WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 29 |

Калифорнийская идеология и ее альтернативы Калифорнийская идеология возникла из причудливого сплава культурной богемности Сан-Франциско и высокотехнологичной индустрии Силиконовой Долины.

Калифорнийская идеология соблазнительно сочетает бесшабашный дух хиппи и предпринимательское рвение яппи.

Это слияние противоположностей было достигнуто глубочайшей верой в освободительный потенциал новых информационных технологий. Феномен «калифорнийской идеологии» стал предметом анализа Ричарда Барбрука и Энди Камерона из Исследовательского центра гипермедии Вестминстерского университета в Лондоне.

Дело в том, Комиссия Европейского Сообщества рекомендовала следовать калифорнийской модели «свободного рынка» при построении европейского информационного общества. Барбрук и Камерон, как и полагается британцам, выражают скептицизм в отношении калифорнийской идеологии. Ее защитники хотят, чтобы информационные технологии использовались для создания новой «джефферсоновской демократии», где все могут свободно заняться самореализацией через киберпространство, открыто выражать свои мнения.

Утопическое видение Калифорнии определяется добровольной слепотой по отношению к негативным чертам жизни на Западном побережье: к бедноте, расизму, деградации окружающей среды. В недалеком прошлом именно эти проблемы больше всего волновали интеллектуалов и художников района Залива.

В течение 60-х годов ХХ века калифорнийские радикалы формировали политические взгляды и культурный стиль движения «новых левых» по всему миру.

Они создавали коллективные и демократически структуры (общины и сети), которые, как предполагалось, предваряют свободное общество будущего. Калифорнийские левые сочетали политическую борьбу с культурным бунтом. Хиппи были либералами в социальном смысле слова, поскольку выступали за универсалистские, рациональные и прогрессивные идеалы демократии, терпимости, самореализации и социальной справедливости.

В художественном творчестве возникли идеи социального и культурного обособления Калифорнии. Возникла калифорнийская экологическая утопия, картина общества, где машины исчезают, промышленное производство экологично, отношения между людьми строятся на принципах равенства, а повседневная жизнь проводится в общественных группах.

Наиболее поздние романы этого цикла относятся к 90-ым годам ХХ века. В частности, это – «Калифорнийская трилогия» Кима Стэнли Робинсона, которая заканчивается экологической утопией «У края океана», где главный конфликт состоит в том, чтобы сохранить рощу, принадлежащую местной общине, от притязаний крупной корпорации, хотя продажа земли сулит несомненные материальные выгоды. К «калифорнийскому кругу» писателей относится также Урсула Ле Гуин. В семидесятые годы Ле Гуин написала серию романов под общим названием «Хайнский цикл». В году вышел роман «Обделенные», где, в частности, показаны реальные трудности осуществления социального проекта хиппи, поскольку бюрократизм, человеческая неприязнь, а также протекционизм пробираются и альтернативное общество.

Для многих хиппи видение будущего было реализовано в отрицании прогресса, как ложного бога, и в возвращении к природе. Среди хиппи были также и технофилы, которые находились под влиянием пророка TV Маршалла Маклюэна. Технофилы считали, что конвергенция СМИ, вычислительных технологий и телекоммуникаций неизбежно создаст электронную агору, где все будут свободны выражать свои мнения без страха цензуры. Воодушевленные Маклюэном, калифорнийские радикалы стали вовлекаться в развитие новых информационных технологий для альтернативной прессы, местных радиостанций, компьютерных клубов и видео-коллективов. Все они верили, что находятся в авангарде борьбы за новое общество.

Том Вулф в романе «Электропрохладительный кислотный тест» описал некоторых персонажей знаменитого автобуса Кена Кизи:

«И еще Пол Фостер, насколько я понял, – своего рода безумный гений, гений в области компьютеров, и всевозможные фирмы с названиями типа «Технифлекс», «Дигитрон», «Солортекс», «Автоматрон» охотятся за ним, пытаясь его заполучить и заставить за громадные деньги что-то там для них сделать. Ну, гений он или не гений – этого мне не понять. А безумцем он смотрелся стопроцентным».

Через тридцать лет ситуация изменилась, поскольку появился социальный страт высокотехнологичных ремесленников, в который входят исследователи в области когнитивных наук, компьютерщики (как «железячники», так и кодеры), разработчики видеоигр, инженеры в области телекоммуникаций. С одной стороны, они не только склонны хорошо зарабатывать, но и сами определяют ритм и место своей работы.

Культурный барьер между хиппи и организованным работником стал расплывчатым.

С другой стороны, эти работники связываются условиями контрактов и не имеют гарантий продленного найма. Для большей части цифровых работников сама работа стала основным путем самореализации. Калифорнийская идеология стала способом понимания мира высоких технологий со стороны цифровых ремесленников.

Она отражает дисциплину рыночной экономики и хиппистскую свободу.

Это стало возможным благодаря повсеместной вере в технологический детерминизм. Новые информационные технологии должны были осуществить общественный идеал, но на деле вызвали к жизни экономический либерализм, т. е.

свободу индивидуумов внутри рынка. Калифорнийская идеология стала явлением типично постмодернистским, т. е. соединением ранее несоединимого. Она одновременно проповедует видение будущего «новых левых» и «новых правых», не критикуя никого из них.

Одной из культовых фигур альтернативной культуры был Тимоти Лири (19201996). Лири присоединился в 1984 году к киберпанку и был уверен, что в 90-ые годы Интернет сделает то же самое для расширения сознания, что сделали психоделики в 60ые. Его лозунг, обращенный к сторонникам: «Используйте эту технологию!» Лири так характеризовал дрейф идеологии молодых профессионалов: «Фраза «молодые городские профессионалы» (young urban professionals, YUPpies) не говорит нам ни о чем. Полагаю, что она подразумевает только, что они – не «старые деревенские любители».

Моралисты, как правого, так и левого толка могут кипеть праведным негодованием по поводу этой армии эгоистов, карьеристов и предприимчивых индивидуалистов, которые, очевидно, ценят деньги и собственные интересы больше, чем прошлогодние высокие цели. Но за этим модным хайпом, мы чувствуем, судорожная масс-медия может отражать какую-то подлинную перемену в общественном сознании. Миф о яппи выражает смутное ощущение чего-то иного, но, возможно, значимого — того, что происходит в повседневной жизни и мечтах молодых людей, взрослеющих в очень неспокойном мире 1985 года.

Это мы уже знаем: яппи — новая порода. Они — первые члены Электронного Общества. Они — первый урожай изумленных мутантов, выкарабкивающихся из грязи Индустриального Века (позднего неолита заводских труб). Они впервые появились на сцене в 1946 водораздельном году, отметившем конец Второй мировой войны.

Вторая мировая породила электронную технологию — радары, сонары, атомный распад, компьютеры. В 1946 году все это невообразимое высокотехничное оборудование стало внезапно доступным для гражданского потребления.

Это поколение — самая разумная группа человеческих существ, когда-либо населявшая планету. Самая хорошо образованная. Наиболее широко путешествующая.

Наиболее изощренная. Вы говорите о приспособляемости! Да, они выросли, приспособившись ко все ускоряющимся темпам перемен, которые почти непостижимы.

Они стали высокоизбирательными потребителями, ожидающими, что их наградят самым лучшим, потому что они и есть — самые лучшие.

Они исполняют точно те функции, которые не могут быть выполнены машинами с ЧПУ, как бы точно их ни запрограммировали. Они естественным образом притягиваются постиндустриальными полями — электроникой, коммуникациями, образованием, торговлей, маркетингом, развлечениями, квалифицированной личной службой, здравоохранением, профессиями свободного времени.

Они политически и психологически независимы. Они не идентифицируют себя ни с компанией, ни с союзом, ни с тайной партией. Они не зависят от организационной принадлежности. Они знамениты своей нелояльностью к общественным институтам.

Любые предсказания на то будущее, что сейчас создают йаппи, должны быть основаны на том факте, что они — первые члены информационно-коммуникативной культуры. Они неизбежно станут более реалистичными, более профессиональными, более умелыми.

Разумность — вот их этос и их модель. Они понимают, что нужно единственное — построить мирный, честный, справедливый, сострадательный общественный порядок. Я думаю, когда они возьмут в руки все общество, они станут Сверхзнающими Информированными Профессионалами [Super-Knowledgeable-Informed-Professionals]».

С одной стороны, сторонники «виртуальных сообществ» сохраняют свои антикорпоративные взгляды. Их цель состоит в том, чтобы воспользоваться цифровыми технологиями для того, чтобы заменить корпоративный капитализм и «большое правительство» так называемой «подарочной экономикой». Электронные доски объявлений, сетевые конференции в реальном времени уже полагаются на добровольный обмен знаниями и информацией между участниками. Предполагается, что это – передний край борьбы за социальное освобождение. Несмотря на коммерческое и политическое участие в строительстве «информационного хайвэя», электронная агора одержит победу над бизнесменами и бюрократами.

С другой стороны, есть культовый калифорнийский журнал «Wired», который всегда был проповедником альтернативной культуры, но в 90-ые годы журнал стал высказываться в пользу экономического либерализма. С этой точки зрения, каждый представитель «виртуального класса» может стать высокотехнологичным преуспевающим предпринимателем. Суть аргумента состоит в том, что информационные технологии увеличивают личную свободу и радикально сокращают власть нации-государства. Предлагаются соответствующие инструменты для создания «свободного рынка» в киберпространстве. К их числу относятся шифровальные устройства и электронные удостоверения личности.

В реальности же экономика информационного общества в значительной мере является смешанной и зависит от государственных субсидий. Доказательством тому служат первые двадцать лет существования Интернета. Строительство инфраструктуры Интернета и субсидирование стоимости его услуг оплачивалось федеральным правительством США через Пентагон и университеты, т. е. через бюджет и систему грантов. В то же время значительная часть принятых в Сети протоколов была написана любителями и профессионалами в свободное время. Например, программа, позволяющая проводить сетевые конференции «one line» была разработана группой студентов, которые хотели играть в ролевые игры по Сети.

Многие культурные явления Калифорнии возникли из некоммерческих тусовок в кампусах, общин художников и деревенских сообществ, благодаря этому они получили мировое признание.

Калифорнийская идеология теперь предполагает, что индивидуальной свободы можно достичь только в рамках технологического прогресса и в «свободном рынке».

В киберпанке такое видение действительности представлено персонажем «компьютерного ковбоя», одиночкой, сражающимся за выживание внутри виртуального мира. Прототипом такого персонажа является герой романа Филиппа К.

Дика (1928-1982) «Мечтают ли андроиды об электрических овцах» – Рик Декард, экзистенциальный охотник за репликантами. Поэтому роману режиссером Ридли Скоттом был снят фильм «Бегущий по лезвию бритвы», в котором главную роль сыграл Харрисон Форд. Изобразительный ряд этого фильма оказал решающее влияние на Уильяма Гибсона при создании литературного киберпанка.

Дрейфу калифорнийских идеологов вправо содействует их полное принятие либерального идеала самодостаточного индивида. Американская культура – культура фронтира. В американском фольклоре нацию выстроили в глухомани ни к чему не привязанные индивиды, «пионеры». Поиск «земли обетованной» глубоко заложен в американском менталитете, что, в частности, обеспечивает высокую мобильность населения. В сознании «виртуального класса» возникает идея «high frontier», той пограничной зоны личной свободы и неподзаконности, каковой кажется сегодня киберпространство.

Главной иконой калифорнийской идеологии был и остается Томас Джефферсон.

Он считал, что политические свободы нужно защищать от авторитарного правительства. Это возможно только путем широкого распространения индивидуальной частной собственности, права граждан вытекают из этого фундаментального естественного права.

Тут к месту оказывается цитата из Джона Фаулза: «Провинциализм – не просто отсутствие городского вкуса в искусстве и поведении, он также – все более необходимое противоядие всем стремящимся к централизации тираниям» (Фаулз Д.

Кротовые норы. М., 2002, с. 247).

Что касается Джефферсона, то он был все-таки до конца жизни оставался виргинским плантатором и рабовладельцем. Вот в этом и состоит фундаментальное противоречие «американской мечты».

Калифорнийскую идеологию развивала группа людей, живших внутри конкретной страны с определенным составом социально-экономических и технологических выборов. Эта идеология выражает смесь консервативной экономики и хиппического радикализма, т. е. всю историю Западного Побережья.

Барбрук и Камерон, как истинные европейцы, не считают калифорнийскую модель универсальной. Вопрос, который ставят европейцы, это – роль государства в становлении информационного общества. Например, «Минитель» – первая преуспевающая онлайновая сеть в мире – была сознательным творением французского государства. В 1981 году «Франс-Телеком» запустила эту систему, представляющую собой смесь текстуальной информации с услугами связи. «Франс-Телеком» – национализированная компания, которая сумела накопить критическую массу пользователей, раздавая бесплатные терминалы тем, кто хотел отказаться от бумажных телефонных справочников. Благодаря такой деятельности были запущены реальные рыночные механизмы.

Цифровое будущее может быть гибридом государственного вмешательства, частной инициативы и культуры высокотехнологичных ремесленников.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.