WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 58 | 59 || 61 | 62 |   ...   | 104 |

Мать встречала эту мельчайшую деструктивную вибрацию повсюду, смешанную со всем в этой запутанной "солянке Лжи", но она была даже более воспринимаема, более различима из-за своей отделенности от всех других смесей, на пороге... истинного тела, мы могли бы сказать. Узкий порог, который, возможно, представляет первичное введение разума в Материю, как раз где разум соединяется с клетками: тончайшая форма физического разума, как только он был рожден, так сказать. Некий мельчайший трепет. Я изучаю, как Материя, тело, может постоянно поддерживаться в Гармонии с божественным Присутствием, и это очень интересно: нет противопоставления как такового, есть лишь очень маленькая микроскопическая деформация. Используя слова, которые сильно преувеличивают явление (ибо оно микроскопическое), мы могли бы назвать его спешкой, въевшейся в Материю (в определенный тип Материи). Нетерпение, чтобы выбраться из текущего момента и перейти к следующему моменту, и в то же время неопределенность относительно того, что принесет следующий момент; и это порождает вибрацию беспокойства... Все время я ловлю свои клетки на этом. Естественно, я реагирую, но это совсем обычное для них состояние: всегда напряжение к следующему моменту, никогда нет спокойствия текущего момента. И в результате (слова дают слишком конкретное ощущение чего-то, что довольно текуче) ощущение того, что нужно вынести и перетерпеть вещи, и спешка выбраться из этого состояния терпения, с надеждой (очень слабой и нереальной), что следующий момент будет лучше. И это так от одного момента к следующему, одного к следующему... Естественно, она говорит здесь не о неком беспокойстве, присущем нашим разъединенным жизням, а о истоке этого: щепотке смерти. По сути, это некая спешка, чтобы покончить со всем, остановить все конфликты и немного задышать. Но в глубинах Материи, на том пороге, это еще более радикально: дышать немного -- это все еще беспокойство. Есть страстное желание более радикального покоя: смерти. Полная остановка: состояние камня (и даже больше). Возможно, это один из истоков НЕТ в глубинах Материи (или, в любом случае, на том пороге).

Так вот, супраментальная Вибрация обладает одним особенным свойством, среди многих других... (но чем же является эта "супраментальная" Вибрация, в конце концов, если не Вибрацией истинной Материи, естественным, божественным состоянием Материи, маленькой светлой пульсацией чистых клеток, по другую сторону сети): она останавливает эту дрожь. Это необычайная Вибрация в том смысле, что она объединяет два противоположных качества нашей видимой Материи: безграничность и абсолютное Движение, и абсолютную Недвижимость. И, довольно любопытно, эта Вибрация порождает другой вид времени. Вхождение в нее подобно вхождению во временную шкалу (без шкалы!), на которой прошлое, настоящее и будущее находятся вместе, так сказать, или одновременно! Действительно, это без времени. И все там. Это мгновенно. Все пространство также там, мгновенно: нет "там", нет завтра. И все же это не покоится! Это то, что несет всю вселенную на сумасшедшой скорости и не двигаясь. Это не имеет ничего общего с великим статическим Всевышним, которого находишь в "бесконечностях" сознания наверху, с закрытыми глазами: это нечто, что является одновременно необъятностью космического потока и недвижимостью "Брахмана", как говорят в Индии. И это жизнь, настоящая жизнь. Метафизика оборачивается физиологией. Это нечто, что прямо здесь, с открытыми глазами, но не проживаемое (пока что) очень легко из-за того, что мы вовсе не приучены:

это уничтожение нашей дрожи и всего того, что дает нам ощущение "я жив" -- в действительности, это сожжение тюрьмы. Птицы живут этим совершенно комфортно, не накладывая на это никакую философию, и вот, вероятно, почему они летят прямиком в Сибирь, которая не "где-то там", а полностью содержится в них, и которая сама вся развертывается. Только они не знают этого. Такова клеточная жизнь: она одновременно повсюду, без деления, и это никогда не утомляет; все течет без трения. Короче говоря, все работает как в совершенной недвижимости. Мать сделала множество открытий, о которых мы поговорим позднее, что она назвала "вездесущностью клеток". И поскольку это везде, то и время, очевидно, больше не является тем же самым. Есть некая безвременность, которая порождает, или является, всеми временами. Прежде [до переживания 1962], когда тело покоилось и входило в статическое состояние чистого Существования, у меня было (или просто было) впечатление тотальной недвижимости, не знаю, как и выразиться...

не как противопоставление между чем-то, что не движется и нечто, что движется, не то: это было отсутствие возможности движения [и, более того, это и давало ощущение, что вся вселенная погружается в некую иллюзию]. А теперь происходит так, что тело чувствует не только земное движение, но и вселенское движение такой грандиозной скорости, что это невоспринимаемо, это за пределами восприятия. Это так, как если бы, за пределами Бытия и Не-Бытия, было бы нечто, что не движется в пространстве, а находится одновременно за пределами недвижимости и движения, в том смысле, что его скорость делает его абсолютно невоспринимаемым для всех чувств (не говоря уж о физических чувствах), всех чувств во всех мирах. Скорость столь фантастична, это это кажется недвижимым.

Мать начала переживать с большой предосторожностью это грандиозное Движение без движения, и здесь происходит нечто особенное (множество вещей, на самом деле), на этом пороге Материи: Для обычного сознания это выглядит как состояние упадка, идиотизма, комы или оцепенения -- принимает все эти видимости. Нечто, что становится неподвижным, неотзывчивым, намертво останавливается. Ты не можешь больше думать или наблюдать, или реагировать, ты не можешь сделать ни малейшей вещи... [Мать это не пугало; беда в том, что некоторые из персонажей вокруг нее все более воспринимали это как высшую форму упадка или дряхлости, или же как медленный отход от Материи, тогда как, напротив, это было погружением в самое сердце Материи.] Всевозможные мысли приходят от людей снаружи, мысли, которые приходят и пытаются нарушить это; но если мне удастся противостоять им, если я смогу удержать этот состояние, то спустя некоторое время это станет столь МАССИВНЫМ, столь конкретно мощным, столь массивно недвижимым, о!... это должно куда-то вести. И, в самом деле, это осторожно вело к состоянию другого вида. Все трудности в действительности являются ничем; лишь новизна для тела вызывает трудность. Для тела все новое подобно смерти: состояние, которое оно никогда не переживало прежде, следовательно, это "смерть". Все же это состояние массивной недвижимости (и фантастического Движения, которое, на самом деле, направляется к той "массивности") было действительно началом состояния, которое может считаться чудесным, в котором не только были невозможны болезнь и смерть, но и исчезали утомление и износ, и наступало некое омоложение или совсем радикальная модификация (при условии, что состояние могло удерживаться) во всех ритмах старого тела и, возможно, будь достаточно времени, даже в его субстанции. То, что мы называем сном, это некая карикатура на это состояние (этот застойный, тяжелый и приковывающий сон, говорила Мать); все токсины, которые сжигаются во время сна, давая нам ощущение отдыха после 6-8 часов, автоматически и мгновенно сжигаются в том другом состоянии. И это вовсе не сон: это полностью пробужденное состояние, даже сверхпробужденное -- разнообразное и распространяющееся повсюду -- и разнообразное действие, в абсолютном покое. И мы припоминаем недвижимость Шри Ауробиндо в его большом зеленом кресле. Как если бы я лежала на ковре Силы, столь быстром, что он недвижим, -- сказала Мать.

И любая малейшая дрожь материального Разума замораживается там -- как если бы НЕТ Материи было бы полностью поглощено в ее абсолютном ДА, в своем Покое наконец. Но не в покое Смерти: в покое всевышней Жизни. По сути, стремление к Смерти -- это темный поиск истинной жизни, это жизнь, ищущая Жизнь. Смерть -- это карикатура вечной Жизни; смерть может быть уничтожена только во всевышней Жизни... на земле. И мы снова и снова отбрасываемы туда, пока не найдем Секрет.

Мать стучалась в дверь бесконечно малого Секрета.

Ты знаешь, ты чувствуешь себя действительно некомфортно, ты не чувствуешь себя хорошо, ты не можешь дышать, ты чувствуешь тошнотворность и беспомощность, не можешь двинуться или подумать или что-либо еще, и внезапно... ЭТО Сознание -- телесное сознание Вибрации Любви, которая составляет саму сущность творения, только секунда: все освещается, пуф, прежнее ушло, все ушло! Так что ты смотришь на себя, изумленный -все ушло. Ты действительно чувствовал некомфортно -- все ушло.

Прошел через сеть.

Но старое тело или старая привычка тела удерживает свою глупую привычку долгое время: Время от времени -- два или три раза за день -- мне дается несколько минут этого. Это чудесный отдых. Но я всегда выхожу из этого (то есть, тело выходит) с некоторым беспокойством, подразумевая, что тело говорит: "О! Я позабыло жить." Очень странно. Это длится лишь секунду, но одну секунду беспокойства: О! Я позабыло жить -- и вся комедия разыгрывается снова. Маленькая смертная дрожь, которая дает телу ощущение "я живу". Снова падаешь в свою тюрьму. Эта маленькая дрожь, возможно, есть то, что помогло Материи пробудиться к жизни -- к катастрофе жизни. Но я полагаю, что это только катастрофа индивидуальной жизни, заключенной в индивидуальное тело, в котором Вибрация не может течь, в котором мы зажаты в ложном времени, которое является ложным пространством, разделенным дистанциями не-я. Именно "я" порождает дистанции, поскольку оно помещает все вне себя. Это жизнь удаленная, поделенная, разделенная, без дыхания -- обдирающая, смертная.

Лишь мелкая дрожь на пороге.

Но вместо того, чтобы опускаться до духовной иллюзии вселенной, мы приходим к ошеломляющей Истине вселенной. Вместо космического бегства мы раскрываем космический приход в новую жизнь, новое пространство, в само сердце Материи и в абсолютный покой, абсолютное расширение, абсолютное знание маленькой вездесущей клетки.

Другая Жизнь в жизни, как раз за маленькой смертной дрожью.

Другой вид за сетью.

XIX. ЛОЖНАЯ МАТЕРИЯ Болезнь Земли Мать переживала этот переход из одной "комнаты" в другую или из одного времени в другое (или, скорее, из не-времени в болезненный период времени) минуту за минутой и в наиболее ужасных условиях -- но, вероятно, "ужасные" -- это только реакция нашей человеческой сентиментальности, а условия были в точности таковы, какими они и должны были быть для выполнения задачи. Мы всегда в наилучших условиях, какие только возможны -- только настоящая история ускользает от нас, и мы боремся с трудностью, которая на самом деле является нашей великой тайной Дверью. Она выигрывала не-время посреди ужасного времени и, определенно, не в блаженных медитациях маленького ржавеющего Ашрама. Новая жизнь, несомненно, в жизни. Она думала, что "болезнь" 1962 предназначалась для того, чтобы освободить ее от "инфернальной" жизни, которую она вела на нижнем этаже:

ее жизнь стала в тысячу раз более адской. Вместо того, чтобы "проблема" была рассосредоточена по определенному физическому пространству с коридорами, дверьми и комнатами, все теперь сконцентрировалось в единственной комнате без выхода, кроме как ванной комнаты, которая служила переходом в маленькую "музыкальную комнату", где она принимала визитеров...

и временами, склонясь над клавишами, глаза закрыты, немного раскачиваясь на своем стуле, она отдавала себя органу, и мы слушали странную музыку, подобную ванне души, как если бы вы бежали через невесомое пространство, нечто, что говорило с вами столь глубоко внутри, что это было подобно распознанию хорошо известной Страны, где вы жили тысячу раз и где вы струились как маленькая река -- вы мы могли струиться там навсегда. И все было сказано. Все было сделано, там. Возможно, это было не-время. Мы ищем вещи где-то далеко, но все здесь. Возможно, это была музыка нового мира, да, этот серебряный свет, сверкающий как световая пульсация клеток, освобожденных от их тернистого покрытия. Но даже музыкальная комната вскоре закроется, и вся проблема будет безжалостно сконцентрирована в пространстве 300 квадратных футов -- не было выхода! Можно было бы уйти внутрь, но внутри больше не было "внутренним", поскольку с закрытыми глазами она чувствовала себя ничуть не лучше, чем с открытыми: Когда люди оставляют мое тело в покое физически, они не оставляют его в покое внутренне! Поистине, другой способ бытия в жизни. По 200 человек в день, с которыми ей приходилось встречаться до 1973 года, за исключением тех периодов, когда маятник отклонялся слишком далеко, и тело проходило через смерть, как в 1968 году, во время второй великой Поворотной Точки.

Невероятная и немыслимая жизнь для любого человеческого существа, даже в расцвете его сил. Они имеют ПРАВО приходить -- а у меня ОБЯЗАННОСТЬ видеть их. А когда я говорю, что у меня нет времени, они возмущены. Что за комедия, знаешь ли! И эта комедия тянется с 1929 года... О Йоге не может быть и речи: это за тысячи миль от их сознания! Множество слов исходят из их рта, но это только слова. Все же, если бы я не была в этих особенных условиях, то многие вещи были бы упущены, многие. Множество вещей не было бы сделано. Есть всевозможные вибрации, которые никак не сродни этому агрегату [Мать указывает на собственное тело], у которых не было бы случая прикоснуться к трансформирующей Силе, не находись я в контакте с каждым.

Ведь это не тюрьма какого-то частного существа, это тюрьма мира.

Чем ближе подходила она к центру проблемы, тем более глобальной казалась эта проблема. Высоко вверху, в космических просторах, можно найти индивидуальную свободу (или иллюзию свободы), но здесь, в Материи, проблема до крайности ЕДИНА. И то, что кажется колоссальной невозможностью, является, вероятно, самим знаком потрясающей простоты -- только кто-то должен найти проход, спусковой крючок... маятниковый рычаг всего мира. Она проходила через это явление шаг за шагом: Случаются всевозможные вещи;

например, я наблюдала такое: вспыхивает болезнь или расстройство, скажем, уступает группа клеток; по той или иной причине они подчиняются расстройству -- они повинуются расстройству -- и определенная ТОЧКА становится "больной"; но это вторжение Расстройства оказывает свое воздействие повсюду, оно везде имеет последствия: оно проявляется, если есть более слабая или менее сопротивляющаяся точка. Возьмем, к примеру, кого-то, кто обычно подхватывает головную боль, простуду или у кого болят зубы, что угодно, любые такие болячки, которые приходят и уходят, нарастают и спадают. Если есть где-то серьезная атака Расстройства, то все эти маленькие неприятности немедленно возникают, здесь, там, повсюду...

Pages:     | 1 |   ...   | 58 | 59 || 61 | 62 |   ...   | 104 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.