WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |

На этом кошмар внезапно оборвался, и Арчибальд Иванович Востриков пробудился - вспотевший и с ощущением разбитости, голова его гудела, и перед глазами все качалось. Он посмотрел в окно, отчего под ложечкой у него засосало, и он тоскливо склонил голову. За окном висели неподвижно грач на массивной золотой цепи и гривастый с неподвижным, чуть подернутым задумчиво-печальной дымкой, взором.

Они смотрели на него в упор. Он больно зажмурился. Когда же открыл глаза, их уже не было, а за окном висела лишь мутная пелена бесконечного дождя.

'Однако, нервишки - подумал вконец расстроенный Арчибальд Востриков. - Какая-то ерунда мерещится. А, может, это все Дашка проклятая Ведь вот не послушал я тетушку свою, когда она приезжала ко мне, высмеял, как и подобает здравомыслящему человеку. А ведь говорила она мне, что соседка моя колдунья. Самая настоящая колдунья. И что накаркает она мне неприятностей. Эх тетушка, мудрая у тебя голова. Во мрачные годы инквизиции орудовать бы тебе. Выдающейся фигурой бы стала. Не тетя, а Великий инквизитор. Нюх у тебя на ведьм феноменальный. Я же не послушал тебя. Посмеялся над тобой. А, может, она мне и наслала все кошмары '. И снова у Арчибальдушки что-то заныло в душе, словно нечто тяжелое несколько раз внутри перевернулось, и он почувствовал то ли голод, то ли тревогу, то ли страх. В комнате его возле серванта на табуреточке восседал строгий гривастый господин и держал на руках вымокшую нахохлившуюся птицу, напоминающую обликом своим не то ворона, не то грача. Хотя и изрядно намокший, он все же демонстрировал вид гордый и величественный, быть может в эту минуту он сам напоминал большую взъерошенную, но торжественно настроенную птицу.

Арчибальд Иванович Востриков оставался убежденным и закоренелым материалистом еще с тех пор, когда в свои младые годы страстно заправлял кружком юного атеиста в районном Доме Культуры, однако на этот раз осенил он себя крестом.

Посетители же при этом не исчезли, а представительный господин скривился в тонкой улыбочке, покачал головой наподобие сердобольной бабушки, собирающейся отчитать нашкодившего внука, медленно проговорил: 'Ах Арчибальдушка, Арчибальдушка, взрослый и рассудительный ты человек, а осеняешь себя крестным знамением. Ну положим, ты даже от чистого сердца решил испробовать силу креста, но ведь всякий поступок должен быть уместен. В данном случае Ваш поступок, господин Востриков, не уместен! Ибо мы не привидения и уж тем более не нечисть. Ты понял!' - и мужчина на последнем слове грозно повысил интонацию. И грач пыхнул на сконфуженного и пристыженного Арчибальдушку своими непроницаемо черными с золотым отливом очами. У Арчибальдушки же отвисла нижняя губа и теперь висела каким-то беспомощным придатком, и выражение лица приняло от этого вид глуповатый. Он молча кивнул и шумно сглотнул слюну, и при этом кадык его судорожно взметнулся к подбородку.

- Но ближе к делу, - вдруг перейдя на металлический тон, сказал строгий господин, не меняя голоса, продолжил. - События повернулись, к сожалению так, что ты вынужден будешь нам помочь.

- С большой охотой, - выпалил не ожидавший от себя такой горячей готовности помогать этим странным субъектам Арчибальд Востриков.

- Ну вот хорошо, вот и хорошо, - кивнул загадочный посетитель, - только что несносная манера перебивать говорящего - Покорно извиняюсь, - пролепетал Арчибальд. В его возбужденном мозгу тем временем уже созрело решение, а вместе с тем и план действий. Он все понял. Его будто бы озарило. Это вовсе никакие не привидения и не галлюцинации, и не нечисть, и какой только вздор ему мог прийти в голову, а он еще сгоряча принял Дашу за колдунью и вообще повел себя глупо. Все гораздо проще. Это - бандиты, орудующие гипнозом и телепатией. То, что они за окошком висели - это результат, конечно, наведенного внушения, так как не могут нормальные люди (птица не в счет) свободно висеть в воздухе на высоте четвертого этажа. Да Арчибальдушка, в дурацкую ты влип историю! Однако чувство страха тут же сошло с него, как только он понял с кем имеет дело. Теперь его мозг работал четко, он быстро и красиво просчитывал различные комбинации и вариации. Из этой ситуации надо выпутываться. Как Каким-то образом необходимо оповестить милицию, а для этого следует под самым невинным предлогом выйти из комнаты и суметь в двух словах объяснить Даше, которую теперь волей-неволей приходится брать в союзницы, в чем дело и предупредить, чтобы она сработала оперативно и потихоньку позвонила в милицию. Ввязываться с ними в бой не имеет смысла, ибо они, во-первых, могут быть вооружены, а во-вторых, он уже испытал на себе их мощное психическое влияние. Значит, надо тянуть время. Основная задача - выиграть время.

У Арчибальда Вострикова вся цепочка рассуждений проскочила с быстротой импульса в электрической цепи. И он, выдержав паузу (ладони намокли, сердце чуть не вышибало ребра), стараясь казаться изысканным, участливо спросил:

- Кстати, не хотите ли горячего чайку У меня и медок есть. Небось промокли все, иззябли.

- Чайку горячего можно, - внезапно каркнул не то ворон, не то грач, до того молчавший и только бесцеремонно зыркавший зловещими глазами, - только если ты в милицию пойдешь, ты до нее не дойдешь. Разве тебе неизвестно, о чем поведал Михаил Афанасьевич Арчибальд почувствовал озноб, а мигом позже - испарину, просочившуюся крохотными капельками не его гладком и по предположению, побледневшем лбу. Он понял, что все рухнуло. Пропал он, Арчибальд Иванович Востриков, пропал, но тут его отчаянные мысли прервал назойливый каркающий фальцет:

- Ну, где же ты Иди ставь чаек. А заодно загляни в свою кастрюлю со щами. Эта прохиндейка уже сыпанула туда порядочную порцию дусту, - и, обратившись к задумавшемуся своему хозяину, явно смягчился (аж каркать перестал, отметил про себя Арчибальд): - Вам покрепче, Мастер Тот лишь легким кивком дал понять, что ему покрепче.

Арчибальд подпрыгнул и на отяжелевших ногах поплелся на кухню, извечную арену жестокой, длящейся вот уже десять лет без передышек и мирных периодов, войны с соседкой по коммунальному бытию, вдовствующей Незлобиной Дарьей Васильевной. Он запалил конфорку, и унылые язычки синего пламени высветили из мрачных вязких сумерек облупленные стены закоптелой кухоньки. Из его кастрюли несло отвратительной кислятиной. Он приподнял крышку, и в нос ему ударил резкий запах вздыбившихся щей. 'Ах, ты чертовка!', - вырвалось в сердцах у Вострикова. На время он даже банду свою забыл. И тут ему померещилось, что из сырого угла на него скалиться Даша, открывая неровный ряд кривых, фосфоресцирующих в голубых отблесках горящей конфорки, зубов. 'У, ведьма', - жалобно застонал Арчибальд и бессильно погрозил видению кулаком. Но видение соседки Незлобиной исчезло, и на ее месте уже воцарилась птица. Она с интересом и даже каким-то веселым любопытством смотрела на Арчибальдушку, после чего гаркнула зло и отрывисто: 'Не видишь разве, что чайник уже кипит вовсю' Арчибальд понуро выключил газ, и кухня вновь погрузилась во мрак. Но на улице уже зажгли фонари, и их унылые блики заползли в размазанное от воды окно, а Арчибальд теперь стал различать контуры предметов. Он с удивлением увидел, как грач приподнялся со своего места, чуть вразвалочку подошел к его кастрюльке и, приподняв крышку крылом, шарахнулся, сдавленно вскрикнув: 'Ну и вонища, однако'! Затем он, одним крылом прикрыв свой клюв, другим, исхитрившись, схватил столовую ложку, зачерпнул кислую пену, да и бухнул ее в бидончик, где Даша держала свой любимый яблочный квас. Затем он опять все привел в порядок, крышку водрузил на место и коротко скомандовал: 'Пошли'.

Позже Арчибальд Иванович Востриков усиленно пытался сообразить и представить себе, как птица может использовать крылья в качестве рук и хватать ими ложки, а тем более приподнимать крышки. По этому поводу он даже консультировался с одним своим ученым знакомым, который в свое время поместил несколько заметок в журнале 'Юный натуралист'. Но и тот категорически отверг такую возможность - чтобы птица крыльями хватала столовые ложки и приподнимала кастрюльные крышки.

Но в этот момент изумленный Арчибальд особенно усиленным размышлениям не предавался, он схватил тяжелый чайник, прихватил баночку с медом и, сделав пару шагов, очутился у себя в комнате, будто кто-то перенес его одним махом через уродливо искривленное пространство старой обшарпанной квартирки.

Тут уже он проникся доверием и даже некоторой симпатией к своим непрошеным посетителям. Он даже несколько повеселел. Разговорчивый грач взглянул на него насмешливо и ласково-иронично проскрипел: 'А ты все же, малость плутоват, Арчибальдушка'. Арчибальдушка же чувствовал себя теперь свободней в странной компании. Слегка наглея, он, как бы между прочим, спросил прихлебывая чаек:

- Но кто же вы такие, позвольте вас спросить Если не секрет, конечно.

- Каков нахал - осклабился грач. - А, Мастер, что вы скажете - Полетит с нами, - буркнул, даже не взглянув в сторону Арчибальдушки, Мастер.

- Куда - обомлел Арчибальдушка. Внутри у него опять что-то заныло.

- Излишнее любопытство никогда не доводило до добра.

- Но я не умею летать! - Этому несложно научиться. А медок у тебя знатный! - Липовый. Тетечка привезла, - заплетаясь, пролепетал Арчибальдушкин язык. - А вещи какие с собой брать - Вещи - Маэстро задумчиво поскреб квадратный, как спичечный коробок, подбородок. - Вещей не надо! Вещи только мешают полету.

Арчибальд издал нечленораздельный звук, и губы его вновь вытянулись в капризную дудочку. Он готов был захныкать как ребенок. Ему страсть как не хотелось никуда улетать, куда-то срываться, нестись в безымянную промозглую тьму, представляя себя колючим ледяным струям. Но, кажется, полет неизбежен - слишком торжественный вид у этих двоих. Грач уже обсох и теперь был пышен и величав, и гладкие перья его, словно отполированные, ослепительно горели даже при свете тусклой пластиковой люстры, а седовласый, сделавшийся чрезвычайно серьезным и принявший облик суровый, резко поднялся.

- Значит, не полетишь с нами Арчибальдушка съежился, втянул голову в плечи, сгорбился, и тело его обмякло.

- Ну что ж, насилу мы тебя заставить не можем.

- Насилу не можем, - хриплым эхом отозвался грач, - хотя это и в наших силах.

- Оставайся, Арчибальд Востриков и воюй с Дашей. Завтра у вас будет жаркая схватка. Но окажи одну услугу.

- Пожалуйста, пожалуйста, - пропел воодушевленный Арчибальд.

- Как видишь, ливень еще хлещет, а нам бы не очень хотелось простужаться. Но у тебя мы так уже засиделись. Потому нам нужен зонтик.

Арчибальду было жалко отдавать свой черный большой зонтик, но тут снова вмешался несносный грач:

- А может останемся, Мэтр Мне здесь явно начинает нравиться. Тем более, что этот тип не очень то горит желанием оказать нам маленькую услугу. А куда ж мы в такую погоду полетим - Нет, что вы, что вы! - взвился Арчибальд, слегка задетый тем что его назвали типом. - Возьмите зонтик, ради Бога. Если не возьмете, я обижусь! - Ну что ж, - вздохнул грач, если он так просит, то придется взять.

И тут же в руке седогривого появился раскрытый туго натянутый черный блестящий зонт.

- Что ж, Арчибальдушка, за услугу, приют и чай спасибо. А нам пора. Может быть, еще свидимся. Всего.

И седовласый метр, слегка поклонившись, бесшумно вылетел в потолок, за ним последовал и спутник его в зияющую прореху, Бог знает откуда взявшуюся, от которой в разные стороны разбежались причудливые линии трещин.

Вылет гостей длился не более секунды. Пробоина затянулась, словно ее и некогда не было. Только люстра тихо покачивалась. Арчибальду отчего-то стало грустно. Он тоскливо посмотрел в черный квадрат окна и полушепотом протянул: 'Куда же вы-ы-ы-ы' Но его протяжное 'вы-ы-ы' подхватил с завыванием воюющий с оконными рамами ветер и смял, и разорвал в клочья, и утопил в бурлящем водовороте водосточных труб.

И какой-то предательский голосок зашевелился в нем: 'Полетел бы с ними, тогда бы узнал. А может.... эх, да ну тебя'. И Арчибальд, покусывая губы, отошел от окна.

А с кухни доносились звяканье алюминия, нержавеющей стали, шипение чего-то убегающего с огня и Дашино ворчливое причитание.

Глава ТЕТУШКИНА КОНСУЛЬТАЦИЯ.

В БЕЗДНУ Арчибальд Востриков пребывал в состоянии уныния, к которому примешивались некоторая доля смятения, доля побольше - недоумения, а в палитре переживаний особенно выделялись оттенки грусти, смешанные с легкой тревожностью.

Он осознавал, что в его жизни ворвались странные, загадочные силы, и при этом не имеет значения, каким способом они это сделали - проявились ли в виде галлюцинации, или же возникали как некие реальные объекты, восприятие которых оказалось бы возможным другими людьми, если бы таковые оказались рядом. Неважно. Равно, как в первом, так и во втором случае это странно и причудливо. И немного жутковато.

А мозг отказывался давать какие-либо объяснения. Мозг не хотел помочь Арчибальду Вострикову. Мозг упрямо молчал. И Арчибальд решил позвонить тете - тетя знает толк в таких делах.

Арчибальд Иванович Востриков теперь уже с чувством собственной значимости и приобщенности к запредельному, осмелевшей рукой набрал номер. Через несколько гудков трубка огласилась гулким эхом всеведающей тети. Арчибальдушка добросовестно и обстоятельно поведал ей о недавних событиях и спросил совета, как жить дальше.

- Вот уж не думала, - ответствовала тетя, - что с тобой приключится такое. Чем же ты это так выделился, Арчибальдушка - А что, тетя - Да знаешь ли ты, кто у тебя был - Почем мне знать - Ну так вот знай, у тебя был сам Муфасаил Сабашников! - А кто это такой - Он - Великий Менеджер! - Что же мне теперь делать, тетя - А ничего делать не надо, Арчибальдушка. Просто будь, как был, а дела сами сделаются.

- А если они опять явятся - Брысь! - Что, тетя - Это я не тебе, это коту Миньке. Совсем разошелся, бандит. Икры хочу, говорит, черной.

Мир перед глазами Арчибальдушки сделался расплывчатым и иллюзорным, стены словно бы покачнулись и завибрировали, чтобы убедиться, что не ослышался, он осторожно переспросил:

- А что с котом Минькой..

- Икры требует, паразит! Утром прямо-таки и заявил: 'Я либо икорки должен поесть, либо мышей ловить отказываюсь'.

'А я это все понимать отказываюсь' - грустно подумал Арчибальд Востриков, а в трубку добавил:

- Ну что ж, тетя, благодарю вас за консультацию.

- Пожалуйста, Арчибальдушка. А ты почаще звони, почаще, не забывай тетушку.

Смущенный племянник положил трубку и в этот же момент услышал за спиной своей жалобный отклик, сочившийся из темной глубины длинной мрачной прихожей. 'Арчибальдушка, милый Арчибальдушка, пройди в свою комнату скорее же скорее'.

Арчибальдушка вздрогнул, сделал невольный шаг, слегка оступился и упал в разверзшуюся пред ним бездну.

Глава БОЛЬШОЙ БОРМОТУН.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.