WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 85 |

Конечно, с точки зрения «высокой» социологии, для профессионального контент-анализа нужны репрезентативные выборки. По строгим правилам автор исследования, связанного с анализом содержания, «не может выступать в роли кодировщика» [Федотова, 2001, с.99], да и кодировщиков должно быть как минимум двое. Однако для учебных целей на университетском/институтском факультете, не готовящем социологовпрофессионалов, студент вполне в состоянии совместить в одном лице «исследователя» и «кодировщика», а медиаобразовательный контент-анализ как одно из учебных заданий - возможен, по-нашему мнению, и на базе ограниченного количества изученного материала.

Зато можно полностью согласиться с тем, что и для медиаобразовательных целей студентам надо продемонстрировать свой инструментарий контентанализа, т.к. надо знать, как были получены те, или иные результаты. Если представить себе конкретную ситуацию, когда студент начинает контентанализ медиатекстов, отслеживая в них определенные характеристики, то нужен документ для фиксации наблюдений. Эта фиксация может происходить одним из трех способов: первый из них «уподоблен работе с библиографическими карточками: на чистый бланк заносятся названия характеристик или числовая нумерация их по коду, эти бланки накапливаются и затем по мере необходимости суммируется частота появления той или иной характеристики; второй способ состоит в том, что предварительно заготовляется массив бланков с отпечатанными на них названиями характеристик. … Кодировщику остается в нужном месте вписать обнаруженную им характеристику; третий способ - самый экономный, но возможный лишь для решения задач, когда исследователя интересуют упоминания характеристик, но не объемы текста, где эти характеристики встречаются, - когда карточка представляет собой сплошной ряд чисел (совпадающий с общим числом кодов), а кодировщик обводит кружком лишь те коды, которые соответствуют встреченным в тексте характеристикам.

Подсчет частоты появления каждой характеристики в целом по массиву будет итогом первичного анализа выбранной совокупности текстов [Федотова, 2001, с.99-100].

В течение ряда лет нами проводился контент-анализ по теме «Насилие на российском экране». Так было выявлено, что в начале XXI века большая часть российских сериалов не отличалась жанровым разнообразием и так или иначе была связана с темой преступлений и насилия. Период мониторинга (29.09.5.10.2003) не стал исключением – по Первому каналу всю неделю демонстрировалась очередная «Убойная сила» (временной диапазон выхода в эфир примерно между 20-00 и 21-00). По каналу «Россия» по рабочим дням шли сразу три «криминальных» сериала – «Бандитский Петербург» (диапазон с 17-до 18-00), «Каменская-3» (с 20-00 до 21-00) и «Марш Турецкого» (с 22-00 до 2300, повтор с 13-00 до 14-00). По НТВ – два российских сериала («Агент национальной безопасности», с 11-00 до 12-00; «Улицы разбитых фонарей-4», с 14-00 до 15-00 и с 19-30 до 20-30) плюс американский action «Супершпионки» (с 17-00 до 18-00). Каждый из этих сериалов содержал ряд сцен насилия (убийства, в том числе с деталями, снятыми крупным планом; перестрелки, жестокие драки и т.п.). В среднем общая длительность демонстрации данных сериалов на четырех ведущих российских каналах составила не менее 50 часов в неделю (то есть около 7 часов ежедневно).

Корректность данных результатов подтверждается и данными других исследований. К примеру, в мае 2001 года под руководством К.А.Тарасова был произведен мониторинг шести ведущих телеканалов России, который выявил, что «суммарная продолжительность сцен насилия в одном фильме колеблется в диапазоне от менее одной минуты до 31 минуты. Продолжительность среднестатистической сцены насилия – почти 7 минут. На чистый показ насилия (…) ТВ отводит 9,5% экранного времени. В каждом втором фильме насилие вершат как минимум 7 персонажей, в каждом четвертом и того более – персонажей. При показе 7% фильмов происходит воистину массовое нашествие насильников на дома россиян, которые, как известно, с помощью ТВ и видео давно уже институционализировались в качестве главных центров культурного досуга. Насильников здесь уже целых три десятка. В среднестатистическом фильме уроки насилия зрителю преподносят 10 персонажей» [Тарасов, 2003, с.121]. Бесспорно, нередко насилие на экране подается без кровавых деталей, однако «в каждом пятом фильме (22%) естественные последствия насилия показаны в полной мере, в каждом третьем (39%) – частично. (…) В каждом пятом фильме, показанном в прайм-тайм, зрительское восприятие редко или вообще не обнаруживает наказания антигероя, применяющего насилие. В каждой третьей картине оно наблюдается только в финале. (…) Насилие (хороших) персонажей в основном массиве фильмов, в десяти из девяти, наказывается либо редко, либо вообще никогда» [Тарасов, 2003, с.123].

В 2002 году аналогичный контент-анализ был произведен А.П.Короченским: «солнце еще не поднялось в зенит, а мы стали свидетелями полутора десятков убийств и свыше 20 сцен преступного насилия: драк, зверских избиений, перестрелок, поножовщины, разбойных нападений, пыток и терактов.

(…) За один только день 30 июля 2002 года по пяти российским каналам было показано 17 полицейско-дететективных серий и фильмов (некоторые из сериалов демонстрировались дважды в день), а также около десятка боевиков и фильмов на темы криминала. (…) Криминал стал темой № 1 отечественного телевидения.

(…) Технология экранных убийств очень разнообразна, есть чему поучиться даже профессионалам-«мокрушникам». Убивают не только огнестрельным или холодным оружием: рубят кухонным топориком, колют, душат, травят ядом, режут стеклом, сбрасывают с крыши, топят и т.д. и т.п. Быстро, технично, с удовольствием. Насилие и насильственная смерть на экране выглядит не так уж страшно, на это смотрят без содрогания. Привыкание людей к криминалу способствует своеобразной психологической «легализации» преступности.

Криминал воспринимается уже как рядовое, будничное явление» [Короченский, 2002, с.11].

Конечно, в отличие от документальных телепередач на криминальную тему, насилие в игровом кинематографе кажется не столь страшным и шокирующим. К примеру, малышу всегда можно сказать: «Не бойся, это же только кино! Этого дядю убили понарошку. Он не бандит и не полицейский, а актер». Однако негативное воздействие на психику несовершеннолетних подобные просмотры все равно оказывают [среди множества научных публикаций, подтверждающих это, см. например: Stoughton, 2000, p.91].

Смею предположить, что проведенный мною контент-анализ содержания телепередач ведущих российских каналов вполне типичен для нынешней ситуации, когда телевидение репрезентирует (т.е переосмысляет) окружающий мир в виде опасной зоны, где правит криминалитет, где убийства и жестокость – обычные дела, успешно разрешающие любые социальные конфликты, а сама смерть человека – пустяк, о котором лихие персонажи забывают сразу же после меткого выстрела или удара ножом. Отсюда у многих школьников [см. например:

Федоров, 2001; 2004] возникает уверенность, что киллеры и гангстеры – это хорошо оплачиваемые профессии, достойные уважения и желания их приобрести, вместе, разумеется, с полным набором их «этики» и функций.

В качестве примера приведу таблицу (Таб.22), в которой отображены результаты сделанного нами контент-анализа изображения насилия в российских фильмах с 1990 по 2003 год.

Таб.22. Изображение насилия в российских фильмах 90-х годов ХХ века и начала XXI века Годы: Количество Количество фильмов Количество фильмов со полнометражных со сценами насилия: сценами насилия (в фильмов: процентах):

1990 300 88 29,3% 1991 213 102 47,9% 1992* 189 (166 + 23) 79 41,8% 1993 161 (146 + 15) 65 40,4% 1994 97 (83 +14) 28 28,9% 1995 67 (58+9) 29 43,3% 1996 54 (42+12) 12 22,2% 1997 64 (43+21) 17 26,6% 1998 79 (58+21) 18 22,8% 1999 74 (43+32) 22 29,7% 2000 88 (46+42) 22 25,0% 2001 155 (59+96) 36 23,2% 2002 156 (61+95) 21 13,5% 2003 147 (75+72) 38 25,8% Итого: 1844 577 31,3% *в 1992-2003 годах в контент-анализ включались также полнометражные игровые видео/телефильмы и сериалы.

Аналогичную структуру таблиц, на наш взгляд, можно эффективно использовать в обучении контент-анализу студенческой аудитории.

Исследуемыми параметрами здесь могут быть различные факторы – сюжетные, тематические, жанровые, гендерные, этнические и т.д., так или иначе проявляющиеся в медиатекстах.

Контент-анализ медиатекстов предполагает выполнение студентами ряда творческих заданий. Каждое из этих заданий включают анализ ключевых понятий медиаобразования [«медийные агентства» (media agencies), «категории медиа» (media categories), «язык медиа» (media language), «медийные технологии» (media technologies), «медийные репрезентации» (media representations), «медийные аудитории» (media audiences) и др.].

Творческие задания по контент-анализу медиа и медиатекстов на занятиях в студенческой аудитории (часть заданий приводится по: BFI, 1990;

Semali, 2000, pp.229-231 и др., однако цикл заданий нами существенно дополнен и переработан):

Медийные агентства (media agencies):

-контент-анализ, направленный на выяснение количественных параметров жанровой и тематической ориентации конкретных медийных агентств;

Категории медиа/медиатекстов (media/media text categories):

-посещение библиотечного читального зала и анализ выставленной там прессы с точки зрения ее типологии, категории (функции, направленность на определенную аудиторию, жанровые приоритеты);

-распределение медиатекстов на разные темы по категориям;

-составление ассоциативного ряда к категориям «фильм», «роман», «телепередача» и т.п.;

Медийные технологии (media technologies):

-контент-анализ частоты применения конкретных медийных технологий, использованных для создания медиатекста;

Языки медиа (media languages):

-контент-анализ, направленный на выявление количества конкретных символов, стереотипов (сюжетных, гендерных, расовых и пр.) и форм, проявившихся в медиатекстах конкретных видов и жанров в течение определенного отрезка времени;

Медийные репрезентации (media representations):

-контент-анализ ключевых заголовков на первых полосах различных газет, на этой основе выводы об их политической, аудиторной, жанровой направленности;

-контент-анализ жанровых стереотипов (сюжетных схем, типичных ситуаций, персонажей, одежды, предметов, мест действия и т.д.);

-контент-анализ рекламного медиатекста определенного вида и жанра с целью подсчитать количество прямого показа рекламируемого товара, числа женских и мужских персонажей, их возрастных диапазонов и т.д.;

-контент-анализ аудиовизуальных медиатекстов на предмет количества фактов скрытой рекламы (placement): алкогольных и безалкогольных напитков, сигарет, автомобилей определенных марок и т.д.

-контент-анализ медиатекстов, касающихся конкретных фактов и событий, произошедших в течение дня/недели/месяца;

-контент-анализ, направленный на выявление количества языковых единиц (например, слов или словосочетаний) в медиатекстах конкретных видов и жанров в течение определенного отрезка времени;

-контент-анализ, направленный на выявление объема передаваемой медийным агентством информации, ее избирательности и т.д. в медиатекстах конкретных видов и жанров в течение определенного отрезка времени.

-контент-анализ объема медиатекста (газеты, телепередачи), выделенного на изображение (фотографии, рисунки и т.д.) или рекламные материалы, и объема для вербальных текстов (статей, диалогов и т.д.); последующее определение типа медиатекста (вид, жанр, способ и регион распространения и пр.);

Медийная аудитория(media audiences):

-контент-анализ типологии медийной аудитории.

В итоге выполнения заданий, связанных с контент-анализом, способствуют развитию у студентов познавательных интересов, ассоциативного критического мышления, медиакомпетентности.

Вопросы к изучению особенностей контент-анализа на медиаматериале в студенческой аудитории [Silverblatt, 2001, pp.42-43; Федотова, 2001, с.86;

Назаров, 2004; Федоров, 2005 и др.]:

Медийные агентства (media agencies):

Как часто (в течение года, месяца, недели или дня) конкретное медийное агентство производит/демонстрирует/продает продукцию определенных жанров Как часто (в течение года, месяца, недели или дня) конкретное медийное агентство производит/демонстрирует/продает продукцию определенной тематики Категории медиа/медиатекстов (media/media text categories):

Что такое система техногенных медиатекстов (фотографических, кинематографических, радио/видео/телевизионных) Какие доминантные признаки составляют основу их классификации Каковы особенности каждого из этих типов медиатекстов Есть ли иные способы классификации медиатекстов, кроме жанровых Если есть, то какие именно (к примеру, тематические, видовые, стилевые);

Как часто конкретные жанровые стереотипы используются в том или ином медиатексте Медийные технологии (media technologies):

Какова частота использования конкретных медийных технологий в том или ином медиатексте Языки медиа (media languages):

Как часто проявляются сходные черты политических символов, которые предлагают медиатексты различных стран, в выпусках теленовостей в течение определенного периода времени Как часто проявляются визуальные символы, стереотипы (гендерные, расовые и пр.) в медиатекстах конкретных видов и жанров в течение определенного отрезка времени Медийные репрезентации (media representations):

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 85 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.