WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
Тенденции изменения форм производства и потребления новых видов медийного контента (на примере мобильного телевидения) Бондаренко Сергей Васильевич, доктор социологических наук, директор Центра прикладных исследований интеллектуальной собственности (г. Ростов-на-Дону) Первые годы XXI века стали временем широкомасштабных изменений форм производства и потребления медийного контента. достаточно быстро практически во всех странах мира мобильные артефакты превратились в предметы повседневности.

При этом под воздействием медийных практик мобильной коммуникации трансформируются как традиционные масс-медиа (не говоря уже об их мобильных аналогах), так и происходит изменение потребностей в формах потребления контента1.

Благодаря современным телекоммуникационным технологиям у любого индивида появляется возможность «находиться рядом с событиями, испытывать их воздействие и быть затронутым ими»2.

Уже сегодня возможности мобильных устройств позволяют принимать телевизионные и радиопрограммы, просматривать и прослушивать записанный контент. Кроме того, потребители получили в свое распоряжение инструменты создания, редактирования и самостоятельного распространения мобильного контента.

Все вышеперечисленные инновации весьма привлекательны для людей ценящих время, нуждающихся в оперативном информировании, а также способных оценить произведения, несущие отпечаток личности автора.

Читателей в новых медиа привлекает не только оперативность подачи материала, но и многочисленные дополнительные интерактивные сервисы: блоги, разделы с видеоинформацией, возможность получить доступ к медийному контенту с терминалов различных мобильных устройств3. При этом потребитель может сам становиться источником новостей, а также рассылать неограниченному кругу лиц полученный от масс-медиа контент. Уже сегодня сделанные при помощи камерофонов и переданные в редакцию по телекоммуникационным сетям снимки стали привычными, как в электронных, так и печатных медиа.

При этом некоторые исследователи считают, что «новые медиа» это не обособленные медийные формы, но логическое продолжение перманентной трансформации классических медиа4. Трансформации, в рамках которой происходит См. Бондаренко С.В. Мобильные медиа в мобильном обществе / СМИ в информационном взаимодействии власти и общества. Материалы Всероссийской конференции. М.: Издательство «Хроникер», 2005. С. 154-160.

См. работу на эту тему Пола Ребайнау (Paul Rabinow): Rabinow P. Introduction: the history of systems of thought. / In Foucault, M. Shutz A., Luckmann T. The structures of the life-world. / Tr. Zaner R., Engelhardt H.T. Jr. Evanston, IL: Nortwestern University Press, 1997. Р. xvii.

Согласно результатам исследования Nielsen/NetRatings, в США в октябре 2005 года электронные газеты в сети Интернет читали 39,3 миллиона уникальных посетителей, или 26 процентов от общего числа пользователей американского сегмента Всемирной сети. Исследователи особо отмечают, что в 2004 году интернет-аудитория газет росла быстрее, нежели сама сеть Интернет. С октября 2004 года число активных пользователей в американском сегменте Сети выросло только на 3 процента. За год свое отношение к телекоммуникационным сетям в лучшую сторону изменили более 22 процентов читателей газет. Цит. по: Report: Online Newspaper Readership Up 11% in Oct. // Editor and Publisher, 2005, 15.11.

См. к примеру: работу по указанной проблеме Алана Сондхайма (Alan Sondheim): Sondheim A. «Nova Media Storia: Histories and Characters», Discussion with guests: Nick Montfort and Noah Wardrip-Fruin; and Jill Scott // Empyre, 2004, Jan 2.

конвергенция между операторами мобильной связи и создателями медийного продукта.

Особо подчеркнем: речь идет не только о конвергенции, но и о процессах трансформации производства контента, что не может не влиять и на организацию медийного дискурса.

За прошедшие десятилетия изменились не только технологии производства новостей, но и сам процесс потребления новостной информации – от географически локализованного и статического, до игнорирующего пространственные ограничения и, при этом мультинаправленного. Отражением указанных процессов стало появление термина «эговещание» (англ. - egocasting) под которым понимается потребление «по запросу» медийного контента, удовлетворяющего индивидуальному, а не массовому вкусу.

Гегелю принадлежит авторство афоризма: «Утреннее чтение газет – своего рода реалистическая утренняя молитва»5. Сегодня можно вести речь о новых формах доставки персонализированного под интересы конкретного пользователя новостного контента.

Традиционные средства массовой информации по своей природе заняты формированием унифицированных массовых представлений. «С развитием телекоммуникаций и появлением новых средств массового общения наметилась противоположная тенденция к дифференциации индивидуальных представлений и усложнению структуры массовых представлений. Появление Интернет стало не столько причиной, сколько даже немного запоздалым ответом на объективное требование общественного развития – удовлетворение уже сформировавшейся общественной потребности началось посредством более примитивных технических средств»6. Мобильные медиа стали новым этапом развития новой парадигмы вещания.

Как считает Президент российского фонда развития телевидения Г.А. Шевелев:

«Конвергенция телевидения и Интернета затронет не только идеологию формирования программного продукта, сегодняшнюю суть телевизионного вещания, не только сферу телевизионного менеджмента и бизнеса, но, может быть в первую очередь затронет многие социальные аспекты коммуникативных связей человечества»7. С появлением компьютерных сетей и сетей мобильной связи традиционные средства коммуникации вынуждены либо трансформироваться, либо прекращать свое существование8.

То как происходит трансформация традиционных медиа, рассмотрим на примере мобильного телевидения. Большинству россиян пока еще трудно представить себе, что такое мобильное ТВ. Сейчас они пользуются телефонами, которые даже не совместимы с системами мобильной связи третьего поколения, служащих инфраструктурой нового медиа.

В развитых странах мира в 2004 году многие операторы мобильной связи9 стали экспериментировать с трансляцией телевизионных и радиопередач на мобильные терминалы. Небольшие размеры экрана не позволяли обеспечить полноценное Гегель Г.В.Ф. Афоризмы Йенского периода // Работы разных лет. Т. 2. М.: Мысль, 1971. С. 537.

Ширков Ю.Э. Изменение массовых представлений о социальной структуре общества. / Материалы к заседанию рабочей группы «Влияние информационных технологий на национальную безопасность» (тезисы докладов российских участников) конференции «Построение стратегического сообщества через образование и науку». М.: Издательство МГУ, 2001. С. 32.

Шевелев Г.А. Интерактивное телевидение Это так просто!.. // Телевидение и радиовещание.

Broadcasting, 2002, № 1 (21). С. 1.

К примеру, в Сингапуре с 1 апреля 2002 года было окончательно прекращено предоставление услуг телеграфной связи. К моменту закрытия телеграф работал в Сингапуре более века, а пик его популярности пришелся на 60-70 гг. ХХ века, когда с его помощью ежегодно отправлялось свыше миллиона сообщений. Однако перед закрытием поток телеграмм уменьшился примерно до 400 в месяц, что сделало дальнейшую работу телеграфной службы малоперспективной.

В качестве примера можно привести компании «Vodafon» (Германия и Нидерланды), «Three» (Италия и Швеция), «TIM» (Италия и Греция), «H3G» (Италия), «Sprint» (США).

восприятие программ, соответственно встал вопрос о трансформации традиционных электронных масс-медиа с учетом особенностей мобильных артефактов.

В частности, пользователям предлагались соответствующим образом отредактированные телевизионные сюжеты. При этом трансляция могла осуществляться как в режиме прямого эфира, так и в режиме «видео по запросу».

Мобильное ТВ-вещание может быть как однонаправленным, так и интерактивным. В последнем случае пользователи имеют возможность не только смотреть передачу, но и одновременно участвовать в голосованиях, чатах, получать дополнительную информацию о передаваемых сюжетах, общаться с ведущим шоу с помощью мобильного телефона и т.д.

Пока россияне воспринимают мобильное телевидение как диковинку, в других странах эти системы вовсю внедряются в повседневность. Сегодня уже имеются реализованные проекты в Южной Корее, идут работы в Европе, США и Японии. К примеру, пользователи Южной Кореи тратят на мобильное телевидение в среднем минуту в неделю, а на чтение газет – около 42 минут. Самый популярный контент мобильного телевидения в Южной Корее сейчас – новости (19,2%), фильмы (14,5%) и музыка (14,4%). Причем 45% зрителей мобильного телевидения – молодые люди в возрасте 20–30 лет. Японский рынок мобильного контента по многим показателям является самым развитым в мире.

В России в 2006 году все федеральные операторы сотовой связи введут у себя подобные услуги. Еще несколько лет назад рынка мобильного контента в стране не существовало вообще. Сегодня же рынок контента для мобильных устройств в нашей стране переживает бурный рост. В 2005 году объем рынка составил около млн долл. На этом рост не остановится – по прогнозу консалтингового агентства J'Son & Partners, в 2007 году можно ожидать предоставления услуг на миллиард долларов.

Количество же компаний производящих мобильный контент превышает две с половиной сотни.

Низкий образовательный уровень, а также слабая технологическая оснащенность не позволяют мобильному контенту проникать в малые города, что существенно замедляет развитие рынка контент-услуг. На наш взгляд, явление это временное и муниципальным и региональным масс-медиа необходимо уже сегодня готовиться к переходу на новые технологии, проявлять инициативу и предлагать операторам мобильной связи оригинальный контент, в противном случае можно и не заметить, как свершится информационная революция.

Исследования показывают, что телевидение должно радикально пересмотреть технологию подготовки контента, чтобы он был востребован пользователями мобильных устройств. В частности, сетка вещания «мобильного ТВ» должна состоять из «нарезки» коротких и законченных сюжетов – в идеале их длина не должна превышать 90 секунд. Другое достоинство новой технологии состоит в том, что мобильные аппараты позволяют сделать телевидение интерактивным.

Происходящие изменение культуры телевизионного вещания коснутся не только общенациональных сетей, но и позволят сформировать самим пользователям локальные сети обмена видеоинформацией. Уже в обозримой перспективе станет реальностью технология, позволяющая осуществлять надежное телевизионное вещание (цифровое, с высоким разрешением и IPTV10) на основе стандартных домашних беспроводных сетей Wi-Fi. Тем самым будут сняты преграды использования ограниченного частотного ресурса для локального телевещания, а индивиды получат новые возможности для создания и распространения мультимедийного контента.

IP-телевидение (IPTV) предусматривает трансляцию видеосигнала на основе использования интернетпротокола (IP), что позволяет «смешивать» телевизионный сигнал с другими данными, прежде всего с голосом и текстом Изменение медийной парадигмы неизбежно сказывается и на особенностях организации символьного пространства текстов. Соответственно, применительно к восприятию новых медийных форм необходимо вести речь и о формировании у пользователей мобильных устройств особого «зрительского опыта» (англ. - viewing experience).

Электронные тексты динамичны, поскольку контент, представленный в электронном виде, ориентирован на модульное восприятие с ориентацией на возможности гипертекста, позволяющего объединить в целое разрозненные смысловые блоки. Исследования показывают, что наиболее перспективным направлением трансформации масс-медиа как социального института является конвергенция новых медиа с традиционными медийными формами11. К примеру, при наличии интерактивного канала пользователи могут отправлять в телевизионный чат текстовые, фотографические и видео сообщения и т.д.

Таким образом, интерактивные мобильные медиа:

- изменяют роль онлайновых журналистов12;

- предоставляют персонализированный контент потребителю13;

- изменяют ритм выпуска в свет масс-медиа14.

Стремительное распространение мобильных телефонов и переносных компьютеров позволяет журналистам, превратившись в «цифровых кочевников» (англ.

- digital nomads)15, готовить статьи практически везде. При этом мобильные артефакты должны не только обеспечивать процесс коммуникации, но и предоставлять пользователям необходимую контекстную информацию16, т.е. служить в качестве мобильных баз данных17.

«Народная журналистика» сегодня, это, используя трудно переводимое на русский язык словосочетание - «обширные окраины свободы» (англ. - large margin of freedom). Именно дух свободы позволяет аудитории прощать альтернативным формам вещания технические и творческие погрешности, что отнюдь не уменьшает в обозримой перспективе коммерциализации новых медиа (увы, таков исторический опыт).

Поскольку внедрение передовых технологий по объективным причинам приходится все-таки на регионы с большой платежеспособностью, то именно в этих географически локализованных пространствах будут формироваться основы новой культуры потребления и производства медийного контента. Конкуренция же в сфере См. Price-Davies E., Tacchi J. Community Radio in a Global Context: A Comparative Analysis in Six Countries. Sheffield: Community Media Association, 2001; Slater D., Tacchi J. Research: ICT Innovations for Poverty Reduction. New Delhi: UNESCO, 2004; Silver D. Internet/Cyberculture/ Digital Culture/New Media/ Fill-in-the-Blank Studies // New Media & Society, 2004, vol. 6, № 1. РР. 55-64; Rohle T. Power, reason, closure: critical perspectives on new media theory // New Media Society, 2005, vol. 7, № 3, June 1. РР. 403 - 422.

См. Singer J.B. Online Journalists: Foundations for Research into Their Changing Roles // The Journal of Computer-Mediated Communication, 1998, September.

См. Turpeinen M. Customizing news content for individuals and communities. / Ph.D. Thesis, Acta Polytechnica Scandinavica, Mathematics and Computing Series № 103. Espoo, Finland, 2000.

См. Sabelstrm-Mller K. Information categories and editorial processes in multiple channel publishing, Thesis for the degree of Doctor of Technology, Royal Institute of Technology (KTH), Div. of Media Technology and Graphic Arts, Stockholm, Sweden, 2000.

См. Makimoto T., Manners D. Digital Nomad. Chichester: John Wiley & Sons, 1997.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.