WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 39 |

Абсолютно все… Тут мне захотелось спросить – а как насчет Миши Барышнико ва Неужели было известно заранее, что Миша останется в Шта тах! [2:397] Тюремная обслуга вела себя очень агрессивно. Гораздо агрессив нее, чем в лагере. И даже медики отличались странной жестокостью.

Помню, заболел один мой сокамерник. Мы вызвали фельдшера, фельдшер спросил:

– Что у тебя болит – Живот и голова.

196 Л.В. УСЕНКО, А.Е. СЕРЕГИНА Оба философа были настроены весьма радикально в воплощении своих воззрений в жизнь – оба ушли от цивилизации, предпочтя светскому обществу и праздной жизни общество природы, простых КОММУНИКАЦИЯ КАК ОСНОВА людей и физический труд.

ДУХОВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА.

Преодоление пропасти между реальностью и идеалом философы ЛЕВ ТОЛСТОЙ И Г.Д. ТОРО видят не в эстетическом воспитании, а в моральном совершенствова Коммуникация пронизывает все сферы человеческой жизни, оп нии личности и последующем изменении форм общественной жиз ределяет отношения и взаимодействия между людьми, между челове ни.

ком и обществом, человеком и природой. Эти связи, соответствия Общество будет развиваться гармонически, если каждая лич являются предметом исследований многих наук – лингвистики, со ность максимально проявит себя, выявит заложенные в ней Богом циологии, информационных технологий и философии. Не единожды (или природой) способности.

видные философы обращались к этой философско насущной про Из этого основополагающего тезиса можно сделать следующие блеме. Так, одной из центральных тем философии Льва Толстого выводы. С одной стороны, трансцендентализм утверждает ценность и Г.Д. Торо были проблемы взаимоотношений человека и природы, каждой отдельной личности, требует уважения к каждому индивиду человека и общества. и осуждает все, что мешает полному раскрытию личности, стоит на ее Оба автора затрагивают специфические философские проблемы, пути. С другой стороны, и Торо и Толстой критиковали испорчен но выражают их по иному – через литературу. Самобытность и не ность современного общества, суетность, корыстное отношение к повторимость творчества Толстого и Торо состояла в том, что на всех окружающему миру и людям, заниженость духовных запросов и т.д., уровнях их мировоззрения осуществлялось естественное соединение живущего «неправильной жизнью». Спасение от всех зол они видели художественности и философичности. При этом философская про в самовоспитании отдельной личности, в ее самосовершенствова блематика доминировала с точки зрения содержания, а художествен нии: совершенный человек может стать образцом для других, и в ре ность – с точки зрения формы. зультате зло будет преодолено.

Основной философской темой была – «пронизанность» материи Вторая философская концепция, которая только частично согла духовным началом. Материальный (физический) мир реален, но не суется с общепринятой религией и настроением общества, – это не существен в той мере, в какой существен метафизический мир. Весь противление злу.

мир, и Человек в том числе, подчинен закону «возрождения» (rebirth) Философия обоих авторов произвела буквально переворот в умах или «обновления». Обладая обостренным чутьем, человек может по и настроениях людей, традиционная религиозная нетерпимость усту стичь высший смысл, понять символику природы. Человек – носи пила место терпимости как мировоззрению, а репрессивный, по тель духовного начала – подчиняется в своей жизни, считал Торо, тем сути, моральный ригоризм нашел себе выход и позитивное примене же циклам, что и органическая природа. Но речь идет вовсе не о тож ние в бесчисленных формах социально преобразующей активности.

дестве этих циклов, а об их символическом подобии – как смена вре мен года, смена дня и ночи (особый смысл приобретают утро и рас свет), наконец, этапы человеческой жизни (рождение – детство — возмужание – расцвет – старость). Оба философа придерживались сходных воззрений на природу. Все в жизни человека должно быть природообразно. Авторы исходили из идеи безграничности и неис черпаемости природы и ее великого значения для человека. По мыс ли Торо, нравственно несовершенные люди не могут войти в царство природы. Стоит людям утратить духовность, как сразу же Природа отдаляется от них, из друга людей она превращается в их врага.

Толстой же предлагал возвыситься духовно через единение чело века с природой.

198 Н.Б. СЕМИНА внутри каждой из них. Внутри каждой конфессии сект, ответвлений, дворов и направлений – видимо невидимо! Только православная церковь делится на Белую и Красную, смертельно враждующие… ТЕМА ПОИСКА КУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ А католики, а протестанты, а армянская и грузинская епархии! А В ТВОРЧЕСТВЕ Л. УЛИЦКОЙ И Д. РУБИНОЙ:

лютеране!» [2:42,43].

КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ ЭСКИЗ Рефлексиями по поводу веры в многоконфессиональном мире Актуальность обозначенной проблемы сегодня вызвана разными мучаются и все без исключения герои книги Л. Улицкой «Даниэль факторами, среди которых и стремительная динамика социальных Штайн, переводчик», живущие в теснонаселенном человеческом и в трансформаций, и обострение этнических, религиозных и полити географически расширенном пространстве: США, Израиль, ческих конфликтов, и высокая волна миграции, и экспансия масс Польша, Белоруссия, Литва, Россия.

культуры. Мудрая старуха, обитающая среди книг и молчания. Коммунис Культурная идентичность на уровне индивида в узком смысле ос тка преклонных лет, фанатично верящая в уже дискредитированные мысливается нами прежде всего как самоощущение человека внутри историей и реальностью идеалы. Немка, ради искупления вины сво какой либо конкретной культуры. Вместе с тем люди постоянно на его народа работающая в христианской общине под Хайфой. Като ходятся в процессе напряженного и обостренного поиска своего «я» лическая монахиня, волею судьбы ставшая православной попадьей в океане культурного многообразия. «Культурное многообразие» и обретшая себя на Святой земле. Израильский радикал, неуравно (cultural diversity) для нас – это создаваемые индивидом и человечес вешенный подросток, влюбленный араб христианин, специалист по кими коллективами и осознаваемые ими различия в социальной иудаике.

жизни. Сердцевиной культурного многообразия является признание Жизненные перипетии ставят их всех перед проблемой честного культурной сложности на уровне отдельного человека, а не только ответа на неудобные и вечные вопросы о вере/безверии, выборе жиз группы [1]. ненного пути, о том, как распорядиться кровно культурным наслед Культурная идентичность личности в условиях культурного мно ством и является ли смена веры изменой по отношению к предкам, гообразия формируется посредством традиции: семейной, религиоз традициям и исторической родине. Возможность высказаться полу ной, этнической, профессиональной. И в этом смысле человек может чают представители самых разных точек зрения – радикальные сио ощущать себя одновременно причастным к разным культурным ми нисты, православные аскеты и последовательные католики, фана рам, присутствуя порой во взаимоисключающих друг друга жизнен тичные коммунисты, скептики и агностики, люди нетрадиционной ных системах координат. В связи с этим можно и нужно говорить сексуальной ориентации.

о расширенной культурной идентичности. Показательно, как о собственном процессе постижения культур «Расширенная культурная идентичность», «культурное многооб ного самосознания говорит один из героев: «…любая попытка иден разие» – в этом осознание себя и своей локальной культуры как час тификации, строгого самоопределения личности, основана на выст ти более широкого культурного поля. Среди простых примеров: рус роенных в определенной иерархии ответах – пол, национальность, ский украинец (немец, еврей или татарин) ощущает себя как гражданство, уровень образования, принадлежность профессиональ представителем определенной этнокультуры, так и частью общена ная, партийная... Моя личная идентификация связана с профессией.

ционального, надэтнического в культурном пространстве страны. Я врач, и это основание моей жизни и деятельности. В любых обсто Однако гораздо сложнее определить свое отношение к вере – од ятельствах я оставался врачом» [3:217].

ному из маркеров расширенной культурной идентичности: здесь Однако трагедия холокоста внесла свои коррективы: он, И. Гант трудно, а порой и невозможно ожидать какой либо компромисснос ман, атеист, сознательно вышедший из иудаизма, вернулся к теме ти или толерантности. личностного самоопределения исходя из принципа национальной Даже в Иерусалиме – месте, сакральном для адептов самых древ принадлежности.

них конфессий, нет гармонии и единства. И это является серьезным Отсутствие единого, монолитного, национального восприятия потрясением для героини Д. Рубиной: «Я не говорю о взаимоотноше мира, неоднородность еврейской культуры и религиозной традиции ниях трех великих религий, сгрудившихся на священном пятачке в современном мире, когда «дети ортодоксальных евреев в талесах Масличной горы. Я говорю о противостоянии, распрях и противоборстве штурмуют в Америке Голливуд, а в Палестине арабов», привела его 200 к убеждению, что «национальное самосознание в наше время обре детство, русский язык и советскую культуру Ведь этот отказ пре тает устойчивость не в постижении догматов, а в кулинарных рецеп дельно сузит культурную идентичность, а значит, и обеднит личност тах, покрое одежды и способе мытья, а также в одном, но несокруши ную самобытность.

мом убеждении, что именно традиционалистам принадлежит вся Читая Рубину и Улицкую, приходишь к выводу, что стремление полнота истины» [3:217 220]. определиться раз и навсегда в проблеме культурно личностного са В фокусе романа – судьба еврея христианина Даниэля Руфайзе моопределения в условиях глобализирующегося мира – это всегда на, служившего переводчиком сначала у немцев в гестапо, а потом долгий и противоречивый путь к самому себе, со многими останов у русских в НКВД. Организовав массовый побег из Эмского гетто, ками в истории страны и собственной семьи. Из прошлого – к буду он спас сотни человеческих жизней. Он обратился в католичество щему, от монолога – к культурному диалогу.

и был рукоположен в сан священника, но потом отступил от консер Примечания вативных канонов, вызвав гнев церковного начальства. Штайн ос 1. Тишков В. Понимание и управление культурным многообрази новал в Израиле общину кармелитов и стал чужаком на земле соб ем в России // http://i r p.ru/page/stream exchange/index 10693.html.

2. Рубина Д. Их бин нервосо! М., 2005.

ственного народа – власти страны отказались признавать в нем 3. Улицкая Л. Даниэль Штайн, переводчик. М., 2006.

еврея.

Для Улицкой Штайн – ключевая фигура, олицетворяющая при мирение христианства с иудаизмом и восстановление преемственно сти религий. Подвижническое упрямство и бескорыстие Штайна на поминают о Христе. Кроме того, в романе почти нет атеистов – даже злобная старуха коммунистка на склоне лет принимает христиан ство протестантского толка.

Если же выйти за рамки национально религиозных коллизий, то это роман о высшем идеале, к которому следует стремиться: толерант ности к иной точке зрения, другому образу жизни и способу молиться Богу. А еще о необходимости диалога. Даниэль Штайн переводил с польского на немецкий и с латыни на иврит. Но главное не это, а то, что он сближал и побуждал к пониманию разные культуры, религии и народы.

«Русское зарубежье», «русскоязычное творчество инонациональ ных писателей», «русско израильская литература» и, наконец, «транскультурное творчество» – все эти дефиниции могут быть при менимы к творчеству Д. Рубиной. Писательница затрудняется одно значно и внятно ответить на вопрос, кем же она себя ощущает: «рус ским писателем еврейским писателем, пишущим на русском языке или израильским русскоязычным писателем» [2:235] Проблема со стоит в том, «что на жизнь каждого человека, будь он трижды раскос мополит, все же оказывает влияние такая штука: национальная са моидентификация. От себя убежать трудно» [2:234].

Не только Д. Рубина, но и многие персонажи обречены решать для себя «национальный вопрос». Прежде всего репатрианты, кото рым в стремлении приобщиться к языку и культуре исторической родины очень трудно, а зачастую и невозможно отказаться от груза прежней ментальности. Возможно ли исключить из своего жизнен ного контекста ташкентское (одесское, бакинское, ленинградское…) 202 Е.В. ХАЗДАН segol»; а на арамейском языке (языке Талмуда) слово segol означает виноградную гроздь).

Дерево может трактоваться как «Ets khaim» – «Дерево Жизни», О ЧЕМ ПОЕТСЯ В ЕВРЕЙСКОЙ КОЛЫБЕЛЬНОЙ как Учение, Тора, либо как колено рода израилева, на одной из ветвей «Достаточно бывает незначительного промежутка времени для которого есть «гнездышко».

того, чтобы многие стороны прежнего быта представлялись нам за Текст, поначалу представлявшийся зачином сказки, лишь заим гадкой», – писал С. М. Гинзбург в предисловии к изданию первого ствует распространенную песенную формулу. Перед нами разворачи в России сборника еврейских народных песен в 1901 г. [1] Пример вается не сказочный сюжет, а некое обстоятельно описанное про такой загадки – колыбельная «Amol is gewen a Maisse», вариант кото странство, имеющее традиционную структуру и очерчивающее рой опубликован в этом сборнике [2]. Эта песня и сегодня любима «свое» семантическое поле: – некий «виноградник», принадлежащий исполнителями, достаточно часто звучит со сцены [3]: к нему «свой» род. Это поле имеет и «своего» защитника – Царя (Все «Жила была сказка, эта сказка совсем невеселая. Сказка начи вышнего): «A Yiddishe meylekh» («еврейский Царь»), – подчеркивает нается с еврейского Царя. Люли, моя птичка, люли, мое дитя! Я поте песня.

ряла такую любовь, горе мне, горе! [4] Наконец, перед нами чрезвычайно распространенный в колы У Царя была Царица, у Царицы – виноградник, в винограднике – бельных мотив опасности покидать пределы своего пространства.

дерево, люли, мое дитя… У дерева была веточка, у веточки – гнез Птичка оставляет гнездо. Человек порывает с общинным укладом.

дышко, у гнездышка – птичка, люли, мое дитя… Ломается ветвь – прерывается связь с традицией, с родом. Сбивается Царь умер, Царица сбилась с пути, ветка обломилась, птичка из с пути Царица – народ. Для этого человека Всевышнего более не су гнезда убежала. Люли, моя птичка…» ществует. Невероятная ситуация: «Царь (= Бог) умер» вводит оппо Что же имеет в виду мать, которая рассказывает ребенку на сон зицию: «жизнь – смерть», бытие (в рамках традиции) – небытие (вне ее).

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.