дефицитом, а люди с «врожденными способностями» и «естественными правами» вдруг переставали появляться на страницах газет. Считать прессу и информацию оружием все еще правильно, но также важно иметь в виду, кто этим оружием владеет и чьи интересы представляет.

Фокус состоит в том, чтобы представить любые политические изменения как крайне нежелательные. Необходимо только рассматривать перемены как угрозу благополучию, указывать на неизбежность народных волнений, если будут отпущены поводья перемен. Речь уже идет о грандиозной унификации общественного сознания, тонкой настройки интеллектуальной и эмоциональной жизни масс. Мощным инструментом здесь стали электронные СМИ. Печатное слово все-таки требует некоторого уровня образования для его понимания, тогда как уже радио достаточно просто включить и слушать. Так появилось искусство инжиниринга согласия.

В переходный период очередной смены парадигмы, когда нетократия только начинает вступать в свои права, информация выступает в виде постоянно присутствующей дымовой завесы. Уже невозможно достичь чего-либо творческого с помощью информации. Единственное следствие бесконтрольного потока информации – увеличение ментального загрязнения общества.

Развлечение – вот чем сегодня стремится стать информация: магнит, притягивающий внимание сильнее всего остального, наиболее значительная движущая сила экономики. Развитие приближается к той точке, в которой каждая отрасль экономики будет все больше и больше напоминать индустрию развлечений.

Первичная задача мобилизма – это задача дворника, очищение мышления от прелых листьев интриг по поводу власти. Цель – вытащить на свет и обезвредить любые попытки оправдать иерархии, которые люди вынуждены строить для того, чтобы сделать существование более понятным.

Здесь действует феноменологическая «щетка Гуссерля»: следует устранять чужеродные наслоения и обновлять подлинные феномены, при этом, не отрывая их от своих корней. Феноменология выступает против некритического упрощения. Она не отрицает правильности и полезности использования упрощений в ограниченных целях, но она протестует против таких упрощений, которые претендуют на роль единственно правильной и полной картины реальности.

Требование «конструктивности» есть требование власти к философии быть полезной для власти. Конструктивная критика власти есть ее неотъемлемая часть, поскольку критика такого типа одомашнена и безвредна уже к тому моменту, когда произносится. Задача такой критики сводится к защите власти путем указания на ее промахи, чтобы усиливать ее перед лицом предстоящих атак. Мобилистическая критика обнажает установившиеся «истины», «прогресс» и «вознаграждения», лишая их иллюзорного блеска.

Мобилистические идеи могут использоваться циниками, да и сами философы мобилизма иногда представляются в самом непристойном и смешном свете. Это – цена за отказ присоединиться к системе.

В интеллектуальном смысле эпоха информационного общества будет более беспощадной, чем все предыдущие. Честность и брутальность – это центральные понятия для понимания нетократии и ее ценностей. То, что прежде игнорировалось, изолировалось и искажалось, теперь в самом центре внимания.

Социально-экономические изменения оказались благоприятными для мутации мышления, до того влачившего жалкое существование. Голоса с периферии становятся все слышнее и слышнее.

Бард и Зодерквист выделяют три центральных фигуры нетократической системы:

1) этерналист (от англ. eternal, имеется в виду ницшеанская идея бесконечного становления). С точки зрения этерналиста, все живые создания, все гены и мемы, все делезианские кластеры, имеют начальную точку сингулярность. От этой сингулярности феномен распространяется до бесконечности, время от времени давая начало новым сингулярностям и новым сложным системам. Мир представляется как единая всеобъемлющая органическая сеть, в которой кластеры генов и мемов составляют ее узлы. Этерналисты – толкователи этой реальности.

2) Нексиалисты (от латинского nexus, связанные вместе). Это – участники, находящиеся в узлах сети. Связь между ними осуществляется с помощью самой могущественной из нетократических групп – кураторов.

3) Кураторы. Кураторы указывают нексиалистам путь, а их общий взгляд на мир формируется философами нетократического общества – этерналистамианалитиками. Кураторы приходят на смену политикам, нексиалисты приходят на смену предпринимателям, этераналисты заменяют ученых.

Примером типичной нетократической дилеммы является постоянный выбор между широким и эксклюзивным доступом к ресурсам. Эксклюзивность может быть ценнее, чем экономическая выгода. Важны знания и контакты, принадлежность к группе избранных, владеющих эксклюзивной информацией. Вступление в этот клуб избранных нельзя купить за деньги, как нувориши использовали свои прибыли для приобретения социального статуса. Членства можно добиться при условии, если обладаешь неким знанием, контактами или эксклюзивной информацией, которые можно предложить в качестве средства платежа.

В информационном обществе также доминируют властные иерархии.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.