WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 74 | 75 || 77 | 78 |   ...   | 104 |

грудятся книги, грудится музыка, грудятся дети и... фью, в чем же вся жизнь Это казалось мне довольно слабым. Казалось, что такая жизнь хорошо наполняет только ментальный отсек, а потом что В девственном лесе больше жизни, он более реален! Но мили и мили девственного леса образуют лишь девственный лес -- он приятно и светло наполняет витальный отсек, а затем что И вы могли вобрать вообще все, это было навечно: но затем что Или же вы могли выбить затычку и воспарить в белый дрейф наверху -это тоже было отсеком, духовным отсеком, но там нет ничего, кроме миль девственного неба. Так что эта проклятая история казалась мне проклятой или проклинаемой, там не было ничего, кроме отсеков, с трудом соединяющихся друг с другом: девственное небо нисколько не заботил девственный лес, который мог не заботиться о младенцах, которые могли не беспокоиться о книгах... Где же полная и всеохватывающая жизнь Не в сумме упомянутых бедных ингредиентов -- хотя миллионы людей делают как раз это, в маленьком отсеке, более или менее просторном и обставленном.

Затем, однажды, я увидел чудесного лекаря, наделенного поразительными силами, который прибыл в Ашрам (и он тоже имел собственный маленький рай, довольно мощный, в самом деле, в котором он наслаждался "совершенной реализацией"). Он встретился с Матерью и медитировал с ней. "О! Это то же самое", - сказал он потом. Вечность была той же самой, в Иерусалиме или Пондишери -- очевидно, нет ничего более похожего на себя, чем вечность. Он пришел к Матери, и все было тем же самым. И как раз здесь я был потрясен, потому что, несмотря на все, я действительно чувствовал, что это было не "то же самое". И что было не тем же Вот где я начал падать из своего рая и открывать более полную, более охватывающую жизнь, без отсеков... и нечто большее: грандиозную Силу, которую я на самом деле не ощущал высоко вверху, потому что там нет никого, чтобы что-нибудь чувствовать, но это становилось почти крушащим, когда я настраивался на Материю здесь, на уровне земли; и чем более приземленным это было, тем более грандиозным и крушащим оно становилось, почти непереносимым, как если бы вас замесили, растолкли и распылили ужасающим образом. И там я наконец-то вошел в эту Вещь. Там я приземлился в настоящем девственном лесу, пока Мать улыбалась -- действительно, я садился на настоящую землю. И эта настоящая земля имела совсем особый способ приземления -- растолочь все, что затмевает этот переход или препятствует ему: вы чувствуете, как это протекает через вас, или вы ломаетесь. Просто. Но эта Сила была такой необычайно живой, сразу же, как если бы в первый раз вы прикоснулись к чему-то реальному -- опасно реальному. Но как только вы прикоснулись к этому, то больше не могли ничего делать без этого, все прочее становилось как бы почти несуществующим. Как если бы вы не жили и не дышали прежде -- никогда не знали, что такое жизнь. Великая симфония казалась скучной, книги казались скучными, сама жизнь казалась скучной, да, не "конкретной"; внезапно я понял, что Мать имела в виду под "конкретным". И "небеса", да, были лишь дымом -- никогда больше я не возвращался туда, ни разу, даже ни на секунду. Я купался на довольно невероятных небесах, в которых не было ничего звездного, скорее это было как циклон, но циклон движется и живет -- и, в конечном итоге, это ощущалось как циклон лишь из-за того, что я был блокирован: чем разблокированнее становишься, тем циклон, или растолчение, больше уподобляется некоему расширению массивной силы, которое ясно ощущается как нечто, что движет всем, манипулирует всем -- всей Материей -- и без любого деления, без "где-то там". Совершенно потрясающе оказываешься во всем, за исключением маленькой внешней оболочки (я наконец-то понял, что Мать имела под этим в виду, потому что это ощущается как некая корка): в той Силе, которая была во всем или, точнее говоря, несла все. Жизнь становилась необыкновенно близкой и непосредственной, компактным тождеством. Действительно Жизнью. И здесь живые выделялись мгновенно: была мгновенная связь, живые обладали некой плотностью, реальностью, тогда как другие... действительно, они были фантомами. Не было необходимости "думать" или пытаться "понять": это было ощутимо, оно прямо лезло на глаза. Или, точнее, это ощущалось внутри вас как некая материальная непрерывность, в которой "другие" становились как вы сами. "Осязаемое видение" начинало означать нечто. Так что как-то я не удержался и сказал Матери об этой "разнице":

"Прежде я обычно ухватывал 'То' высоко вверху, и я мог ухватить это, распростершись перед грудой камней или чего-то еще, на улице или где угодно. И это было несомненно. И это было всегда одним и тем же. А теперь я чувствую, что когда нахожусь рядом с тобой, это не нечто, что я хватаю высоко вверху, а скорее нечто, идущее изнутри. Как если бы охватывался изнутри, и все внутри, в теле, становилось освещенным. Это не нечто, что падает сверху на мои плечи." И Мать улыбнулась: Да, это так.

Но Это сама цель этого тела, цель его присутствия здесь. Так что это может быть... внутри, не чудесное нисхождение. Тогда внезапно я понял, что Шри Ауробиндо имел в виду под своей "автоматической силой". Это не нечто, что нужно силой притянуть свыше: это нечто растущее в самой субстанции, непреодолимо, как огонь вулкана. Мать развязывала нити сети, и та Мощь -- грандиозная Мощь -- в Материи, с другой стороны обволакивающей вуали или с другой стороны Стены физического разума, начинала проникать в нашу Материю и наводнять ее изнутри. Грандиозная, невидимая революция в Материи.

И с годами это явление становилось все более поразительным: Мать все больше и больше походила на прозрачную струйку воздуха, на миниатюрную форму, все более прижатую к своему креслу, и чем более слабеющей она казалась, тем более... фантастической становилась та грандиозная Мощь, до такой степени, что вы не могли чувствовать для нее никаких пределов, кроме тех, которые безопасны для вас -- чтобы вы не взорвались, впитывая ее. И это вовсе не излучалось от Матери! Это не было концентрацией силы вокруг Матери, нет, вовсе нет! Это было противоположность концентрации:

океан Силы без центра, который казался повсюду, во всем, появляющимся отовсюду, а возле Матери он как бы спонтанно усиливался изнутри. Это не было в одном теле: это было во всех телах, даже в бутылочке для полоскания рта. И вы сразу же понимали, кто (или что) был в контакте с этой Силой, а кто -- нет. Было два мира, как всегда -- действительно, мир живых и мир мертвых. И те, кто находились в контакте, не были как-то особенно одарены "духовностью". Это было просто... возможно, ясная и искренняя простота, которая и составляла всю разницу в проницаемости. Простые тела и темные тела. И, очень даже возможно, что они не понимали ничего или даже думали, что делают хатха-йогу, играют в футбол или... вообще ничего, это не имеет значения, они могли вовсе ничего не думать и во что-то верить -- "любым возможным способом", сказал Шри Ауробиндо -- но это выходило, тем не менее, совершенно спонтанно и естественно. А другие, выказывающие свою добродетельную важность, были просто как куски дерева -даже не дерева: гипса. Так что я не мог удержаться, чтобы не рассказать Матери о своих изумлениях и загадочных наблюдениях на неуклюжем языке:

"Кажется, что эта сила наводняет все части тела и... не знаю, наполняет их интенсивным стремлением." Да, точно, - ответила она, - именно это чувствует мое тело. Как если бы это составляло молитву тела. Оно наполняет тело Мощью, которая... это как теплое золото, поднимающее все вверх." Теплое золото, поднимающее тело мира, неизвестное ему, замешивающая его изнутри.

Супраментальная Сила.

Распыляющее вторжение мощи.

Невидимая революция в Материи.

Не такая уж невидимая.

Маленький щелчок И земля в точности повторяет это индивидуальное клеточное явление.

Темная периферия, обволакивающая клетки, эта вуаль грязи, которая медленно отложилась и затвердела в ходе эволюции, этот плотный экран физического разума, который создал нашу тюрьму и законы этой тюрьмы -действительно, вуаль иллюзии, которая покрывает землю, как она покрывает наши клетки -- расшатывается или растворяется под Давлением эволюционного Движения. Мы всегда забываем, что смысл эволюции не более человечески ориентирован, чем он был лягушачье ориентирован, и все эти миллионы лет предназначались не для улучшения маленьких полезных полезных приспособлений или даже некоторых полезных граней для хорошей жизни среднего демократического человека. Шри Ауробиндо называл ее Супраментальной Силой, а мы можем называть ее как угодно, но это та же самая Сила, которая вывела амфибию из рыбы, а млекопитающих -- из рептилий: великая приливная волна эволюции, которая смеется над нашими маленькими преходящими концепциями и нашими мило каталогизированными законами, навечно ограниченные направлением маленького современного физика. И в действительности очень примечательно, что эта новая эволюционная поворотная точка возникает как раз тогда, когда физический разум наиболее триумфален, находится в своем конвульсивном апогее, можно сказать, когда старый научный Паркинсонизм находится на грани запирания мирового движения навечно в его неумолимом фраке и на грани того, чтобы заставить нас принять свое заболевание за универсальное решение: Он [физический разум] убедил все человечество! - воскликнула Мать. Вся так называемая элита человечества убеждена, что ничего нельзя достичь без этой ментальной силы организации. Да, мы переживаем как раз час коллапса физического разума, включая все, что он поддерживает -- это не только конец науки или, в любом случае, этой частной ветки науки, но и конец так называемого генетического кода, которым они тоже хотят ограничить нас, потому что они хотят ограничить все, а затем развлекаются тем, что пытаются найти, как открыть запертую ими же дверь. Под коркой физического разума тело индивида, как и тело нации, как и само тело земли, несмотря на себя самого (Бог знает), переоткрывает великий Код Сознания и Силу Сознания. Все остальное -- нонсенс. В этом Смысл. И все может быть прочитано с этим ключом. Потому что он -- единственный. Это единственный Факт современного мира.

Есть те, кто понимают, и те, кто не понимают; и все больше и больше будет тех, кто делает и кто не делает, будет больше завтрашних живых и старых мертвых. Вообще, тех, кто верит в чудо, и тех, кто верит в смерть. Это так просто. Три четверти человечества находятся на грани исчезновения, - сказала холодно Мать. Все дело в том, чтобы знать, к какой четверти мы относимся. Одна вещь кажется очевидной, - сказала она десятью годами ранее, когда еще ходила на Плэйграунд, - человечество достигло такого состояния универсального напряжения -- напряжения в усилии, напряжения в действии, даже напряжения в повседневной жизни -- с такой избыточной гиперактивностью, с такой универсальной дрожью [вот где наш старый Паркинсонизм выходит на сцену со своей смертельной маленькой дрожью], что весь вид достиг такой точки, где он должен прорваться и появиться в новом состоянии, либо откатиться назад и упасть в пучину тьмы и инерции. Мы можем принять это как верный знак внедрения в Материю нового принципа силы, сознания, мощи, которая, благодаря своему Давлению, порождает это острое состояние.

Кажется, что внедрение супраментальной Мощи в земное тело следует образцу этого внедрения в индивидуальное тело. Прежде всего, вы чувствуете, что все вот-вот взорвется под давлением этой "пузырящейся каши Супраментала", как сначала говорила Мать. На самом деле, наиболее примечательно то, что она не разрушает (по крайней мере, не заходит так далеко); процесс кажется совершенно отмеренным: сила доходит до предела напряжения в одной точке, затем, как только эта точка тщательно перетрясена, размешена и растолчена, переходит к другой точке и так далее, методично, везде -- ничто не избегает этого. И эта сила не разрушает вещи, а только дезорганизует их, причем так совершенно, что больше и не знаешь, за какую нить хвататься -- все крошится, одно за другим. Дело доходит до точки, когда нет никаких лекарств -- пока не найдешь настоящее Лекарство. Тогда все образуется чудесным и невероятным образом (но земля еще не совсем в этой точке: это грядет). Так охватываются все нити сети, одна за другой, в сознании, в теле, в странах и религиях и финансах, в...

и все разрушается, ослабевает -- одна нить, другая нить, третья... Пока не останется прочной базы. В точности как и в теле: осуществляется передача силы земли. Поэтому земля выглядит очень больной, но она находится в процессе трансформации -- не улучшения, нет, вовсе нет, нет ни единой расщелины, которую стоило бы латать, потому что земля раскалывается везде, она должна расколоться, и те, кто пытаются штопать, пребывают в блаженной иллюзии: идет транс-фор-ма-ция. Трансформация не означает изготовления сверхгусеницы. Собираемся ли мы улучшать пенициллин для бабочек завтрашнего дня Или же банковскую систему для хранения супраментальных существ Но мало кто имеет отвагу сделать переход. Завтра начинается сегодня. Трансформация прямо сейчас, она делается. Находишься либо в трансформации, либо вне ее, она не предназначается для нашего улучшенного потомства. Это здесь: вуаль, через которую нужно пройти. Кто имеет отвагу пройти сквозь нее Существуют моменты, когда можно пройти сквозь нее.

Возможно, сбивает само слово: "Трансформация" кажется применимой к долгому эволюционному процессу, такому как переход от рыбы к амфибии, она кажется коренным структурным изменением, но в той же самой материи;

Pages:     | 1 |   ...   | 74 | 75 || 77 | 78 |   ...   | 104 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.