WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 52 | 53 || 55 | 56 |   ...   | 85 |

Интересно отметить, что часть аудитории, уже сталкивавшихся с достаточно сложными для восприятия медиатекстами по аналогии пытались найти многозначность и здесь, но безуспешно. Другая часть студентов пришла к выводу об односложности, схематичности эпизодов, отсутствия в ней глубины:

- Здесь всё, по-моему, однозначно. Речь идет о непобедимости главного героя, его хитрости и силе. О том, что он использует любые методы для борьбы.

Конечно, пользоваться ими его вынуждают жизненные обстоятельства. Но способ способу рознь! (Елена А.).

Как же авторы относятся к главному герою Осуждают или одобряют его поступки И как они изображают события – всерьез или с иронией Здесь мнения старшеклассников разделились: «Это обычный боевик, каких много. Никакого такого особенного отношения авторов к своему герою я не уловил» (Игорь Б.). «Честно говоря, многое в герое мне нравится – сила, ловкость, остроумие. Но, думаю, его образ выиграл бы, не сделай авторы его таким жестоким» (Сергей Э.). «Почему именно с иронией показаны приключения Думаю, чтобы расширить аудиторию. Многие люди боятся «жести». А здесь всё с улыбкой, с веселой музыкой, с яркими красками. Даже убийства…» (Борис П.). «Не надо везде и всюду искать мораль. Я, к примеру, сегодня увидел или прочел, а завтра забыл… У меня и так проблем навалом, чтобы еще брать в голову выдуманные. Для меня кино, ТВ, видео, DVD – это отдых. Лично я не собираюсь принимать всё всерьез. Неужели ученые убеждены, что, посмотрев зрелище «про мокруху», мои сверстники пойдут совершать преступления Для меня и моих друзей экран – вовсе не школа жизни, а только развлечение. О нем забываешь на следующий день после просмотра. Над ним не задумываешься. Вот почему я уверен, что криминальные боевики, триллеры и т.п. безобидны и безвредны» (Валерий Н.).

Итак, Валерий Н. утверждает, для молодежной аудитории медийное насилие - чистое развлечение. Что ж, после просмотра боевика о бандитах подавляющее большинство юных зрителей не пойдет грабить киоск и вытаскивать мелочь из карманов прохожих. Всё так. Но всем ли их ровесникам присуще иронически-снисходительное отношение к изображению насилия на экране На мой взгляд, тут надо поразмыслить… Бездумное – весело, увлекательно, да и ладно! – потребление такого рода лент приводит иных подростков к тому, что кроваво-развлекательное зрелище становится не только желаемым, но чуть ли не единственно любимым… Вырабатывается устойчивый стереотип восприятия: если смешно или стреляют – «супер», если герои заняты серьезными проблемами – значит, «отстой». У молодежной аудитории порой притупляется такое естественное чувство, как сострадание к человеческой боли.

Отсюда и возникает потребность в зрелище все более остром и динамичном.

Далеко не каждый пойдет в библиотеку, чтобы почитать книги, пусть даже и приключенческие. Литература как-никак требует достаточно длительного времени на чтение. Не то, что какой-нибудь экранный медиатекст со стрельбой! И вот уже юный сноб относит иной психологический детектив в разряд «тягомотины»: дескать, длинный, нудный, а убили-то всего трех человек! Об этом говорили и участники обсуждения:

«Сюжет фильма увлекательный. Режиссер и оператор – хорошие профессионалы. Сложные трюки, быстрое развитие событий, мелодичная музыка – всё это, действительно, не оставляет по ходу ленты времени для размышления. Наверное, некоторые зрители не нашли времени подумать и после» (Владимир К.). «Ну и что! Пусть не задумались! Ведь это вовсе не значит, что картина никак на них не подействовала. Это, как известно, бывает неосознанным, бесконтрольным. Я считаю, что такие «развлечения», если они смотрятся бездумно, приносят вред…» (Анна Б.).

Студенты, уловившие легкий иронический налет в увиденной криминальной истории, склонялись к различным выводам: «Сочувствуя полицейскому, авторы как бы посмеиваются и над ним, и над его врагами. Это всего лишь пародия» (Владимир И.). «А я не почувствовала иронии по отношению к главному герою. Напротив, и он сам, и авторы иронизируют по поводу бандитов. Сам же герой призван показать всем идеал полицейского» (Надежда П.).

В конце концов, сравнивая позиции Владимира И. и Надежды П., участники обсуждения убедились, что авторы одобряют поступки своего персонажа. Если бы, скажем, действия главного героя осуждались вместе с преступлениями бандитов, наверное, можно было говорить об обличительном заряде медиатекста, о горьком признании, что в современном обществе стража порядка порой не отличишь от преступника. Но, как показало обсуждение, всё обстоит как раз иначе. А легкая ирония, которая дает дополнительный зрелищнокомедийный эффект, здесь в принципе ничего не меняет. Этический вывод остается прежним: «благородная цель оправдывает самые низменные средства», «побуждения должны быть справедливыми, но одержать верх над подлым и жестоким врагом можно только еще большей жестокостью».

Бесспорно, проблема восприятия медийного насилия еще не раз заставила спорить. В связи с этим вспоминается одна вполне реальная история. Как-то на сеансе фильма о войне, поставленного известными мастерами экрана, меня привлекла компания ребят 14-16 лет. Подростки смотрели картину с явным интересом, временами оживленно обменивались репликами. Казалось бы, надо радоваться – значительное произведение искусства имеет успех у подрастающего поколения! Но какой успех Что понравилось старшеклассникам Мастерство режиссуры и актерской игры осталось за рамками восприятия моих соседей по ряду. Они с нетерпением ждали, когда же кончатся «нудные разговоры» и загремят выстрелы, прольется кровь. Смерть на экране вызывала восторг вне зависимости, кто кого убивал. «А тот, на грузовике, - классно он задавил ту, в телефонной будке!!!», - так отреагировал вихрастый парнишка на смерть главной положительной героини… Для этих подростков картина была не произведением искусства, а всего лишь набором зрелищных аттракционов, связанных между собой малозанимательной, по их мнению, историей. Вряд ли нас (как и создателей произведения) могут радовать подобные «успех» и «популярность»… При всех достоинствах этического (как, впрочем, и идеологического, философского) анализа медиатекстов в учебной аудитории, на наш взгляд, нельзя не согласиться с Ю.Н.Усовым в том, что использование только одного утилитарного воспитательного, этического принципа превращает медиатексты на занятиях в «иллюстративный материал при решении дидактических задач и тем самым лишает его возможностей образно-эмоционального воздействия на человека. В этом случае нравственные, философские проблемы рассматриваются вне художественной формы повествования, на уровне однозначно представленной морали, нравоучения» [Усов, 1995, с.3-4] Вопросы способствующих этическому анализу процессов функционирования медиа в социуме и медиатекстов [Бергер, 2005, с.42, 47;

Федоров, 2004, с.43-51; Федоров, 2005; Федоров, 2006, с.175-228 и др. ]:

Медийные агентства (media agencies):

Могут ли медиатексты способствовать пропаганде милитаризма и/или насилия Может ли вы выделить нравственные ценности, которых придерживаются авторы конкретных медиатекстов Категории медиа/медиатекстов (media/media text categories):

Зависит ли этика персонажей от вида и жанра медиатекста Может ли вы назвать жанры, где чаще всего встречаются персонажи с агрессивным поведением, аморальными поступками Медийные технологии (media technologies):

Связана ли этика автора медиатекста с технологией его создания Языки медиа (media languages):

Как обычно изображается нарушение этических норм современного демократического общества в медиатекстах Можете ли вы назвать стереотипные модели изображения персонажей с теми или иные этическими отклонениями Медийные репрезентации (media representations):

Какие этические проблемы отображены в данном медиатексте Видны ли там признаки девиантного поведения, сексизма, конформизма, конфликта поколений и т.д. Медийная аудитория(media audiences):

В чем смысл этики в медиакультуре Нуждаются ли медиатексты в моральной оценке Если да, то как определить критерии нравственности Нужно ли принимать во внимание намерения авторов медиатекстов при оценке полученного результата их работы Возможно ли, что какие-либо медиатексты могут стать причиной аморальных (если мы условимся, что мы знаем, что означает этот термин) взглядов у какойто части аудитории Существуют ли медиатексты, направленные на манипуляцию аудиторией Если да, то в каких медиатекстах это конкретно проявляется Могут ли медиатексты (например, реклама сигарет, алкоголя) нанести вред воспринимающей их аудитории Могут ли медиатексты способствовать расовой, классовой, этнической, национальной или религиозной вражде, ненависти Можете ли вы назвать медиатексты, которые вы не хотели бы показывать детям возраста до 7-10 лет Почему Какие нравственные ценности вы лично считаете важным сделать основой для концепции медиатекста К какому моральному уровню аудитории обращаются авторы данного медиатекста Если бы вы создавали этот медиатекст, и хотели ориентироваться на публику с более высоким этическим уровнем, что вы изменили бы в сюжете В ходе констатирующего эксперимента нами было проанализировано творческих работ студентов по тематике этического анализа медиатекстов. В итоге оказалось, что высокий уровень медиакомпетентности обнаружили студента (11,5%), на среднем уровне находились 11 человек (42,3%), на низком – 12 (46,1%).

Примечания Abelson, R. and Friquegnon, M.-L. (1991). Ethic for Modern Life. New York: St.Martin’s Press, p.7.

Baron, M., and Rother, L. (2003). Media Education – an Agent of Change.

http://edu.of.ru/mediaeducation BFI (British Film Institute). Film Education. Методическое пособие по кинообразованию. Пер. с англ. М.: Изд-во Ассоциации деятелей кинообразования, 1990. 124 с.

BFI Department for Education (2003). Look Again! The Teaching Guide to Using Film & Television with Three-to Eleven-year Olds. London: British Film Institute, 60 p.

Buckingham, D. (2003). Media Education: Literacy, Learning and Contemporary Culture.

Cambridge, UK: Polity Press, 219 p.

Rosen, E.Y., Quesada, A.P., Summers, S.L. (1998). Changing the World Through Media Education.

Golden, Colorado: Fulerum Publishing, 194 p.

Semali, L.M. (2000). Literacy in Multimedia America. New York – London: Falmer Press, 243 p.

Silverblatt, A. (2001). Media Literacy. Westport, Connecticut – London: Praeger, 449 p.

Бергер А.А. Видеть – значит верить. Введение в зрительную коммуникацию. М.:

Вильямс, 2005. 288 с.

Библер В.С. Диалог культур и школа XXI века//Школа диалога культур: идеи, опыт, проблемы/Под ред. В.С.Библера. – Кемерово: АЛЕФ, 1993. - С.9-106.

Малобицкая З.С. Киноискусство как средство нравственно-эстетического воспитания учащихся старших классов: Автореф. дис. … канд. пед. наук. Алма-Ата, 1979. 23 с.

Нечай О.Ф. Основы киноискусства. М.: Просвещение, 1989. С.167-168.

Одинцова С.М. Кинообразование в педагогическом институте//Проблемы современной кинопедагогики/Ред. П.А.Черняев, И.С.Левшина. М.: Изд-во Ассоциации деятелей кинообразования РФ, 1993. С.113.

Пензин С.Н. Кино и эстетическое воспитание: методологические проблемы. Воронеж: Издво Воронеж. гос. ун-та, 1987. 176 с.

Урицкий Н.З. Кино во внеклассной работе. М.: Гос. учебно-пед. изд-во Министерства просвещения РСФСР, 1954. 120 с.

Усов Ю.Н. Кинообразование как средство эстетического воспитания и художественного развития школьников: Дис.... д-ра пед. наук. - М., 1989. – 362 с.

Усов Ю.Н. Медиаобразование в России (на материале экранных искусств). Рукопись. М., 1995. 18 с.

Федоров А.В. и др. Медиаобразование. Медиапедагогика. Медиажурналистика. М.: Изд-во МОО ВПП ЮНЕСКО «Информация для всех», 2005. CD. 1400 с.

Федоров А.В. Медиаобразование: творческие задания для студентов и школьников//Инновации в образовании. 2006. N 4. С.175-228.

Федоров А.В. Специфика медиаобразования студентов педагогических вузов//Педагогика. 2004. № 4. С.43-51.

Хилько Н.Ф. Роль аудиовизуальной культуры в творческом самоосуществлении личности.

Омск: Изд-во Сиб. фил. Рос. ин-та культурологии, 2001. 446 с.

8.13. Эстетический анализ медиатекстов на занятиях в студенческой аудитории* Впервые опубликовано в журнале: Федоров А.В. Эстетический анализ медиатекстов на занятиях в студенческой аудитории//Инновационные образовательные технологии. 2007. № 2.

Эстетический анализ (Aesthetical Analysis) медиатекстов, то есть анализ художественной концепции произведений медиакультуры разных видов и жанров, тесно связан с эстетической (художественной) теорией медиаобразования (Aesthetical Approach, Media as Popular Arts Approach, Discriminatory Approach) [Halls & Whannel, 1964; Баранов, 2002; Пензин, 1987, 2001; Усов, 1989 и др.] Теоретическая база здесь во многом совпадает с культурологической теорией медиаобразования. Однако главная цель медиаобразования видится в том, чтобы помочь аудитории понять основные законы и язык спектра медиатекстов, имеющих прямое отношение к искусству, развить эстетическое/художественное восприятие и вкус, способности к квалифицированному эстетическому анализу. Вот почему основное внимание уделяется анализу языка медиакультуры, критическому анализу авторской концепции художественного медиатекста.

Во многих странах Восточной Европы (прежде всего – в России) эстетическая теория медиаобразования на протяжении многих десятилетий (с 20-х до 80-х годов ХХ века) сочеталась с идеологической. Сегодня эта теория в значительной степени тяготеет к культурологической теории медиаобразования, поскольку имеет явные совпадения по теоретической базе, в отношении к проблеме «медиа и аудитория» и значительное сходство в целях и задачах, в содержании и педагогической стратегии.

Приведем лишь одно характерное для эстетической теории медиаобразования суждение, разделяемое немалым числом педагогов: «Главной задачей … является приобщение юного зрителя к искусству кино, к его признанным ценностям» [Монастырский, 1999, с.133], хотя сюда легко можно добавить множество цитат, связанных с последовательной ориентацией медиаобразования на изучение шедевров медийных искусств [Пензин, 2001, с.73 и др.].

Анализируя подобного рода подходы, К.Тайнер (K.Tyner), справедливо отмечает, что в эстетической/художественной теории медиаобразования киноискусство находится в более привилегированном положении, чем пресса или телевидение. При этом «некоторые медиатексты, обычно выбранные учителем, считаются «хорошими», а другие, обычно являющиеся фаворитами учащихся, – «плохими». Ценностные вопросы, то есть «хорошее» против «плохого» остаются центральными» [Tyner, 1998, p.115].

Pages:     | 1 |   ...   | 52 | 53 || 55 | 56 |   ...   | 85 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.