WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 69 | 70 || 72 | 73 |   ...   | 104 |

Мы ищем механизм, а не истории (в некотором отношении жалко, что это так, но читателям Адженды доступны эти истории). Как бы там ни было, можно выбрать одно довольно типичное и поразительное переживание. Груды писем ожидали Мать, и она говорила себе: "я должна их все просмотреть", но никогда на это не хватало времени. Затем одним утром я внезапно почувствовала некую тяжесть в своей голове, и такую же тяжесть в груди и... странно. Я никогда раньше это не чувствовала. Все ощущения обострились. Поэтому я закрыла глаза и... лавина: кавалькада звуков, цветов, даже запахов, которые набрасывались на меня с невероятной реальностью и интенсивностью -- я никогда прежде не переживала такого, никогда. Я посмотрела и сказала себе: "Что же, неплохой способ сойти с ума!" И я начала делать все необходимое, чтобы остановить это. Но это не прекращалось! Это хотело продолжаться. Так что я сказала себе: очевидно, если есть этому причина, то по этой причине я имею это переживание. Я смотрела, изучала, наблюдала. И я увидела, что способность ощущать неимоверно усилилась, ты понимаешь, невероятно возросла, из-за нарушения равновесия среди способностей существа. Было нарушено естественное равновесие, которое спонтанно гармонизирует и организует вещи, чтобы создать связное целое -- нарушено в пользу способности ощущать. И так что, естественно, способность ощущения грандиозно возросла и даже грубо навязывала себя.

Затем это переживание улетучилось. Два-три дня спустя кто-то просматривал почту и почитал Матери одно из писем: "Что Вы думаете об ЛСД Может ли этот наркотик помочь прогрессу человеческого сознания" Внезапно Мать разразилась смехом. Ей не нужно было "думать" о значении ЛСД: она пережила ЛСД. И так я имела переживание, не поглощая наркотик! И все было в том переживании: звуки, цвета, запахи... Не было "как если бы": это проживалось. Проживалось спонтанно.

И все переживания этого нового (я почти не сказал "видения", но, очевидно, это нечто иное), нового восприятия или способа бытия -- того же самого живого рода: нечего "знать" - вы являетесь этим. Теперь это восприятие, которое включает все -- вкус, цвет, запах, звук, знание -нащупывало свои средства выражения, и через определенные повторяющиеся переживания казалось, что оно принимает форму некоего киноэкрана, но не "внешнего" экрана, на который смотришь как зритель в кинотеатре; это внутренний экран... в который входишь! Вы входите в экран и начинаете переживать историю: она происходит в вас. Это не так, что вы смотрите на нее извне: вы живете ей. Как-то рано утром это экран открылся, и она увидела (не так, что она "увидела", вы понимаете; это случилось, случилось с нею), она увидела священника и мальчика, идущего к ней, чтобы совершить последний обряд! Я не чувствовала себя как-то больной, но, как бы там ни было, это произошло!... Они хотели мне дать последнее причастие, и так я смотрела -- я смотрела, я хотела видеть. Я сказала себе:

что же, прежде чем отослать их, посмотрим, что это такое (я не имела понятия, почему они пришли, ты понимаешь; кто-то прислал их для последнего причастия). Я внимательно наблюдала, чтобы понять, имело ли все это силу, не было ли это намерением нарушить прогресс души и привязать ее к старым религиозным формациям... И сразу после этого внезапно все исчезло (как с экрана), и все кончилось. Тем не менее, Матери действительно было дано последнее причастие, можете поверить в это! На следующий день она получила письмо от одного умирающего джентльмена из католической семьи, спрашивавшего ее, следует ли ему принять последнее причастие, не нарушит ли это свободу его души... Теперь Мать знала. Она уже подверглась этой "операции". Это странно, ты знаешь. Это не был ментальный контакт, который позволяет узнать, что написал тот джентльмен; нет, это было переживание. Это всегда в форме переживания, ДЕЙСТВИЯ: нечто, что должно быть сделано, делается; или то, что нужно знать, узнается. Это не ментальная транскрипция, которую имеешь в обычной жизни. И все это происходит ПРИ ДНЕВНОМ СВЕТЕ, не когда я сплю. Однажды такое произошло сразу после того, как я приняла ванну. Внезапно приходит нечто, завладевает мною, и я начинаю проживать некую жизнь, пока нечто не будет сделано -- действие -- а как только оно сделано, все исчезает. Причем исчезает без следа.

Тем не менее, она проведет целую ночь, восемь часов, в теле умирающего ученика со всей его агонией, и не "как если бы": она была умирающим человеком. Сознание тела было сознанием умирающего тела, со всей его агонией, болью... И это продолжалось долгое время, всю ночь. Я видел ее после этого, и она была все еще потрясена этим -- не приходится удивляться. А несколько часов спустя ей сказали, что ученик умер. Так я поняла...

Но что за чудесный способ "познания", это несравненно! Теперь мы полностью понимаем смысл понимания: это непосредственно и проживаемо, во всей полноте. Все наше знание, как оно называется, это просто воображаемая и уклончивая болтовня, основанная на измышлениях, через вуаль нереальности. Здесь же живет само тело -- и "чистое" тело, как всегда, без мягкой подстилки сфабрикованного псевдо-знания и псевдо-ощущений; другими словами, без старых штампов, темного искажающего клеточного кокона.

Каждый день, тридцать, сорок раз происходит так: нечто приходит и завладевает мною, совершенно внезапно я ухожу в определенную концентрацию, я ЖИВУ некоторой вещью -- точнее говоря, я ловлю себя посередине какой-то работы. И эти неожиданные кусочки жизни -- или, скорее, действия, потому что это всегда включает делание чего-то (это некая работа, средства работы) -- будут нарастать в своем диапазоне, становится все более неожиданными и универсальными: Я ловлю себя на том, что говорю с людьми, которых по большей части я даже не знаю, затем я описываю картину: если они сделают такую вот вещь таким вот образом, то получится такой-то и такой-то результат. Это как эпизоды в сборнике рассказов или фильме. Затем внезапно, в этот же день или на следующий, кто-нибудь говорит мне:

"Я получил от тебя послание, в котором ты говоришь написать такому-то человеку и сказать ему такую и такую вот вещь!" А я не делаю это ментально, это не так, что я говорю: думаю, тебе следует написать этому человеку и сделать такую-то вещь -- вовсе не так. Я живу этим. Я живу или описываю картину, и она кем-то воспринимается. И это происходит здесь, во Франции, в Америке, повсюду. Становится довольно забавно... Кто-нибудь пишет мне: ты сказала мне это. А это одна из моих "картин"! Одна из картин, которую я прожила -- не прожила, а одновременно прожила и создала! Не знаю, как объяснить это. Как если бы, в этой конкретной жизни, Мать создавала или вылепливала обстоятельства -- и это совершенно естественно, поскольку она была обстоятельствами. Она была тем самым случаем, так что если она поворачивала "баранку" влево (возьмем простенький пример), то "совершенно естественно" человек, управлявший машиной, поворачивал влево. Этот случай не был нечто "вне": она была в нем. Она была случаем. И некоторые из этих историй включают страны, некоторые включают правительства. При этом я даже не знаю результатов -- возможно, спустя некоторое время, мы увидим. И в этой деятельности я имею всевозможное знание, которого у меня не было! Иногда даже медицинское знание или техническое знание, которого у меня вовсе не было -- у все же оно у меня есть, ты понимаешь, потому что я говорю: будем делать так... Забавно.

Конечно, нет нужды в техническом знании: она является знанием, так что все известно автоматически! Непосредственный мир -- точный.

Непрерывная материя Но давайте не будем воображать, что это некая грандиозная жизнь (вещи не существуют для разума, пока они не грандиозны) и что Мать была занята тем, что распоряжалась судьбами мира и правительствами государств -- это тоже было, но она не была "занята" каким-то частным делом: это была естественная жизнь, в которой она не "выбирала" заранее, ментально, что она будет делать. По другую сторону нашей ментальной сети вещи движутся в едином движении, и нет "выбора" между двумя вещами или среди тысячи: каждая вещь занимает свое место (случаи тоже) и играет свою роль (глупость тоже), и, в зависимости от тотальной надобности, вы принуждаетесь воздействовать на то или иное обстоятельство. И в этой тотальности, странно (или нет), мельчайшие микроскопические вещи и мировые перевороты имеют равную ценность. Каждая вещь является абсолютом, который хранит свою тотальную радость или свою уникальную и незаменимую цель в миллионах переплетенных движений -- все держится вместе. Как-то я был приведен в замешательство подлинным откровением (это было в 1971, в третий раз, когда Мать говорила о "сети", я забегаю вперед): У меня странное впечатление некой сети -- сети с нитями... довольно разряженной сети, не плотно связанной, то есть -- которая соединяет все обстоятельства; и если у тебя есть власть над одной из этих сетей, тогда есть целое поле обстоятельств, которые внешне не имеют ничего общего друг с другом, но они связаны там, и существование одного обязательно подразумевает существование другого. И я чувствую, что это есть нечто, что обволакивает землю... Эти обстоятельства зависят друг от друга совершенно невидимым внешне образом, без какой-либо ментальной логики, но они связаны друг с другом. Если осознаешь это, действительно сознаешь это, тогда можно изменять обстоятельства. "И ты чувствуешь, что имеешь власть над одной из тех сетей", - спросил я ее. Нет, это по-другому: из-за того, что я воздействовала на одну из этих сетей, я заметила их... Ты касаешься одной точки, и все движется. Если была бы сила заменить одну из этих сетей другой, - добавила она, - тогда можно было бы все изменить таким вот образом. Это невыразимо. А я настаивал (вот как я получил свое откровение): "На какую сеть ты воздействуешь прямо сейчас" Но я не знаю! Эти сети повсюду вокруг земли... Это одна из них... Я вижу... [и я был подвешен, сражен, действительно сражен]... Я вижу... Что же, малейшие жизненные обстоятельства там! Мельчайшие обстоятельства... вместе. Вы роняете что-то, и где-то там, в Беринговом проливе, медленно откалывается айсберг, и этот человек подготавливает государственный переворот, а тот -- правит 229 страницу книги -- и все связано. Без логики... или с...

непостижимой логикой. Чудесной. Вот как супраментальное сознание видит или, скорее, как оно живет. Несчетное и сплошное чудо... которое движется в этом объекте, который вы нечаянно уронили, в маленьком скорпионе, который подходит к вашей двери, или в белой розе, которая расцветает в саду. Читаешь мир в одном жесте.

Малейшая маленькая вещь пульсирует тотально.

Не нужно "далеко" ходить, чтобы изменить мир.

Не нужно совершать "особые" деяния, чтобы изменить мир.

Одно маленькое действие, истинное. Одна маленькая клетка, чистая.

Это невыразимо... это нужно видеть. Жить этим.

Как-то, когда я перечитывал 6000 страниц "Адженды" после ухода Матери, я получил гранки старого репринтного издания "Вопросов и Ответов" за 1930 год, страница 229. Так что я поправил страницу 229, запечатал конверт и отправил его в издательство. Затем я возобновил чтение "Адженды", год 1968: не первой же странице, которую я открыл в то утро, Мать комментировала как раз тот самый разговор, стр. 229 ее "Вопросов и Ответов"... Каким "случаем" всем этим годам "Адженда", где-то возле страницы 4000, удалось совпасть с той страницей 229 старых "Вопросов и Ответов", во всей этой хронологической сложности печатных станков, корректоров, рассыльных Год 1930 "Вопросов и Ответов" пересекся с годом 1968 "Адженды" в едином ходе времени, пространства, печатных станков... как если бы они были на одной и той же сети, в сию секунду. И это было не важно.

А иногда, на секунду, обнаруживается нечто интересное. Так что мы говорим: "о, какое совпадение!"... Миллионы чудесных маленьких совпадений.

Неисчислимая жизнь внутри точки... без какой-либо значимости или с тотальной и уникальной значимостью.

Каждая точка и каждая секунда, которую следует прожить тотально.

Это супраментальная жизнь.

Мать училась жить супраментальной жизнью. Без какой-либо логики она входила в один "экран", затем другой экран, что, как оказывалось два дня или два часа спустя, было совершенно логично. И самые "банальные" вещи происходили на экране. Как-то утром я принес Матери немного денег как подношение. Это уже произошло на экране. Все происходит таким вот образом! -- воскликнула она в шутку... Как объяснить это Это не слова, не мысли, не ощущения, это... "нечто". Нечто абсолютно конкретное, что приходит как на экран. Если бы я была в поверхностном сознании, то сказала бы себе: "Почему я сейчас об этом думаю" Но я не "думаю" об этом, и это не мысли... это некоторая жизнь, которая вырабатывается. Очень интересно. Я должна учиться воспринимать вещи точно такими, как они являются. Я не объективизирую их, ты знаешь (то есть, я не помещаю их на другой экран, где бы они стали объективным знанием). Я не делаю это вовсе, так что я не пророчествую, иначе каким бы пророком я бы стала! [Мать не пыталась "вспомнить", не пыталась даже "понять": это было как нечто, пересекающее ее путь, вместе с астрами, маленькими ослами и прохожими, и она продолжала ходить.] От мельчайшей вещи до самой большой -- циклоны, революции, все это -- и затем крохотные вещи, гораздо более мелкие, чем подношение денег: очень маленькие жизненные обстоятельства, нечто готовое прийти, как подарок, который был мне послан или... очень маленькие вещи, очень маленькие, кажущиеся не имеющими никакого значения -- все отмечено одним и тем же значением! Нет "большого" или "маленького", нет "важного" или "неважного". И так все время. Странно. Это почти... память наперед.

Шри Ауробиндо говорил о "памяти будущего".

Очевидно, другой способ бытия.

Другое время... наперед.

И иногда приходил Древний Египет. В другой раз... из завтра Или вневременное время, в котором все известно. Внепространственное пространство, где все вместе. В обычном сознании есть некая ось, и все вращается вокруг этой оси -- таково обычное индивидуальное сознание. И если это сдвинулось, то чувствуешь себя потерянным. Это как большая ось (более или менее большая, она может быть даже очень маленькой), поставленная во времени, и все вращается вокруг нее. Сознание может распространяться более или менее далеко, быть более или менее высоким или более или менее сильным, но оно вращается вокруг этой оси. Но теперь для меня больше нет оси -- ее больше нет, она ушла, утекла! Сознание может двинуться сюда, может двинуться туда или туда -- оно может двинуться вперед или назад, оно может двинуться вообще куда угодно. Нет больше оси, сознание больше не вращается вокруг оси. Интересно. Нет больше оси.

Загадочно... Несомненно, это надо пережить, а не понять.

Но определенно то, что тюрьма узкая и... не обязательная.

Pages:     | 1 |   ...   | 69 | 70 || 72 | 73 |   ...   | 104 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.