WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 29 |

«Новостная площадь» в газете – замкнутая система, по экономическим соображениям объем, отводимый новостям в газете, со временем мало меняется. Когда появляется новая тема, приходится жертвовать чем-то старым. Общества в некотором смысле подобны людям. Человек может держать в голове лишь ограниченное количество проблем или забот. Если появляются новые проблемы, некоторые из старых опускаются. Все это отражается в газетных новостях, которые автоматически становятся зеркалом определения общественных приоритетов.

Возникающие общественные вопросы завоевывают свою долю рынка и потом ее уступают. Процесс форсированного решения в замкнутой системе дает значимые научные результаты. Никто из людей в нем участвующих (ни журналисты, ни редакторы) этого не осознает. Главной заботой для них является своевременный выпуск номера. Существует выбор, какие материалы поставить в номер, но он, как правило, не очень широк. Группу Нейсбита в процессе работы постоянно поражал тот факт, насколько американское общество строится снизу вверх.

Новые тенденции зарождаются в городах и поселках, но не в Нью-Йорке и не в Вашингтоне. Как ни кичатся собой эти города, почти ничего там не начинается.

Нейсбит изучал тенденции развития США по региональной прессе, были проанализированы более двух миллионов статей из раздела местных новостей за двенадцатилетний период.

Фактически Нейсбит и его сотрудники эмпирически установили закономерность информационного общества, состоящую в изменении характера отношений между «центром» и «периферией»:

Тенденции зарождаются на периферии и уходят к центру, а случайные отклонения идут от центра к периферии.

Нейсбит выделил основные направления перестройки американского общества:

1. переход от индустриализма к обществу, в основе которого лежит производство и распределение информации;

2. возникновение дуализма «технический прогресс» (high tech) – «душевный комфорт» (high touch). Каждая новая технология сопровождается компенсаторной гуманитарной реакцией;

3. глобализация экономики, осознание того, что национальная экономика не является самодостаточной;

4. общество должно ориентироваться на долгосрочные перспективы;

5. в городах и штатах, в небольших подразделениях и организациях, снова открывается способность действовать и новаторство. Регионы становятся законодателями всего нового.

6. Во всех сферах заметен переход от надежд на помощь учреждений и организаций к надеждам на собственные силы;

7. осознание того, что прежние формы представительской демократии в эпоху мгновенного распространения информации устарели;

8. ослабление зависимости от иерархических структур в пользу неформальных сетей, что особенно важно для предпринимательской среды;

9. ослабление старых индустриальных центров в пользу новых постиндустриальных регионов (в США – Западное побережье), что вызвало переселение многих людей;

10. ослабление социальной детерминации в поведении людей в пользу многовариантности.

Переход от индустриального общества к информационному характеризуется следующим:

1. инновации в области связи и вычислительной техники ускоряют темп изменений благодаря сокращению времени передачи информации;

2. новые информационные технологии сначала используются для решения старых задач промышленности, а затем новые виды деятельности, процессов и продуктов;

3. происходит трансформация системы образования в соответствии с требованиями высокой грамотности;

4. новая технология – не абсолютная гарантия успеха. Успех или провал зависит от того, насколько она реально улучшит жизнь людей.

Высокий уровень информационной насыщенности потребовал новых средств оптимизации информационного потока. Неконтролируемая и неорганизованная информация уже не является ресурсом, она становится врагом информационного работника. Информационное загрязнение в науке ведет к тому, что исследователи меньше времени тратят на проведение экспериментов, но гораздо больше – на поиски информации о том, где этот эксперимент был проведен ранее.

Человечество столкнулось с парадоксальной ситуацией, когда при огромном потоке информации становится трудно понять, что же конкретно людям в данный момент известно. Эта ситуация была юмористически осмыслена в 1981 году в романе Станислава Лема «Осмотр на месте». Ученые все чаще приходят к выводу, что изучаемое ими явление кем-то уже подробно исследовано, неизвестно только, где об этом можно узнать. Неизбежно возникает потребность в навигации внутри уже имеющегося корпуса знаний. Лем нарисовал картину таких экзотических дисциплин о научной информации, как игнорантика и лабиринтика. Игнорантика – наука о том, что в данный момент науке известно. Тот, кто твердо знает, чего он не знает, уже немало узнал о будущем знании, поэтому игнорантика с этого боку смыкается с футурологией.

Лабиринтика – дисциплина, описывающая правила блужданий по лабиринту накопленных научных богатств.

Информационные технологии вносят порядок в хаос информационного загрязнения, придают ценность данным, которые, в противном случае, бесполезны.

Если пользователи получают возможность отыскать нужную им информацию, то они готовы за такую возможность платить. Это – один из столпов информационной экономики, основанной на предоставлении услуг провайдеров, поисковых систем и операторов мобильной связи.

Суть информационного общества состоит не просто в получении информации, но в ее селекции.

Персональные компьютеры появились в американском обществе в конце семидесятых годов прошлого столетия. В 1977 году возникла фирма Apple, пионер в области PC. Внедрение персональных компьютеров в семидесятые и восьмидесятые годы сдерживалось отсутствием качественного программного обеспечения, т. е.

общедоступных операционных систем. Лишь позднее выявился закон информационной экономики: «железо» быстро устаревает и дешевеет, программный же продукт всегда дороже «железа».

Развитие любой новой технологии проходит три стадии. На первой стадии инновация идет по пути наименьшего сопротивления. Микропроцессоры сначала стали применяться в игрушках, против этого никто не возражал. Роботы вначале стали использоваться на опасных или слишком грязных работах. Это также не вызвало никакого социального сопротивления. На второй стадии новая технология используется для усовершенствования прежних технологий. Эта стадия может длиться долго. Здесь уже возникают социальные проблемы, связанные с потерей рабочих мест.

Реакция профсоюзов всегда бывает достаточно бурной, поскольку со времен первой промышленной революции технология оценивалась как средство менеджмента для давления на рабочих. Однако структура занятости претерпевает серьезные изменения.

Это происходит на третьей стадии.

В 1990 году американский футуролог Элвин Тоффлер выпустил в свет книгу «Метаморфозы власти». Тоффлер утверждал, что большинство жалоб на упадок промышленности эгоистичны и основаны на устаревшем понимании богатства, производства и безработицы. Уже в начале шестидесятых годов ХХ века стало ясно, что число людей, производящих знаки, превосходит число людей, производящих вещи.

Наиболее проницательные экономисты предсказывали переход значительной части экономически активного населения от физического к умственному труду, но эти предсказания не были приняты во внимание.

К 90-ым годам прошлого века в сфере производства интеллектуальной собственности и в сфере услуг США работали три четверти экономически активного населения. Совокупный мировой экспорт услуг и интеллектуальной собственности к тому времени сравнялся с объемом экспорта электроники и автомобилей, вместе взятых, или с общим экспортом продовольствия и топлива.

В ходе перестройки экономики наиболее пострадали производители автомобилей, стали, судов и тканей, менеджмент этих компаний мыслил традиционно и не успел приспособиться к новым реалиям. Безработица коснулась не только рабочих, но и среднего звена управления, однако с 1968 года по 1988 год уровень безработицы не возрастал. По мере совершенствования технологии компании стали нуждаться в совершенно другой рабочей силе. В индустриальном обществе, основанном на конвейерном производстве, требовались взаимозаменяемые рабочие, однако роботы делают ту же работу дешевле и качественнее. В постиндустриальном обществе требуются разносторонние, высококвалифицированные работники, способные осваивать новые виды деятельности, т. е. во многом незаменимые. Такую работу невозможно доверить никакому автомату.

Индустриальная экономика породила теоретические концепции регулирования спроса и предложения. В период Великой депрессии Джон Мейнард Кейнс предложил создать дефицит бюджета, чтобы дать деньги потребителям. Логика была в том, что, как только у людей появляются деньги, они сразу бросаются покупать товары. Это позволяет расширить производство и нанять новых рабочих. Монетаристы предлагают манипулировать количеством денег в обращении, чтобы увеличивать или уменьшать покупательную способность населения.

По мнению Тоффлера, такие сценарии в глобальной экономике не проходят.

Покупка нового телевизора в России или США не приводит к появлению новых рабочих мест в данной стране. Деньги уходят в Японию, Корею или Малайзию.

Старая стратегия экономического регулирования основное внимание уделяла обращению денег, а не знаний.

Однако безработицу нельзя сократить путем увеличения числа рабочих мест.

Безработица превратилась из количественного явления в качественное.

Любая эффективная стратегия сокращения безработицы должна оперировать не столько недостатком богатства, сколько недостатком необходимых знаний.

Квалификация должна соответствовать требованиям новых рабочих мест. Новые рабочие места появляются не в промышленности, а в широком спектре профессий, связанных с культурой и работой с людьми. Следует понимать, что сфера услуг не ограничивается сегментом предприятий быстрого питания. Она включает в себя журналистику, обработку данных, здравоохранение, высокотехнологичные виды надомной работы.

В целом левые партии и профсоюзы лишаются традиционной социальной базы в лице фабрично-заводского рабочего класса. Подразделение экономики на «сельское хозяйство», «промышленность» и «услуги» скорее затуманивают смысл происходящего, чем проясняют его. Гораздо полезнее объединять работников по количеству производимых им знаков или доле умственного труда, чем по названиям профессий или месту работы.

Наверху спектра работников умственного труда находятся исследователи, финансовые аналитики, программисты и клерки, хотя они работают на разных уровнях абстракции, все они перемещают информацию и создают новую информацию.

В середине находятся представители «смешанных» профессий, требующих как умственного, так и физического труда. Работники почтовых служб, операторы высокотехнологичных машин, администраторы гостиниц, медсестры в регистратуре создают, получают и выдают информацию.

Далее находятся представители «чисто физического труда», но он постепенно трансформируется в высокопрофессиональную деятельность, ориентированную на выпуск эксклюзивной продукции.

Один из основных законов постиндустриального общества гласит: чем выше уровень развития технологии, тем дешевле техника, стандартная продукция, и дороже ручная работа.

Пролетариат постепенно заменяется когнитариатом, социальной группой, связанной с обработкой информации. Здесь уместно поставить вопрос о том. Насколько автономна и ответственна такая работа, насколько она программируема и какой инициативы требует.

Сегодня исследователи задаются вопросом, как ведут себя системы при наличии турбулентности, как порядок возникает из хаоса, как развивающиеся системы перескакивают на новый уровень разнообразия. Такие вопросы уместны для бизнеса и экономики. Во внутренних реорганизациях, банкротствах, новых начинаниях и совместных рисках экономика приобретает новую структуру, более разнообразную, быстро изменяющуюся и более сложную, чем старая фабричная экономика. Этот новый уровень разнообразия требует прыжка к более высоким и изощренным способам интеграции, более продвинутого уровня обработки информации и знаний.

Новая модель знаковой экономики основана на системном подходе, ведь части процесса не могут быть обособлены друг от друга. Информация добывается и при маркетинге. Она передается инженерам, чьи инновации должны быть понятны финансистам. Способность финансистов привлечь капитал зависит от степени удовлетворенности потребителей, от качества, своевременной доставки и степени заинтересованности работников компании. Производство никогда не начинается и не заканчивается на фабрике. Оно охватывает продвижение товара на рынок, «поддержку» продукта после его продажи, вплоть до экологически чистой утилизации. Все эти факторы определяют добавленную собственность и успешность продукта.

Менеджмент стремится создавать управляемый хаос внутри корпораций, чтобы добиться наиболее эффективного принятия решений. Это верно, по крайней мере, по отношению к опыту корпорации IBM.

«Фиксерами» здесь называются сотрудники, которые долгое время работают в компании, имеют соответствующий опыт, а также гибки и рискованны. Такая позиция граничит даже с неприкрытой циничностью в отношении корпоративной жизни, а также получаемым удовольствием от нанесения ударов по системе.

Фиксеры обладают обилием личных контактов, достаточных для решения почти любой проблемы. Функции фиксеров формально в структуре IBM не учитываются, но они неформально признаются в рамках различных направлений внутренней политики.

Благодаря этому институту для молодых специалистов открывается возможность карьеры, не связанной с руководящей работой. Такая система позволяет им достигать положения и уровня заработной платы более высоких, чем у многих руководителей IBM.

Наличие фиксеров причиняет неудобства руководству компании, но их значение признается существенным. В некоторых областях деятельности корпорации функции фиксеров формализованы в идее их назначения руководителями программ, ответственными за ресурсы и коммуникацию, но не за кадры. Здесь фиксеры в некотором отношении напоминают руководителей, отвечающих за разработку, производство и реализацию определенного продукта. У фиксеров под началом никто из сотрудников не числится, но они обладают широкими полномочиями.

Фиксеров определяют как специалистов, которые могут все. Именно поэтому они играют роль «пожарной команды», когда традиционные административные структуры дают сбой.

Источники:

1. Нейсбит Дж. Мегатренды. М., АСТ, 2. Мерсер Д. ИБМ: управление в самой преуспевающей корпорации мира. М., 1991.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 29 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.