WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

На правах рукописи

УДК 37.0 ББК 87.3 ВОЗЧИКОВ Вячеслав Анатольевич ФИЛОСОФИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И МЕДИАКУЛЬТУРА ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА Специальность: 09.00.11 – социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук

Санкт-Петербург 2007

Работа выполнена на кафедре философии Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский государственный педагогический университета им. А.И. Герцена»

Научный консультант: академик РАО, доктор философских наук, профессор Корольков Александр Аркадьевич

Официальные оппоненты: член-корреспондент РАО, доктор философских наук, профессор Валицкая Алиса Петровна доктор философских наук, профессор Голик Надежда Васильевна доктор философских наук, профессор Градинар Игорь Борисович

Ведущая организация: Санкт-Петербургская кафедра философии СПб НЦ РАН

Защита состоится « 9 » ноября 2007г. в 15 часов на заседании Диссертационного совета Д 212. 199. 24 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора философских наук в Российском государственном педагогическом университете им. А.И. Герцена, по адресу: 197046, СанктПетербург, ул. Малая Посадская, д. 26, ауд. 317.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена.

Автореферат разослан « » 2007 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета кандидат философских наук, доцент А.М. Соколов 2

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Объективная сложность и противоречивость перехода к новой ценностно-целевой системе информационной цивилизации усугубляется в России напряженными социальными трансформациями последнего времени, в известном смысле лишившими отечественное образование одной из ключевых его функций – воспроизведения общества через трансляцию от поколения к поколению опыта и знаний, ценностей и норм культуры. Предлагаемые в настоящее время многочисленные проекты образовательной системы свидетельствуют, на наш взгляд, не столько о развитии последней, сколько о ее глубоком кризисе. Дело даже не в ориентации этих моделей на нередко альтернативные, не редуцируемые друг к другу философские концепции, не в различиях подходов к целям и задачам, содержанию и методическим средствам образовательного процесса, вызывающих неизбежные трудности в практической реализации теоретических построений, основная проблема – в непроясненности содержания современной социокультурной ситуации, нередко называемой «информационным проектом», в неочевидности идеалов и целей, адекватных формирующемуся информационному обществу.

Поскольку на новом этапе цивилизационного развития возрастает значение обслуживающего сектора (содержание этого широко распространенного термина весьма объемно, оно включает в себя и высокого уровня интеллектуальную деятельность), усиливается роль сервиса информационного, осуществляемого средствами массовой информации как компонентами медиакультуры. Именно в этом смысле справедливо утверждать, что только в информационном обществе медиакультура выходит на приоритетные позиции.

В настоящее время макромир медиакультуры являет собой повседневный бытийный контекст самоопределения личности, направляя процесс индивидуальноличностного становления в пространство проблемной сопряженности медиакультурных смыслов и человеческой субъективности. Осознание изначальной индивидуальной причастности к миру медиа – динамичной конструкции, творимой человеком, - обусловливает многообразие сюжетов ориентирования в действительности, стимулирует выработку ценностных категорий, содержательных установок индивидуального бытия как факторов самостроительства личности в современной социокультурной ситуации. Вхождение в медиакультуру предстает и практикой, и условием адекватного освоения проблемного поля человеческого существования.

Философский смысл медиакультуры в известной мере проясняется метафорическим представлением о человеке как сложном информационном процессе, уравновешивающем внутреннюю среду организма и внешнюю среду его окружения путем обмена информацией, что дает основание интерпретировать медиакультуру как естественное проявление человеческого бытия. Вот в чем кроется детерминанта той труднообъяснимой, на первый взгляд, легкости, с которой надличностное реальное, будучи внешним по отношению к индивидуальному, оказывается принятым сознанием в системе взаимодействия «человек – медиакультура»! Онтологическая укорененность медиакультуры видится в собственно жизнедеятельности человека, развертывающейся, как известно, в деятельности, поведении и общении как основных формах человеческой активности. Все эти названные формы, обеспечивающие воспроизводство и развитие всех компонентов человеческого мира (искусственно созданной предметной среды, сложной системы межличностных отношений, социальных институтов и духовной жизни общества), опосредованно или в опредмеченном виде воплощаются в медиакультуре – трансперсональном сознании, которое на данный момент существует в обществе.

Поскольку медиакультурное воздействие прежде всего акт человеческий, бытие медиакультуры не есть бытие взятой самой по себе предметности. Человек творит медиакультуру и пребывает в ней, потому обращение к конкретному материалу медиакультурной действительности уместно рассматривать как обращение к человеку. В данной логике таким обращением является и медиаобразование как возможность прояснения траекторий вхождения в медиакультуру, выработки индивидуальных маршрутов понимания последней и отношения к ней.

Представляется, что дело не только и даже не столько в выявлении личностных дарований, творческих потенций субъектов медиазанятий, что само по себе важно и успешно реализуется в рамках ряда методик; в процессе медиаобразования собственно медиатворчество как развертывание индивидуальных креативноэвристических потенций не занимает доминирующей позиции в системе образовательного целеполагания. На наш взгляд, в феномене медиаобразования мы обнаруживаем уникальную форму целенаправленного развития и опредмечивания сущностных характеристик человека как носителя и творца культурных смыслов и значений. Постижение медиакультуры осуществляется через развитие ментальной, нравственно-этической, мировоззренческой, эстетической и прочих важнейших характеристик личности, шире – ее духовной субъективности. Обеспечение новых индивидуальных жизненных горизонтов и перспектив позволяет говорить о человекоформирующей функции медиаобразования, а шире – совершенствовании образования в целом, углублении и расширении его философии.

Таким образом, тип культуры и цивилизации, который образованию, полагаем, необходимо воспроизводить в настоящем и ближайшем будущем, самым тесным образом связан с доминирующей сегодня медиасферой, а потому философия образования, занимаясь выявлением исходных культурных ценностей и основополагающих мировоззренческих установок образования и воспитания, просто обречена ввести медиакультуру в область своих приоритетных интересов.

Степень разработанности проблемы. Проблематика, заявленная темой исследования, в российской научной литературе пока еще не имеет длительной истории и устойчивых тенденций изучения. Четыре опорных понятия, обусловивших содержание работы (философия образования, медиаобразование, медиакультура, информационное общество), стали достоянием теоретического дискурса лишь в последние десятилетия. Можно констатировать некоторое приоритетное положение термина «информационное общество» в смысле времени вхождения в научный оборот (если возможно так выразиться, «печатным» показателем начала широкого осознания процессов информатизации общества в нашей стране стала вышедшая в 1982 г. работа Г.Р. Громова «Национальные информационные ресурсы: проблемы промышленной эксплуатации»), по сравнению с рефлексией по поводу «философии образования» и «медиакультуры» (хотя о философии образования и воспитания В.В.

Розанов писал еще в конце XIX в., в современной России выраженная потребность в этой области знаний обнаруживается лишь на рубеже 90-х гг. века двадцатого: в г. начал свою работу семинар по философии образования в Институте педагогических инноваций РАО, немногим позже был организован Проблемный научный совет по философии образования при Президиуме РАО; что же касается термина «медиакультура», то едва ли не впервые в отечественной научной практике он прозвучал на международном семинаре, посвященном средствам коммуникации и проблемам развития личности ребенка, состоявшемся в 1993 г. в г. Звенигороде), однако преимущество это весьма условное: в настоящее время пока нет достаточных оснований утверждать, что содержание рассматриваемых терминов обрело тематическую завершенность и общепринятую смысловую определенность. Как и на начальной стадии своего генезиса, философия образования, медиакультура, информационное общество, медиаобразование (последнее, впрочем, в меньшей степени) остаются скорее предметами дискуссий, чем устоявшимися направлениями современного познания. При этом если каждое из рассматриваемых явлений, взятое как таковое, имеет соответствующую «литературу вопроса», то аспект целеполагания философии образования информационного общества в условиях доминирования медиакультуры представляется практически неразработанным.

Восприятие формирующейся цивилизационной картины мира, которую Т. Умесао в 1963 г. назвал «информационным обществом» (в качестве возможного автора термина называют также Ю. Хаяши), в настоящее время не столь оптимистично, как в 70-80-е гг. минувшего столетия. Характерно, что базовый вектор социальных трансформаций, выявленный еще Д. Беллом (приоритет теоретических знаний, сферы информации и высоких технологий), по существу не подвергается переоценке, в отличие от практики воплощения в жизнь концептуальных построений. Если в 1982 г.

Дж. Нейсбит утверждал, что информационная цивилизация уже есть экономическая реальность, а не мысленная абстракция, то наиболее адекватным сегодняшним реалиям представляется восприятие информационного общества как лишь предвосхищаемого в настоящем «образа спонтанно складывающегося будущего» (М.Л. Лезгина). Представляется правомерным утверждать, что по-своему плодотворный период – назовем его «проектным» – культурологических прогнозов в отношении благоприятных перспектив информационного общества к настоящему времени завершен, осмысление формирующегося цивилизационного феномена вступило в стадию критического изучения, когда рассматриваются все пути возможного общественного развития, в том числе и вариант возвращения к «миримперии» (Н.С. Розов). Таким образом, выстраивается следующая – в значительной степени условная – периодизация становления информационного общества: 19301950 гг. – протоинформационный период; 1960-1990-е гг. – период оптимистических прогнозов, «проектный»; рубеж XX-XXI вв. – период критического изучения реальности и перспектив информационного общества. Подчеркнем, что речь именно об общих тенденциях при естественном многообразии точек зрения на исследуемое явление.

В протоинформационный период в известном смысле закладываются две линии цивилизационного развития, назовем их «духовная» (В.И. Вернадский, Н.О. Лосский, П. Тейяр де Шарден, Э. Фромм) и «технотронная» (Н. Винер, Дж. фон Нейман, А.

Тьюринг, К. Шеннон), предвосхитившие некоторые современные подходы. В логике «духовной» традиции новое цивилизационное содержание видится в утверждении Коллективного Общепланетарного Разума (Н.Н. Моисеев, Л.Г. Сандакова), «технологическое» направление проявляется, в частности, в отстаивании перспектив глобализации (У. Бек, Ф.Д. Бобков, Э. Гидденс, М.И. Жабский, Д.В. Иванов, А.А.

Новикова, Н.Е. Покровский, А.А. Свечников, С.П. Чаплинский).

Собственно началом информационного общества, в нашей классификации – его «проектного» периода, принято считать статистический отчет, появившийся в конце 50-х гг. прошлого века в Департаменте коммерции США, свидетельствующий, что впервые в истории число служащих превысило количество производственных рабочих. Новое состояние общественного развития характеризовалось как «постиндустриальное» (Д. Белл), «технологическое» (Дж. П. Грант), «программируемое» (А. Турен), «постбуржуазное» (Дж. Литхайм), «опосредованное» (Ж.-П. Кантен), «постпотребительское» (Д. Рисмен), «третьей волны», «супериндустриальное» (О. Тоффлер), «посткапиталистическое» (Р. Дарендорф) и т.д.

В знаковых работах периода культурологических прогнозов (Д. Белл, Дж. Нейсбит, О.

Тоффлер, Ф. Фукуяма) оптимистические перспективы развития человечества связывались с признанием ведущей роли в современном мире теоретических знаний, информации и услуг в широком смысле слова. Своеобразным символом общественных ожиданий последней четверти XX в. стала работа Дж. Нейсбита «Мегатренды» (1982 г.), в которой развитие «информационного проекта» интерпретировалось в терминах экономического благосостояния государств, принципа мирного сосуществования, социального благополучия народов и подобных позитивных факторов. Современная действительность свидетельствует, что информационное общество в вариантах «проектного» периода «нигде не состоялось» (Д.В. Иванов), масштабы и значение процессов развития новых качеств социума, какими они виделись два-три десятилетия назад, в настоящее время представляются весьма преувеличенными (Н.С. Автономова, А.В. Бузгалин, А.Ф. Зотов, В.А.

Лисичкин, С.А. Марков, А.С. Панарин, Л.А. Шелепин). При этом признаваемая концептуальная тенденция, что мир переживает начальный период становления информационного общества, движется ко все большему вытеснению труда как деятельности, детерминированной внешней нуждой и целесообразностью, творчеством как деятельностью самоценной (В.Л. Иноземцев, П.А. Кежватов, П.В.

Нестеров, Л.Д. Рейман, А.Г. Худокормов), подразумевает адекватные ответы на вызовы социокультурной реальности, прежде всего в области философии образования.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.