WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 31 |

1 Шехтель (Schachtel, 1959, р. 284) считает, что раннее детство - постмладенческий период - не поддается запоминанию по структурным причинам: "Это не просто подавление специфического содержания, например, первого сексуального переживания, которое относят к обшей детской амнезии; в формировании категорий (схем) памяти, не представляющих собой подходящие механизмы для приобретения и воспроизведения опыта такого качества и глубины, какие свойственны раннему детству, отражается биологически, культурно и социально обусловленный процесс организации памяти". Из этого по аналогии следует, что вербальные структуры здесь "не уместны".

Другой тип точно так же невыразимого мистического опыта поразительно отличается от первого - а именно, откровение является слишком сложным, чтобы его вербализовать. О подобных переживаниях часто сообщают те, у кого мистический опыт был вызван наркотиками. В подобных состояниях человек открывает смысл и связи многих сторон жизни: он осознает одновременно много уровней и "понимает" тотальность существования. Вопрос, является ли это знание истиной или это только иллюзия, остается без ответа; тем не менее, когда возникает подобное многоуровневое понимание, становится трудно - почти невозможно - объяснить его словами. Простой язык структурирован так, чтобы следовать за логическим развитием идеи, и он может абсолютно не подходить для выражения переживания, затрагивающего огромное множество концепций одновременно. Уильям Джеймс предположил, что "состояния мистической интуиции могут быть только очень внезапными и сильно расширять обычное поле сознания". Тем не менее мистическое откровение может быть невыразимым не только из-за внезапного расширения сознания, о котором говорит Джеймс, но также из-за новой вертикальной организации понятий [1]. На пример, после прочтения "Заката и падения Римской империи" можно осознать громадные перспективы истории цивилизации в том виде, в каком ее воссоздал Гиббон. Этот опыт с трудом можно передать, кроме как через посредство самой книги, и до этой степени он неописуем, и это есть меньшая версия расширенного сознания Джеймса. Представьте, что кто-то читает "Войну и мир" и обретает видение Толстого исторических событий, их детерминированность случайными факторами. И опять это такое переживание, которое трудно выразить без обращения к роману. Теперь представьте, что кто-то может "увидеть" не только каждый из этих образов мира по отдельности, но также их параллельные соотношения друг с другом и перекрестные связи между отдельными понятийными структурами. Затем добавьте в этот понятийный ряд биохимическую перспективу, представленную в "Пригодности окружающей среды" (The fitness of the Environment, Henderson, 1958) - работе, которая коснулась, кроме прочего, уникальных, жизненных свойств молекулы воды. Тогда вертикальное взаимодействие всех этих экстенсивных схем может действительно оказаться за пределами вербального выражения, вне обычных концептуальных возможностей - другими словами, невыразимость становится понятной.

1 Сходное разграничение касается и "вертикального" слушания музыки, которое провел Эренцвейг (Ehrenzweig, 1964, pp. 385-387).

Трансчувственный феномен Третий тип невыразимых переживаний был назван выше подготовленным-трансцендентным мистическим опытом. Автор "Облака незнания", св. Иоанн Креста, Уолтер Хилтон и другие очень по-особому описывают новый перцептивный опыт, исключающий ощущения тепла, прохлады, видения или любой другой элемент знакомого сенсорного или мысленного опыта. Они подчеркивают, что опыт происходит вне обычных сенсорных путей, идей и воспоминаний. Я уже говорил, что они описывают это состояние определенно не бессодержательным и не пустым, а наполненным интенсивным, глубоким, ясным восприятием, которое они считают окончательной целью мистического пути [1]. Если считать их описание феноменологически точным, то сталкиваешься с проблемой: как объяснить природу такого состояния и процесса, в котором оно возникает Придерживаясь представленной выше гипотезы, я полагаю, что подобные переживания являются результатом деятельности новой способности восприятия, реагирующего на измерения совокупности стимулов, прежде игнорируемых или скрытых от осознания. Для подобных мистиков отречение ослабляет и временно устраняет обычные объекты сознания как фокус сознавания. Созерцательная медитация ломает логическую организацию сознания. В то же время мистик явно мотивирован на восприятие чего-то. Если все же существуют не проявляющиеся и неиспользуемые перцептивные способности, при таких условиях они, по-видимому, должны мобилизоваться и начать работать. Опыт восприятия, который, таким образом, имеет место, выходит за пределы привычных вербальных или сенсорных ссылок. Это неидентифицируемо, а потому неописуемо. Высокая ценность, наполненность смыслом и глубина, о которых говорят в связи с такими переживаниями, предполагают, что возможности подобного восприятия отличаются от возможностей нормального сознания. Потеря "себя", характерная для трансчувственного опыта, показывает, что новая модальность восприятия не связана с рефлексивным сознаванием - "я" нормального сознания временно бездействует.

1 Эренцвейг (Ehrenzweig, 1964, р. 382) предполагает, что причина мистической "незаполненности кроется в структурной ограниченности:...подлинная мистическая молитва остается пустой, если не заполнится ярким переживанием... Это полная пустота... Это прямой результат неудачи нашего сознания собрать образы, формирующие более примитивные уровни дифференциации... Обязанные их несовместимым размерам (эти образы), они исключают друг друга на пути к сознанию и таким образом вызывают на поверхности нашего опыта незаполненный "абстрактный" образ, все так же переполненный бессознательной фантазией".

Заключение Мистический опыт является продуктом необычного состояния сознания. Это состояние вызывается деавтоматизацией иерархически расположенных структур, которые обычно сохраняют энергию внимания для максимальной эффективности в достижении основных целей индивида: биологического выживания, как организма, и психологического выживания, как личности. Отбор воспринимаемого и когнитивное паттернирование обслуживают эти цели. При определенных условиях дисфункции, таких как острые психозы или прием ЛСД, или при условиях, преследующих специальные цели, например существующих у религиозных мистиков, прагматические системы автоматического отбора отвергаются или ломаются в пользу измененных модальностей сознания, которые с биологической точки зрения менее эффективно обрабатывают стимулы, но своей неэффективностью позволяют переживать аспекты реального мира, обычно исключаемые или игнорируемые. Степень, в которой происходит подобный сдвиг, - это функция мотивации индивида, его особого нейропсихологического состояния и условий окружающей среды, поощряющих или препятствующих такому изменению.

В заключение еще один комментарий. Содержание мистического опыта отражает не только необычную модальность его осознания, но также особые стимулы, обрабатываемые этой модальностью. Мистические переживания могут приносить блаженство, ввергать в ужас, давать откровение или быть психотическими в зависимости от стимулов, предшествующих каждому случаю. Подобное объяснение не говорит ничего определяющего об источнике "трансцендентного" стимула. Бог или Бессознательное имеют здесь равные возможности, и трактовка человека отразит его предположения и надежды. Мистическое видение - это видение единения. Современные физики некоторым образом поддерживают это восприятие, утверждая, что мир и его живые формы - это вариации одних и тех же элементов. Тем не менее нет никаких доказательств, что раздельность и различия иллюзорны (как утверждается в Веданте) или что Бог или трансцендентная реальность существуют (как утверждают западные религии). Существующие научные данные поддерживают точку зрения, что мистический опыт является опытом внутреннего восприятия, это переживание, которое может быть экстатичным, глубоким или исцеляющим по чисто внутренним причинам. До сих пор для психологической науки проблема понимания подобных внутренних процессов вряд ли менее сложна, чем теологическая проблема понимания Бога. В действительности независимо от направления в поиске ответа на вопрос, что такое реальность, чувства благоговения, красоты, почтения и смирения, по-видимому, являются продуктом человеческого достижения. Поскольку для мистических переживаний характерны эти эмоции, вопрос эпистемологической обоснованности опыта, вероятно, не столь важен, как предполагается.

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О СНЕ В МАЛАЙЗИИ Килтон Стюарт Если бы вы услышали однажды, что в Гулангре - одинокой горной вершине в Центральной горной цепи на Малайском полуострове - около сотни лет назад приземлился летательный аппарат с другой планеты, вам бы непременно захотелось узнать, как был сконструирован космический корабль, какой мощностью обладал. Но, наверное, больше всего вам захотелось бы узнать о людях, которые управляли им, и об обществе, из которого они прилетели. Если бы вы узнали, что они жили в мире без преступлений, войн и конфликтов, не страдали хроническими умственными и физическими недостатками, то вам бы обязательно захотелось узнать о методах их лечения и образования, чтобы применить эти методы так же успешно для населения Земли. Если бы вы потом узнали, что пилоты корабля обнаружили население из двенадцати тысяч человек, живущих изолированным сообществом среди гор, и увидели, что эти люди способны использовать их методы лечения и образования для воспроизведения сообщества, из которого вышли эти небесные пилоты, то вы бы, вероятно, заинтересовались уже психологическими и социальными методами воздействия наличность, а не механизмами космического корабля.

Будучи членом научной экспедиции, путешествующей через непроходимые дождливые экваториальные леса центральной цепи Малайского полуострова в 1935 году, я побывал в изолированном племени джунглей, которое использовало особые методы психологических и межперсональных отношений так потрясающе, что для нас они показались пришельцами с другой планеты. Эти люди, сенои, жили в длинных домах-общежитиях, умело сооруженных из бамбука, ротанга и тростника и поставленных на столбы. Они занимались осушением почв, сельским хозяйством, охотой и рыболовством. Их язык, частично индонезийский и частично нонкамианский, связывал их с населением к югу и западу Индонезии и высокогорного Индокитая и Бирмы.

Изучение их политического и социального устройства показало, что политическая власть в их сообществе находилась в руках старейших членов родовых кланов. Это устройство выглядело так же, как и в социальной структуре Китая и других частей данного региона. В отличие от других народностей самыми главными в их сообществах были примитивные психологи, которых они сами называли халаками. Почитаемым и благородным титулом в их сообществе был Тохат, который, по нашим понятиям, представлял собой эквивалент учителя и целителя.

Народ сенои проповедует ненасилие или отсутствие межгрупповых конфликтов в течение двух-трех сотен лет благодаря проницательности и изобретательности Тохатов. В предгорных племенах, которые окружали Центральную горную цепь, существовала твердая вера в магическую силу высокогорных групп, и этот страх влиял на их нежелание заходить на территории народа сенои. Таким образом выяснилось, что основным средством отпугивания незнакомцев от своей территории было психологическое знание человека. Они не практиковали черную магию, но позволяли кочующему горному населению, окружавшему их, думать, что они обязательно воспользуются ею, если незнакомцы попытаются проникнуть на их территорию.

Этот страх магии сенои позволял в течение длительного периода не прибегать им к войнам с другими племенами. А отсутствие преступлений, военных конфликтов, психических и физических заболеваний внутри их сообщества объясняется лишь основами тех институтов, которые формируют высокий уровень психологической интеграции и эмоциональной зрелости наряду с социальными умениями и установками, которые способствуют созидательным, взамен деструктивных, межличностным отношениям. Они, вероятно, являются самой демократичной группой в антропологической литературе. В сфере семьи, экономики и политики их сообщество основывается на принципах контракта, соглашения и демократического консенсуса без необходимости применения политической силы, тюрем, психиатрических лечебниц в установлении соглашения или удержания тех, кто не желает или не способен достигать компромисса.

Изучение этого общества дает основание полагать, что они достигли такого высокого уровня социальной и физической кооперации и интеграции через открытую и разработанную ими систему психологии, принципы которой понятны и для западного научного мышления.

Меня познакомил с этим удивительным народом Г. Д. Нун (Noone), государственный этнолог Федерации Малайзийских штатов. Он полностью согласен со мной в том, что они построили такую систему межличностных отношений, которая по своим достижениям в области психологии сравнима с достигнутым в нашей цивилизации, например, на телевидении или в ядерной физике. Я около года занимался исследованием этих людей в качестве психолога, а следующий год провел вместе с Нуном в Англии, где сопоставлял семь лет его антропологических исследований с моими собственными наблюдениями. Я готов сделать обобщения и дать формулировку принципов психологии сенои.

Так как эта народность является дописьменной, все их принципы просты и легко поддаются изучению, пониманию и даже применению. Пятнадцать лет экспериментирования с использованием принципов жителей сенои убедили меня в том, что все люди, независимо от уровня своего культурного развития, могут извлечь пользу из их применения.

Психология сенои распадается на 2 категории. Первая связана с интерпретацией сновидений, вторая - с выражением сновидений в совместном трансе или медитации. Дети не участвуют в совместных медитациях. Эта практика используется для их инициации во взрослую жизнь. Впоследствии, если юноша уделяет достаточно много времени трансовому состоянию, сенои считают его специалистом по исцелению или использованию экстрасенсорной силы.

Как бы там ни было, интерпретация сновидений - основная черта образования детей и составляет общее знание взрослых сенои. Обычный представитель сенои практикует психотерапию интерпретации сновидений в своей семье, связывает ее с планированием будущего, детским воспитанием и каждодневным общением с окружающими. Завтрак в семье сенои похож на семинар по сновидениям, где отец и старшие братья слушают и анализируют сны детей. В конце семейной терапии мужская половина собирается отдельно на совет, на котором сообщаются сны старших детей, а также всех мужчин, и далее проводится обсуждение и анализ сновидений.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.