WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 62 |

Земства, осознавая важность роли образования, и, в первую очередь, начального обучения, начали свою деятельность с возбуждения интереса сельских обществ к сотрудничеству при открытии новых школ, с привлечением материальной помощи на их содержание. В первые годы земства ограничивались поощрением инициативы сельских обществ, открывавших на средства сельские школы, и выдавали этим обществам небольшие «поощрительные» денежные субсидии на нужды школ. С начала 70-х годов XIX в. уездные земства при взаимодействии с сельскими обществами берут на себя инициативу устройства новых сельских школ, оплату жалования учителей, снабжение школ ученическими принадлежностями. С 90-х годов ХIХ в. в эту работу активно включаются и губернские земства. Например, Вятское земство, заботясь о создании необходимых условий для существующих и возникающих школ, взяло на себя расходы по их содержанию, а крестьяне предоставляли помещения. В Тульской губернии земство предпочло путь договорных отношений с сельскими обществами не только на предоставление изб, но и на оплату отопления, освещения, содержание сторожей.

Повсеместно строительство школьных зданий велось посредством безвозмездного труда крестьян, а земства оплачивали только стоимость стройматериалов. В связи с этим сложилась тенденция сдачи в аренду помещений, отдельных зданий, построенных крестьянином единолично. Имелись случаи и безвозмездной передачи новых зданий земству. Участие сельских обществ в делах школы проявлялось и в денежных взносах при оплате жалования учителю (до 20-30 рублей, что составляло часть оплаты), в избрании попечителей школы. Таким образом, сами земства в деле постановки народного образования ничего не смогли бы сделать, если бы не чувствовали поддержки и инициативы снизу, от крестьянских обществ. На это первым обратил внимание К.Д. Ушинский. Еще до возникновения земства в 1861 г. он указывал на пробуждающуюся в самом народе потребность учиться и на необходимость подготовки учителей для удовлетворения этой пробудившейся потребности.

Следующим направлением деятельности общественной составляющей в образовании того периода были постоянные попытки местной общественности в лице земств вносить существенные изменения в учебные планы и программы. Например, внести изменения в учебный план попыталось Новоузенское земство Симбирской губернии, но Учебный комитет Министерства народного просвещения запретил выходить за рамки учебного плана и программ школ Министерства. Другой пример: после того, как в 1912 г. земствам предоставили право отрывать высшие начальные училища в Камышинском уезде, земство разработало проект создания сети подобных школ до 1936 г. [191] Земские органы самоуправления в своей деятельности руководствовались законодательными актами, определяющими их полномочия в этой сфере. Однако правовые акты, регламентируя такую деятельность земств, ограничивали ее заботой о хозяйственных нуждах. Земства же, используя несовершенство законодательства, стремились выйти из этих жестких рамок, что создавало противоречия между деятельностью земств и правительственной политикой в области народного образования.

Этот вывод подтверждают земские ходатайства по народному образованию. По данным русского педагога XIX-XX в. П.Ф. Каптерева, подготовившего обстоятельный анализ земских обращений, за время с 1865 по 1894 гг. земства предоставили в правительственные органы 259 ходатайств, из которых не получило дальнейшего развития 158, то есть – 61%. Причем значительная часть из них была посвящена расширению участия земства в руководстве образованием и определении его содержания.

Исследование ходатайств было продолжено И.Ю. Маклаковой: из 874 земских ходатайств, возбужденных с 1864 по 1905 г. были удовлетворены только 24%, при этом столкновения властей и земств проходили по линии, разграничивающей учебную и хозяйственную область школьной жизни. Можно сказать, что уже при формировании системы народного образования ведущим фактором являлся социальный заказ.

В первой половине 60-х годов ХIХ в., когда по инициативе верховной власти, был проведен ряд масштабных реформ, связанных с ликвидацией крепостного права и предоставлением юридической свободы крестьянскому населению, социальный заказ на образование носил преимущественно государственный характер. Государство, традиционно игравшее огромную роль в общественной жизни России, наглядно продемонстрировало свою заинтересованность не только в том, чтобы воспитывать нравственность и политическую благонадежность населения, но и в распространении в народе «первоначальных знаний». Так, государственным заказом был обусловлен общественный социальный заказ. Земства не сразу научились ценить и понимать самое важное в народном образовании. С первых шагов возникновения земской школы шла борьба за такой тип школы, который удовлетворял бы элементарные потребности народа.

Вопрос заключался в определении этих элементарных потребностей в образовании. Часть земств с целью скорейшего расширения сети школ видела их задачу в обучении чтению и письму, что было характерно для существующих уже школ с неподготовленными учителями. Однако большинство земских деятелей придерживалось мнения, что школа должна давать образование на более качественном уровне, не ниже министерской начальной школы. Постепенно широкая земская общественность пришла к заключению, что обучение детей чтению и письму, безусловно, является обязательной задачей школы, но, если ученик вышел из школы только с этим, без достаточного умственного развития, значение школы будет обесценено.

Н.А. Корф, основоположник общероссийского типа земской школы, на основе практического опыта сформулировал главную задачу земской начальной школы: «важно развитие ребенка довести до умения читать, а по окончании курса посредством чтения приобретать полезные знания» [153]. Или другой пример: депутат от Самарской губернии в III Думе И.С. Клюжев, бывший инспектор народных училищ Самарского уезда и города Самары, член Попечительского совета Самарских женских гимназий №2 и №3, выступая на заседании Государственной Думы, отмечал, что земство единогласно приняло предложение ходатайствовать о превращении некоторых двухклассных училищ в четырехклассные для более эффективной постановки учебно-образовательной работы в школах.

Центральной проблемой общеобразовательной школы стала проблема «всестороннего развития личности, в которой сочетались бы способность понимать явления жизни и ориентироваться в них с навыками к научному мышлению и общественной работе» [223, c.86].

Следует признать, что, учитывая общественный заказ школе и элементарные потребности народа земства многого достигли в области профессионального образования.

Например, до введения земств в средневолжских губерниях не было профессиональных школ. Земства же сформировали следующие типы профессиональных школ:

1) сельскохозяйственные школы и сельскохозяйственные отделения при начальных школах, 2) ремесленные учебные заведения, 3) школы медицинских и ветеринарных фельдшеров, 4) школы прочих типов (дорожных десятников, печных мастеров, огнестойкого строительства).

Самарская школа за время своего существования выпустила 455 фельдшеров и фельдшерицы-акушерки. На профессиональное образование ассигновали средства уездных земства и 26 губернских. Таким образом, развитие земской школы шло в соответствии с оформившимся и изменяющимся социальным заказом на образование, в котором поочередно превалировали государственные и общественные интересы.

Исторический опыт земских школ выявил и другую специфику общественной составляющей. Отражая местные потребности, земские школы развивали разностороннюю деятельность, т.к. удовлетворяли не только общеобразовательные, но и общекультурные потребности учащихся, выпускников школ, всего населения в целом.

Например, наряду с обычными функциями народной, земская школа предлагала услуги по удовлетворению образовательных потребностей выпускникам школы и взрослому населению. Земская школа организовала повторные занятия для бывших учащихся и для тех, кто в силу различных причин не мог получить образование в объеме одноклассной школы. Кроме того, большое распространение получили воскресные, вечерние занятия, как новые типы повторных занятий. По инициативе учителей и населения кратковременно организовывались школы с подвижными учителями. Два-четыре месяца опытный учитель работал в одном населенном пункте, переезжал затем в другое место, а занятия продолжали бывшие выпускники земских школ.

По мере увеличения интереса к распространению знаний со стороны земств и потребности в образовании со стороны населения земская школа стала предлагать услуги просветительского характера. Эпизодические воскресные и праздничные чтения постепенно превращались в систему занятий. 1 июля 1914 г. были Высочайше утверждены деятельность и программы для обучения взрослых на основе программы одноклассных народных училищ, а циркулярным предложением Министерства народного просвещения от 19 января 1916 г. разрешалась организация народных чтений, которыми земские школы занимались практически уже 30 лет. Таким образом, благодаря земской школе в сельской местности создавались основы непрерывного образования, в основе которого лежало добровольное самообразование в индивидуальной и коллективной форме его организации.

Население сочувственно относилось к деятельности земств, что выражалось в расширении форм поддержки школы. Определенную долю вносило земство, субсидируя различные виды деятельности. Например, на библиотеки-читальни земство Нолинского уезда Вятской губернии израсходовало в 1917 г. 21 470 рублей, что составляло 50% ассигнований губернского земства. Другой пример: Воронежское губернское земство поддержало идею создания летних подготовительных классов-лагерей и с 1911 по 1913 г.

увеличило количество летних лагерей до двухсот по всей губернии. Однако реализация социального заказа на образование вызывала противоречия в развитии земской школы:

между возрастающими образовательными потребностями населения и реальными возможностями земской школы в их удовлетворении; между ограниченными возможностями земства в финансировании школы и необходимостью реализации социального заказа на образование; между более высокими требованиями, предъявляемыми к содержанию образования, и отсутствием в земских школах соответствующей учебно-материальной базы. Поэтому, стремясь к разрешению указанных противоречий, земства увеличивали размеры финансирования школ и создавали условия для привлечения дополнительных средств.

Анализ архивных документов позволяет определить источники финансирования земских школ. Л.Д. Гошуляк [92], мнение которого основывается на анализе расходов уездных земских собраний, губернского земства и сельских обществ на народное образование отмечает, что в 1868 г., в Пензенской губернии в 60-70-е гг. XIX в. сельские училища финансировались в основном за счет обществ, уездные земства были далеки от этого дела. Анализ Ведомости о числе низших учебных заведений и учащихся в них к января 1877 г. с показанием содержания, назначенного от городского земства, обществ и частных лиц, в Самарской губернии показывает, что финансы поступали от сельских обществ, земств, государства, частных лиц:

Таблица № 1.Финансирование земских учреждений(в руб.) С 90-х годов XIX в. губные земства открывают и берут на свое содержание реальные училища, женские гимназии, прогимназии, а также мужские гимназии. Анализ источников финансирования этих учебных заведений позволяет говорить, что они принципиально не отличались от тех, которыми располагали начальные школы. Это достаточно ярко видно из отчетов Попечительских советов Бузулукской женской гимназии (1909 г.) и Бугурусланской женской гимназии (1911 г.) Самарской губернии.

Таблица № 2.Финансирование Бузулукской и Бугурусланской женских гимназий Данные отчета по источникам финансирования Бугурусланского уезда Самарской губернии в 1910 г. подтверждают, что статьи поступлений денежных средств не меняются и в начале XX в.:

Таблица № 3.Финансирование земских учреждений в 1910 г.(в рублях) Определенные средства приносит внешкольная деятельность по образованию взрослых и организации досуга. На одном из счетов женской Бугурусланской гимназии (1909 г.) в разделе «приходъ» отмечаются следующие статьи: поступления от клуба – рублей, от спектакля – 60 рублей, от дамского кружка – 30 рублей, частных – 18 рублей.

Таким образом, специфика финансирования земских школ заключалась в объединении различных средств: сельских обществ, частных лиц и государства.

Примечательно, что, с одной стороны, жители через волостное правление имели возможность влиять на размер средств, поступающих из местных источников. Например, в рапорте Кинель-Черкасского Волостного Правления Бугурусланского уезда Инспектору народных училищ Самарской губернии отмечается, что «жителями слободы КинельЧеркасской по приговору, постановленному во второй день сего февраля месяца на 1878 г.

назначена на содержание училища сумма в 150 руб, то есть менее противу прошлого года на 50 руб. Уменьшение это произошло потому, что жители предвидят сумму 150 р. на содержание училища достаточною. Хотя в 1877 г. было положено 200 р., но в это время предстояли некоторые постройки огорода и полусадика». С другой стороны, статьи расходов, поступающих от сельских обществ, утверждались волостным сходом.

Например, по Ведомости о Кинель-Черкасском двухклассном училище за 1877 г., «на отопление училища, наем сторожа, ремонт здания и отчасти училищной мебели израсходовано бывшим попечителем Мозгуновым 176 рублей 28 коп., эта сумма была утверждена в денежных расходах от общества волостным сходом, вынесен общественный приговор об этом предмете».

Интересен и тот факт, что принципы школьного строительства вырабатывались на общеземских съездах по народному образованию, история появления которых описана в предыдущем параграфе. Задачи земских съездов сводились к следующему: «1) Подготавливать и обновлять в памяти учителей и учительниц сведения, приобретенные ими раньше. 2) Ознакомить их с новыми приемами, методами. 3) Путем обмена мыслей дать им проверить себя. 4) Дать им отдохнуть и освежиться от трудовой жизни и, запасясь новыми силами и сведениями, приступить за дело». Первый такой съезд принял норму приходящихся на одного учителя 40 человек. В Самарской губернии на одного учителя приходился в среднем 41 человек, в Пензенской и Симбирской – 47. При этом Самарская губерния затрачивала на обучение одного ученика 66 копеек, Пензенская – 59, Симбирская – 40 копеек.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.