WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 62 |

К середине XIX века административно Россия делилась на 50 губерний, губернии – на уезды, последние имели волости и города. В центре работа велась в Сенате, который с начала XIX в. выполнял функции высшей судебной инстанции для губерний и надзора за правительственным аппаратом. Высшим законосовещательным органом по вопросам управления был Кабинет министров.

На местах существовало три группы учреждений: административные, финансовохозяйственные, судебные. Административные органы в губернии возглавлял губернатор с губернским правлением и приказом общественного призрения; в уездах – исправник и городничий. Финансово-хозяйственные функции в губернии исполняла Казенная палата, а на местах – уездные казначейства. Создавались палаты уголовного и гражданского суда, суды совестные и надворные. В губернских городах действовал выборный сословный орган – Губернское дворянское собрание во главе с Предводителем дворянства. Помимо него в городах избирались городские собрания, которые из своей среды выдвигали городского Голову и общую городскую Думу.

Основу процесса введения самоуправления (реформы 1864 и 1870 гг.) заложили осуществленные ранее вертикальное разделение власти на уровни и разделение власти по горизонтали на каждом уровне (в «центре» – по отраслевому признаку, а на местах – по целям и задачам власти: интересы государства и «центра», интересы населения).

Отечественную реформу по введению самоуправления отличал ряд характерных черт:

- в «центре» представительства населения не предполагалось;

- самоуправление не дифференцировалось, т.е. городское и сельское самоуправление не выделялись как особые типы самоуправления;

- постепенное расширение компетенции самоуправления при отлаженной системе ограничений и запретов, составлявших продуманную систему опеки центром местных органов власти, что сыграло исключительно важную роль, поскольку позволило органам самоуправления заняться внутренним совершенствованием и освоением компетенций;

- длительность процесса формирования самоуправления.

1 января 1864 г. было положено начало работы земств и тем самым из системы государственной власти окончательно выделились губернский и уездный уровни местного самоуправления [225, c.552]. Земства получили довольно широкую компетенцию, часть которой им была передана от губернаторов: строительство, управление школами, больницами, благотворительными заведениями, содержание дорог и производственные дела, организация земельного кредита, улучшение кустарной промышленности, земская статистика, все натуральные повинности, обеспечение продовольствием (правда, из всей суммы средств и запасов, имевшихся у государства к 1861 г., земству отдали лишь половину). Таким образом, в отличие от земств екатерининских времен, земства середины XIX в. создавались для хозяйственной организации всей местной жизни, а не для корпоративного управления.

Распорядительными органами земств стали губернские и уездные земские собрания, а исполнительными – управы. Земства избирались от трех курий на основе имущественного ценза, дифференцированного для разных губерний: от землевладельцев, горожан и сельских обществ [112].

Земскую реформу отличала постепенность передачи компетенции и имущества. Так, реформу намечали в первую очередь провести в 33 губерниях. К 1867 г. провели в 32, к 90-м годам XIX в. в 34 губерниях Европейской России. С 1911 г. «Положение» 1890 г. (с довольно значительными изменениями, основной целью которых было обеспечение в земском управлении преобладания лиц русского происхождения) было распространено на 6 западных губерний. Вместе с тем были созданы национальные отделения земских избирательных собраний и съездов. В 1912 г. земство вводится в Астраханской, Оренбургской и Ставропольской губерниях. Таким образом, к началу XX в. земским самоуправлением было охвачено 43 губернии29. К 1917 г. земство было создано в 46% губерний и уездов, и только 45% городов имело самоуправление [114].

Иными словами, местное самоуправление укоренялось лишь после того, как местные органы власти и население освоили компетенцию и научились управлять имуществом в интересах местного сообщества. Основной причиной медленного развития реформы была низкая частная инициатива населения, обусловленная большим удельным весом феодально-крепостнических пережитков. Ускорение началось лишь к 1913 г.

Вплоть до начала 90-х годов ХIХ в. правительство стойко держалось линии на ограничение контактов между отдельными земствами. Земские ходатайства об отмене такого положения неизменно оставлялись без последствий. Запрещалось объединять усилия даже в борьбе с эпидемиями, проводить профессиональные съезды земских специалистов (учителей, агрономов, ветеринаров и др.). Так продолжалось до тех пор, пока земства не продемонстрировали свои успехи в большинстве областей хозяйственной деятельности. Кроме того, дворянство уже не внушало прежних опасений как возможная политическая оппозиция, а, напротив, стало рассматриваться в качестве основного оплота престола. В результате земствам перестали чинить препятствия в их стремлении совместно решать хозяйственные и профессиональные проблемы.

Регулярно стали проводиться съезды земских специалистов и общеземские съезды, появляются многочисленные периодические издания земств разных губерний, и, наконец, возникают общеземские организации, позднее превратившиеся во Всероссийский Земский союз и Союз городов и сыгравшие огромную роль в развитии самоуправления и отделения публичной власти от государственной [73, c. 57-63].

Союз городов первоначально появился, скорее, как постоянно действующее совещание, основной задачей которого было выявление общих проблем, поиск путей их решения, а также организация межгородского обмена специалистами, методами управления городским хозяйством, сырьем, техникой и т. п. Так, с конца XIX в. в России проводятся съезды работников образования, коммунального хозяйства и т.п., посвященные конкретным вопросам. С 1910 г. – Съезды городских деятелей, и только в 1914 г. – возникают Союз городов и Союз земств (их образование официально не было разрешено, но и не было запрещено). Более того, центр достаточно жестко противостоял объединению, видя в нем потенциальную оппозицию, что, в известном смысле, было оправдано.

Упомянутые Союзы являлись неправительственными, независимыми, постоянно действующими объединениями местных властей (местных самоуправлений).

Деятельность Союзов опиралась на хозяйственную автономию и целостность города, поэтому, например, Союз городов получил возможность изучать и решать местные проблемы самостоятельно. Широко использовался обмен специалистами, ресурсами, опытом внедрения новых форм хозяйства, товарами и оборудованием и т.п. Причем на основании лишь горизонтальных связей коммун и без участия государства.

Однако «оппозиционность» Союзов городов и земств имела свою специфику.

Горизонтальный характер связей обеспечивал независимость от центра, но одновременно ограничивал спектр взаимоотношений лишь проблемами, отнесенными к компетенции местного самоуправления – хозяйственными вопросами. Решения Союза городов законодательной силы не имели, поскольку они касались городов, вошедших в Союз, и лишь конкретной проблемы, ради которой решение принималось. Субъекты Союза представляли не государственную власть, а местное самоуправление.

В городах процесс формирования того, что мы сегодня называем «институтами гражданского общества», был более успешным. Здесь, в условиях начавшегося накопления капитала, раньше сформировались городские сообщества, готовые взять на себя ряд задач по благоустройству и самостоятельно разрешить их путем самообложения и создания собственного, независимого от государственного хозяйства. Сложнее обстояло дело в сельской местности. Экономическому росту и формированию гражданского самосознания там противостояли крепостное право, патриархальные отношения к собственности и натуральная замкнутость хозяйства.

Однако, здесь необходимо отметить, что несмотря на очевидное превосходство роли государства в формировании институтов и принципов системы местного самоуправления, последняя в условиях аграрной России XIX в. не могла не испытывать мощного влияния традиций древнейшего русского института, уходящего корнями еще в вервь Русской Правды – сельской общины.

Историческая судьба сельской общины в разных регионах страны складывалась поразному, но повсеместно она неизменно сохраняла свое значение важнейшего института, территориального союза, бытовавшего на основе соседских связей. В условиях позднефеодальной России сельская община, инкорпорированная в феодальную общественную систему еще в процессе ее становления, отражала по своему существу сословную организацию, регулирующую жизнь крестьянства во всех ее проявлениях – общественной, хозяйственной, морально-психологической и бытовой сферах. С точки зрения участия в местном самоуправлении, необходимо отметить тот факт, что вплоть до середины XIX века в значительном числе поместий практиковалась система, при которой общинная организация сама обеспечивала все управление помещичьими имениями [114, c.92].

Проявляя необыкновенную гибкость, община приспосабливалась к изменяющимся экономическим условиям, которые по мере развития товарно-денежных отношений влияли на хозяйство и жизнь русской деревни [133, c.338].

О чрезвычайной устойчивости и соответственно значимости общинного уклада жизни говорит и факт появления традиционной общины «поморского типа» среди государственного крестьянства на Урале и в Сибири, где она возрождалась в процессе стихийного освоения земель переселенцами из северорусских областей [101].

Поэтому, мы имеем все основания полагать, что исторические корни культурных традиций местного самоуправления уходят как в область государственных решений, насаждаемых «сверху», так и в традиционный уклад народной жизни, свойственный не только русским, но и другим народам и этническим группам.

Тем не менее, в условиях существования различий в жизненном укладе городских и сельских сообществ, верховная власть была вынуждена использовать специальные методы реформирования. В наиболее развитых городах общественным управлениям, образуемым горожанами по горизонтали, была передана часть полномочий полицейских управлений, накопивших к этому времени существенный объем компетенции, прав и средств для решения городских проблем.

На сельских территориях не удалось сформировать территориальные сообщества, основанные на совместном решении общих задач по благоустройству. Землевладения здесь оставались по-прежнему крупными, помещичьими, и поэтому управление волостями было предоставлено уездам, для чего им передается ряд полномочий с губернского уровня. Но и уезды оказались мало пригодными для введения сельского самоуправления. Они были слишком крупными, чтобы учесть интересы бытовой жизни конкретных сельских общин, и слишком мелкими в сравнении с масштабами помещичьих владений, которые предстояло реорганизовывать для развития рыночных отношений на селе. Лишь губерния оказалась тем уровнем власти и управления, который обладал не только необходимыми для решения подобной задачи полномочиями, но и располагал грамотными и культурными кадрами управленцев. Кроме того, на уровне губерний давно сформировались и действовали представительные органы – губернские дворянские Собрания. Опора на губернское представительство давала возможность учесть разнообразие и сложность местных интересов основных хозяйствующих субъектов, гарантировала финансовую устойчивость. Уезды же обладали преимуществом контроля за процессами реальной жизни волостей. Поэтому в уездах и губерниях были введены особые представительные власти «земств».

По внешнему виду они были очень похожи на органы самоуправления городов. На самом же деле, городское самоуправление и земства различались по ряду признаков. Вопервых, по масштабу и степени общности интересов. Городские сообщества имели четко осознаваемые схожие интересы по благоустройству. Уездное и губернское земство, объединяя разные виды сообществ (городские и сельские), являлось общностью в гораздо меньшей степени. Во-вторых, по характеру представительства губернское и уездное земство формировались на основе высокого имущественного ценза. В-третьих, по подчиненности городское самоуправление и уездное земство были включены в губернское земство. Между ними было установлено соподчинение по типу полицейской вертикали.

Таким образом, земство оказалось чисто российским институтом, вызванным к жизни спецификой развития российского общества в XIX в. Деятельность земств стала катализатором реформирования общественного сознания сельских жителей, доказав возможность улучшения жизни на основе объединения усилий частных лиц.

Уже через 40 лет после образования земств (в 1904 г.) П.А. Столыпин смог приступить к задаче формирования полноценного сельского самоуправления: был выдвинут лозунг «формирования мелкой земской единицы» – самоуправляющейся волости. Реформы П.А. Столыпина опирались на губернские земства и при их материальной, идеологической, организационной, культурной поддержке начали курс на организацию специализированных сельских волостных самоуправлений в полном смысле этого слова. Был даже подготовлен проект самостоятельного Министерства самоуправлений. Смерть П.А. Столыпина остановила процесс.

Одномоментное уничтожение в 1917 г. вертикали, которая «собирала» все уровни власти, рассыпало единое государство и систему управления. Центральный аппарат власти был разрушен, и весь объем власти «упал» вниз – на уровень уездов и городов, где и сосредоточилась реальная власть. Подобное развитие событий привело к тому, что единственными органами, способными осуществлять централизованное управление, оказались Союз земств и Союз городов, поскольку они объединяли еще действующие органы власти, хоть и местной, но обладающей имуществом, финансами, аппаратом управления. Тем самым Союзы земств и городов приобрели несвойственные им ранее функции государственной власти.

Временным правительством было начато формирование волостных самоуправлений, завершившееся в феврале 1918 г. Однако партийная борьба, особенно развернувшаяся после июля 1917, уничтожение государственной вертикали в октябре 1917 г. привели к тому, что реформаторские партии оказались неспособными реализовать свои программы.

Специальным декретом советского правительства в августе 1918 г. самоуправление было ликвидировано и в городах, и в волостях. А члены старых органов власти и оппозиционных партий сгинули в ходе Гражданской войны.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.