WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 62 |

В новых условиях активисты общественно-педагогического движения обратили самое пристальное внимание на усиление роли земского самоуправления в школьном строительстве. Виднейшие отечественные педагоги приняли непосредственное участие в образовательной деятельности земств. Среди них Н.А. Корф, Н.Ф. Бунаков, Л.Н. Модзалевский, В.И. Водовозов, Н.В. Чехов и др. «На земскую службу идет целая плеяда учителей и учительниц, верных педагогическим идеалам Н.И. Пирогова и К.Д.

Ушинского, – писали в 1899 г. видные активисты общественно-педагогического движения Г.А. Фальборк и В.И. Чарнолуский, – тысячи молодежи обоего пола, бодрые верой в великое значение просвещения, бросали свои семьи, оставляли высшие учебные заведения и несли свои силы на службу темной народной массе».

В конце 1860 – начале 1870-х годов одной из важнейших задач общественнопедагогического движения признается пробуждение интереса сельского населения России к ценностям образования, преодоление традиционного консервативного недоверия к школе, сформированного в дореформенную эпоху. Массовое «хождение в народ» учителей-демократов, несмотря на его некоторую анекдотичность, тиражируемую в литературе «перестроечного» периода, можно признать пусть кратковременным, но все же ярким воздействием «агентов просвещения» на сельское сообщество. Открытие в массовом порядке новых учебных учреждений, появление возможности использования полученных знаний и навыков за пределами сельской общины, – все это, со временем, дало свои положительные результаты (плоды). Постепенно сельское население стало воспринимать школу и образование не как бесполезную «барскую забаву», а как необходимое условие подъема хозяйства, культурного и нравственного оздоровления жизни. Это нашло отражение в многочисленных решениях сельских и волостных сходов об открытии начальных училищ и в выделении необходимых для их функционирования средств.

С первых шагов своей деятельности земские органы самоуправления взяли курс на формирование учительских кадров, в первую очередь, из числа представителей сельской молодежи. Только таким образом, по мнению земцев, можно было гарантировать стабильность кадрового состава сельской школы и создать в российской деревне особый пласт «культурных работников».

Так, уже первый набор первой в России земской учительской семинарии, открывшейся в 1869 г. в Рязани, более чем наполовину составляли крестьянские юноши.

Докладывая руководству о деятельности семинарии в первый год работы, ее администрация не преминула подчеркнуть особые успехи семинаристов из крестьян, которые «заявляют себя во всем с самой прекрасной стороны» [220, c.35].

Аналогичным образом поступали и другие земства (особенного так называемые «крестьянские»), стремясь закрепить приоритетное право учебы в педагогических учебных заведениях за представителями крестьянского сословия. При этом земства не только открывали «зеленую улицу» крестьянским детям в собственные учебные заведения, но и субсидировали учебу выходцев из крестьянства в министерских учительских институтах и семинариях.

Свою позицию в данном вопросе земствам приходилось отстаивать в острой полемике с теми, кто полагал, что единственно приемлемой фигурой для обучения крестьянских детей является сельский священник, а также с теми, кто считал лучшими учителями народной школы отставных гвардейских унтер-офицеров. Подобные суждения высказывались не только правительственными чиновниками и представителями духовенства, но и некоторыми земскими гласными [152, c.195].

В 1870 г. правительством было утверждено Положение об учительских семинариях, где были определены требования к научной подготовке учителя. Работа по повышению качества подготовки народных учителей и, как следствие, выход на качественно новый уровень знаний учащихся в школах России осуществлялись путем распространения педагогической литературы, проведения губернских и уездных съездов народных учителей, с помощью организации учительских курсов. «В подготовке и переподготовке учителей, - писал Н.Н. Иорданский, - колоссальную, иногда решающую роль играли учительские съезды, курсы, на которых собственно и вырабатывался новый тип земского учителя, популяризировались новые методы работы, поддерживался общественный подъем учительства и энтузиазм в работе, сближались учителя с земской средой; здесь перед ними раскрывались передовые и педагогические идеи и методы великих наших педагогов» [207, c.80].

В основу земской практики подготовки школьных учителей были положены рекомендации К.Д. Ушинского, считавшего, что «самый существенный недостаток в деле русского народного просвещения есть недостаток хороших наставников, специально подготовленных к исполнению своих обязанностей» [287, c.81]. К.Д. Ушинский подчеркивал принципиальную важность для учителя народной школы не только умения преподавать, но и соответствующего характера, нравственности, убеждений, поскольку на воспитанников в большей степени, чем наука, оказывает влияние личность учителя.

В практике земских учительских семинарий особенно ценились такие качества будущего школьного учителя, как любовь к профессии, ясное понимание ее общественной значимости, трудолюбие, широкий кругозор, умение логически мыслить, готовность стоически преодолевать жизненные трудности.

Накануне Первой мировой войны в народных начальных школах Российской империи работало около ста тысяч учителей и учительниц, большинство из которых было обязано получением соответствующего образования и социального статуса земствам. По сравнению с преподавателями церковноприходских школ образовательный уровень земских учителей был значительно выше, однако в целом он был недостаточным: почти половина учителей земских и городских школ (49,6 %) имели лишь начальное и домашнее образование [177, c. 42-58]. В этих условиях земства стремились к повышению общеобразовательного и профессионального уровня учителей, вкладывая в их подготовку и переподготовку значительные средства.

Земствам принадлежала важная роль в борьбе за улучшение материального и юридического положения народных учителей. Они постоянно стремились повысить престиж учительской профессии.

В целом важно подчеркнуть, что становление и развитие российской интеллигенции досоветского периода было напрямую связано с процессом становления и развития не только высшей, как это описано в предыдущем параграфе, но и массовой народной школы. Та ее часть, что была сформирована не мелким разорившимся дворянством, а вышла «из народа», в значительной мере не потеряла прямых социальных связей с сельским сообществом, а также была весьма радикально настроена к правящему режиму.

А впоследствии стала симпатизировать партиям левого толка, в первую очередь, эсерам, народным социалистам и, отчасти, большевикам.

Причины этого, на наш взгляд, кроются не только в том, что интеллигенция и учителя, в частности, и тогда, как и большинство граждан России, испытывали постоянную материальную нужду, но и в том, что они имели не достаточно высокий уровень образования. Это в известной мере мешало им подняться над окружающей действительностью и связать свои личные перспективы с перспективами эволюционного развития российского общества. «Философия русской интеллигенции чрезвычайно упрощена и сведена к определенной практической морали», – писал известный земский деятель и один из идейных руководителей кадетской партии И.И. Петрункевич [210, c.210], он был в значительной мере прав.

Сам термин «земская школа» понимался по-разному. В периодической печати дореволюционной России встречается название «министерско-земская» школа, поскольку как учебное заведение земская школа подчинялась Министерству народного просвещения. В ряде источников употребляется термин «земско-общественная» школа, указывающий на совместное материальное содержание помещений, учительских кадров, пособий земствами и сельскими обществами. Однако наиболее употребительным был термин «земская школа», так как ассигнования земства составляли большую часть средств школы. Кроме того, земства имели юридическое право контролировать расходы школ.

Несмотря на то, что министерские и земские школы в педагогическом отношении находились под единым руководством, учреждены они были различными правовыми актами. В отличие от Министерства народного просвещения земства не обладали монополией ни в содержании, ни в организации школ. В связи с этим директор начальных народных училищ Тульской губернии М.Т. Яблочков считал, что земства не имеют права на такое название школ, так как «такого названия училищный закон не знает» [309].

Отсутствие термина «земские школы» в нормативных документах Министерства народного просвещения и земских учреждений вызвало разногласия в определении школ:

в отчетах, статистических материалах их относили в графу «школы учебного ведомства, подчиненные Училищным советам». По мнению М.Ф. Соловьевой, «Земская школа – это сельское начальное учебное заведение, создаваемое местными органами самоуправления, что позволяет характеризовать ее как общественную образовательную систему демократического типа» [273]. Земская школа как социальное и педагогическое явление создавалась как общественное учебное заведение. Действительное осознание земствами ответственности за свое участие в распространении образования наметилось только после официального распоряжения о передаче существующих школ в ведение земств в 1867 г.

Показательна в этом плане деятельность земств в регионе Среднего Поволжья. С 1877 по 1898 г., то есть за 20 лет в разных уездах губерний Среднего Поволжья количество земских школ увеличилось от 1,5 до 2,5 раз. По величине расходов на народное образование Самарское земство в 1890 г. занимало 10-е место среди других земств, тогда в Самарской губернии было 453 школы с 559 учителями и 3 500 учащимися (в 1866 г.

имелось 7 школ с 471 учеником). Большая часть средств уходила на количественный рост школ. В 1911 г. в России обучалось 44% детей школьного возраста. В Самарской губернии этот показатель составлял 58,6%, т.е. был значительно выше среднего. Сравним: в Пензенской – 39,4%, в Симбирской – 36,8%. Тенденция повышения средних показателей в Самарской губернии обнаруживается и при подсчете количества школ на тысячу жителей.

Однако земства имели право влиять на деятельность школ только через Училищные советы (губернские и уездные), где они имели своих представителей. Этот институт был также учрежден Положением о начальных народных училищах 14 июля 1864 г. и развит Положением 25 мая 1874 г., согласно которому в каждом уезде «попечение об удовлетворении потребностей населения в начальном образовании и о надлежащем нравственном его направлении» возложено на уездного предводителя дворянства и уездный Училищный Совет, а в целом по губернии – на губернаторского предводителя дворянства и губернский Училищный Совет. Причем в обязанности Училищного Совета входило: снабжение учеников учебными пособиями и руководствами, изыскание способов открытия новых народных училищ, утверждение учителей в должности, упразднение училищ, признанных вредными, утверждение ежегодных отчетов инспекторов народных училищ, назначение пособий учителям, рассмотрение жалоб. Кроме этого, Училищным Советам вменялось в обязанность наблюдение за преподаванием во всех начальных училищах. Наличие специального органа – Училищного совета, создававшего возможность координации общественных и государственных сил, с одной стороны, способствовало выработке единого подхода к решению проблем школы, но, с другой стороны, свидетельствовало о юридически зафиксированной разнородности его состава.

Ярким подтверждением этого является документ, направленный на имя Николаевско-Новоузенцкого Предводителя дворянства:

«Господину Губернскому Предводителю дворянства. Согласно предложения Вашего Превосходительства от 5 июля 1874 г. № 97, последовавшего на имя НиколаевскоНовоузенцкого Предводителя Дворянства и во исполнение высочайше утвержденного мая 1874 г. мнения Государственного Совета, по поручению Господина Предводителя, мною открыт сего 8 марта в г. Новоузенск Училищный Совет, в состав которого вошли следующие лица: от Министерства Внутренних дел Почетный мировой Судья А.А. Шафрат, от Земского Собрания А.П. Миллер и священник И.А. Востоков, от Новоузенского городского общества купец П.Н. Помельцев, от Епархиального ведомства Протоиерей города Новоузенска П.В. Ульчицкий и Министерства Народного Просвещения – священник П.М. Сердобов и Инспектор народных училищ Самарской губернии П.Ф. Книзе.

Председательствующий Член Дворянской Опеки Б.Ф. Мертвый».

Такой разномастный персональный состав Училищных Советов создавал предпосылки субъективности принимаемых решений и усиливал явное влияние отдельных его членов.

Право участия Председателя земской управы или ее членов в составе Училищного совета во многом повысило эффективность земского влияния на школу, объединив усилия земского исполнительного органа с координационным центром, имевшим полномочия решения организационно – распорядительных вопросов, касавшихся земских школ:

хозяйственной жизни школ, обеспечения учителями, повышения их квалификации, организации коллективного профессионального общения. Например, на заседании Самарского Губернского Училищного Совета от 23 октября 1874 г. Господином Председателем было сделано заявление, о том что «...им лично найдена в образцовоотличном состоянии частная женская школа в Кинельской слободе Бугурусланского уезда, руководимая учительницей Чередниковой». Для поощрения ее деятельности было принято решение «из остатка 510 рублей на учебные пособия и поощрение наставникам назначить учительнице Чередниковой 100 рублей».

Влияние Училищных советов было достаточно сильным. Например, в период становления земской школы в официальных документах не был указан срок, а ставшая классической цифра в три года обучения в одноклассной школе была взята из опыта земских школ, руководимых Училищным советом, который возглавлял Н.А.Корф [153].

Этот срок оказался наиболее целесообразным, поэтому позднее курс и министерских одноклассных школ устанавливался «не менее трех лет», и церковно-приходских – также, три года, несмотря на официально установленные два года обучения.

Получив некоторую возможность влияния на внутреннюю деятельность школы, земства стремились направить внимание Училищных советов на необходимость взаимодействия со школой, на улучшение условий работы учителей и школы, на совместное материальное содержание помещений, учительских кадров земствами и сельскими обществами.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.