WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 54 | 55 || 57 | 58 |   ...   | 104 |

Мать с запинками поясняла третью позицию: Ты должен чувствовать такую грандиозную мощь, такую СВОБОДНУЮ и независимую ото всех обстоятельств, всех реакций, всех событий -- и это не зависит от того, как настроено тело. Нечто иное... Нечто иное. И она добавила: Есть только одна вещь, которая зависит от тела: речь, выражение. Кто знает... И Мать сидела, вглядываясь вперед себя, в будущее. Я гадаю, не было ли это "кто знает" наблюдением за этой ручкой, пытающейся изложить Секрет Матери А, на сегодня достаточно! И она прервала разговор, смеясь.

Телесная жизнь, не зависящая от тела Но тогда что такое тело... Разновидность Материи, которую мы не знаем. Возможно, Материя, находящаяся в ходе развуалирования. Она мерцает повсюду, вы понимаете.

Все таки я хотел больше знать об этом. Как если бы больше не было "доброго здравия" или "болезни" (и, возможно, больше не было бы "жизни" или "смерти"), тогда что же было, что она чувствовала... Она шла ощупью в это новое ощущение, которое с годами становилось все более явным, но, определенно, совсем микроскопическим поначалу, нет "чудесных" явлений -наше представление о чудесах совершенно неправильно; чудо микроскопическое, он в клетках. Но если маленькие клетки начинают вести себя по-другому, не по человеческой генетической программе, то это гораздо более грандиозное чудо, чем полет в воздухе! Это действительно начало нового вида. Есть ощущение установленной Гармонии в клетках, которая все более и более укореняется и которая представляет правильное функционирование, что бы это ни было: нет больше вопроса желудка, сердца, этого, того...

Есть Гармония, и есть старое смертное состояние, в котором ты чувствуешь себя сердцем или желудком и т.п., которые очень даже могут "расстроиться" или "правильно работать", как они говорят. Если вы прислушаетесь к этим сердцебиениям, то будьте уверены в миокардите. Мы должны перестать прислушиваться к этому, мы должны прислушиваться к другой вещи. Если мы слушаем только другую вещь, тогда все естественно хорошо, даже если кажется, что сердце начинает фибрилировать. Все же, есть привычка прислушиваться к старому способу; эта привычка в каждом закоулке и каждом жесте является в точности всей трудностью перехода. И малейшая вещь, которая приходит, чтобы опрокинуть эту Гармонию, ОЧЕНЬ болезненна... Мать обычно говорила, что чувствуешь, что ты умираешь старым образом -- если ты чувствуешь это чересчур, то ты действительно умираешь. И в то же время есть знание того, что должно быть сделано, чтобы мгновенно восстановить ту Гармонию, и если Гармония восстановлена, то функционирование тела не нарушается. Говоря конкретно, это означает, что Мать каждый день имела множество сердечных атак или других заболеваний -- маленьких вспышек смерти -- так что она могла выучить механизм "правильного функционирования". Она учила урок Гармонии. И если Гармония восстановлена, то функционирование тела не нарушается. Но если, например, просто из любопытства (это ментальная болезнь в людях), ты начинаешь спрашивать: что это Какое воздействие это окажет, что произойдет (что называется "хочешь изучить") -- если тебе не посчастливилось задать такой вопрос, то можешь быть уверен, что подхватишь что-то мерзкое, что согласно докторам (в соответствии с их невежеством) становится заболеванием или функциональным расстройством. Тогда как если у тебя нет этого нездорового любопытства и ты, напротив, настаиваешь на том, чтобы не нарушать Гармонию, тогда достаточно -- выражаясь поэтически -- [и Мать шаловливо улыбнулась] поместить одну каплю Господа на это место, и все вернется в нормальное состояние. И Мать добавила: Тело больше не знает тем способом, каким знало раньше.

Подытоживая, тело должно позабыть целый мир, чтобы научиться новому миру.

Так что есть период, когда ты подвешен: этого уже нет, а того еще нет. [Больше не рыба, но еще и не птица]. Ты как раз посередине. И это трудный период, когда ты должен быть очень спокойным и терпеливым, и прежде всего -- прежде всего -- никогда не пугаться и не быть нетерпеливым или беспокоиться, поскольку все эти вещи катастрофичны. И трудность состоит в том, что постоянно, со всех сторон приходят все глупые внушения обычного мышления: возраст, увядание, возможность смерти -- болезни и старческое слабоумие, одряхление. Это приходит все время, все время.

Так что все время это бедное изношенное тело должно держаться спокойно и не прислушиваться, чтобы концентрироваться исключительно на поддержки своих вибраций в гармоничном состоянии. Это вечная проблема Матери -возможно, единственная проблема: маленькие образцы человеческих существ, окружавшие ее, постоянно поливали ее своими внушениями или болезнями -с хорошими намерениями, но, тем не менее, смертельными. Трудностью Матери была не смерть, а мысли других о смерти. Никто никогда не понимал это. Но, вероятно, это было частью общей работы, потому что, в конечном итоге, вуаль должна быть поднята для каждого и в каждом, а иначе что "Темная периферия" начинается как раз там.

Состояние без смерти Медленно, осторожно, Мать была вынуждена ступать размашистыми шагами, и я понимаю, что все эти микроскопические переживания вели к определенной точке, почти неуловимому моменту, который связывает одно состояние, называемое нами "жизнью", с другим, называемым нами "смертью". Она познавала механизм смерти. Смерть -- это не нечто сенсационно-чувственное, а очень маленькое, крохотное, что заставляет тебя опрокидываться -именно в жизни мы должны ухватить "спусковой крючок смерти", в те несколько секунд перехода: в пограничную секунду, которая как бы на двух сторонах сразу. Ощущаемый факт трупа -- это только увеличение или конечный результат неуловимого маленького смещения, которое может произойти в любое время, даже при наилучшем здоровье. Масса преходящих переживаний, которые, как кажется, дают ключ, затем уходят, возвращаются снова и исчезают; каждый раз ты остаешься все более сбитым с толку, каждое прояснение вскрывает другую мистерию... Мать шла наощупь в Смерти. Она не боялась, она никогда не боялась. Мы знаем ряд бесстрашных человеческих существ, способных на героизм, но эти крохотные расшатывающиеся ловушки требуют некого бесстрашия, не заметного на первый взгляд, в клетках тела: ничто не должно и шелохнуться там. "Невозмутимость" приобретает здесь абсолютное значение. И кажется, что все вращается вокруг того перехода от состояния Гармонии к другому состоянию, общему для всех, которое Мать иногда называла Беспорядком (но в действительности весь наш мир находится в состоянии смерти; только он умирает более или менее быстро.

Даже его "порядок" скорее смертелен, как и остальное, даже его "доброе здоровье" столь же смертельно, как и остальное; так что в основном это переход от состояния Гармонии к старому, обычному эволюционному состоянию). "Гармония", которая, очевидно, имеет очень мало общего с тем, что мы обычно понимаем под этим словом -- животные лучше бы поняли, что это значит, но в ту минуту, когда они были бы способны это понять, это было бы мгновенно испорчено! Вот что происходит с нами. Это состояние гармонии в действительности является супраментальным состоянием. Мы должны выбраться из состояния ментального "понимания", которое, по правде говоря, понимает очень мало (оно больше индивидуализирует или загоняет в клетку, чем понимает), так что мы можем войти в тотальное сверх-понимание, которое "понимает", потому что является объектом, который оно стремится понять -- и ему даже не нужно хотеть понять: оно попросту является, поэтому автоматически знает. И поскольку оно знает, то действует автоматически, безошибочно. Это Гармония. О, теперь я делаю постоянное различие между... (что бы сказать) жизнью по прямой линии и с прямыми углами и "волнообразной" жизнью. Есть порывистая жизнь, в которой все имеет острые углы, все тяжело, угловато, и ты наталкиваешься на все; и есть волнообразная жизнь, очень сладкая, очень очаровательная -- очень очаровательная. Но не очень прочная! [В действительности Мать не слишком прочно стояла на ногах в то время.] Странно, это совсем другая разновидность жизни... Искусство позволить себе быть унесенным Всевышним в Бесконечность. Но это Бесконечность СТАНОВЛЕНИЯ. И безо всякой тяжести и столкновений обычной жизни. Искусство позволить себе быть унесенным Всевышним в бесконечное Становление... Все, что исходит отсюда [Мать касается своего лба] тяжело, сухо, съежино -- насильственно и агрессивно.

Даже добрая воля агрессивна, даже привязанность, нежность, преданность -- все это ужасно агрессивно. Это как удар палкой. По существу, вся ментальная жизнь тяжела... Мы должны, должны захватить ТО: некая модуляция, волнообразное движение, столь охватывающее и мощное! -- оно поистине колоссально, ты знаешь. И оно не возмущает ничего, и ничего не смещает.

Оно ни с чем не сталкивается. И оно несет вселенную в этом волнообразном движении -- столь гибком!... Такое впечатление, что ты не существуешь, а единственная вещь, которая существует, та, которую ты обычно называешь собой, есть нечто, что скрипит и сопротивляется. То, что Мать назвала "покров колючек". Старый обветшалый вид.

И она закрывала свои глаза, и маленькие капельки слов доходили как жемчужины издалека, далекого далека, как если бы через необъятное пространство: В любое время, вообще в любое время, если я перестаю говорить или писать или работать, в любое время появляются... те великие приливы блаженства, обширные как мир, медленно взмахивающие... Впечатление грандиозных крыльев -- не двух, они все кругом и распростерты повсюду. И постоянны. Но я участвую в этом, лишь когда я спокойна... Но они не оставляют меня... Крылья Господа.

И давайте не сделаем здесь ошибки: это не "поэтическое" описание состояния, это самое практическое (скажем по меньшей мере), телесное состояние, то же состояние, которое мягко опустило маленькую Мирру на камни в Фонтенбло. Йоги очень хорошо знают эту силу, они называют ее лагхимой: сила легкости. Только здесь это была не "сила", а естественное состояние тела. Но Мать вовсе не хотела "творить чудеса" и летать по воздуху. Она искала нечто гораздо более серьезное, что является ключом к настоящей жизни -- нечто, в чем больше нет Смерти. И, естественно, в том "волнообразном" состоянии Смерть больше не существовала, вы не могли умереть там, это было некое состояние "без жизненных передряг", говорила Мать. Нет трения, все течет через тело. И затем покой, но не тяжелый, прикованный и заторможенный вид покоя: вы покоитесь в волнистости... вы позволяете себе плавать в ней. И внезапно я припомнил слова Матери, которые она произнесла в 1959 году, которые в то время показались довольно загадочными; мы должны достичь состояния без смерти. Не бессмертия, которое действительно кажется мне достаточно незрелым -- ведь зачем же кому-то хотеть оставаться тысячу лет в одном и том же старом каркасе -- а состояния, наделенного такой пластичностью, что оно может менять форму, заключенную в ее жесткой клетке -- поистине говоря, смерть есть жесткость. Состояние без смерти, -- говорила она, -- есть то, что можно вообразить для физического тела в будущем: это постоянное возрождение.

Вместо того, чтобы отступать и дезинтегрировать по причине утраты пластичности и неспособности адаптироваться ко вселенскому движению, тело ЗАРАНЕЕ ОТМЕНЯЕТ СЕБЯ, я могла бы сказать. Ослепительно! Внезапно я понял настоящий смысл волнообразного движения... тело отменяет себя наперед. Да, но вы все еще должны продолжать стоять на своих ногах! Труден именно переход к новому виду. Как можно "отменить" себя, не отменив все Мать изучала тогда переход от истинного Движения к движению ложному (тому, в котором мы обычно живем и которое в конечном итоге является движением смерти), и наоборот, из смертного состояния к состоянию без смерти:

Это подобно переходу от чего-то сухого, точного и определенного к чему-то мягкому и вкрадчивому... мягкому, ясному, ясному, и покой... о!...

как если бы ничто в мире не могло бы сопротивляться этому покою. Мы действительно откроем, что этот "покой", как и "волнистость" обладают поразительными и "чудесными" свойствами, но это некое микроскопическое чудо, которое и составляет само чудо мира, по сравнению с которым все чудеса летания по воздуху представляются безделушками маленьких смертных -- ничто не может противостоять этому, даже смерть. Смерти не может там быть. И я напоминаю о циклоне, который не мог ворваться в комнату Шри Ауробиндо. Только мы должны найти то истинное Движение в маленьких деталях повседневной жизни; мы должны создать птицу внутри рыбы, установить ее там постепенно, очень медленно, как и всегда, так чтобы эта старая Материя могла приучиться к Движению и переносить его без того, чтобы раствориться в тонком воздухе или "отменить" себя слишком рано. Для обычного взгляда, во внешнем и поверхностном смысле, ты мог бы сказать, что произошел большой износ [в теле Матери]; хорошо, но тело так вовсе не чувствует! То, что оно чувствует, это то, что данное движение или усилие или жест или действие принадлежит миру -- этому миру Неведения [то есть, миру смерти] -- и не делается верным способом: это не истинное Движение, это не делается должным образом, это не правильный путь. И тело чувствует или воспринимает, что это состояние... мягкое, вкрадчивое, без углов, должно развиваться определенным образом и производить телесные результаты, которые дозволят настоящее действие, выражение истинной воли. Возможно, внешне это та же самая вещь (я еще не знаю), но делаемая другим путем. И я говорю о повседневной деятельности, ты понимаешь, о каждой минуте: подъем, прогулка, умывание -- я не говорю о "больших" вещах... Существует путь, который должен быть найден. И "найден" не чьей-то головой: это тот путь, который находится где-то в стадии делания.

Это наша третья позиция. Состояние, которое не является ни Материей, как мы ее знаем, ни Духом, как мы его постигаем, ни добрым здравием, ни болезнью, ни "жизнью", ни "смертью". Следующее состояние тела.

И мы хорошо понимаем, почему Мать сказала "Не знаю, жива я или мертва!" Затем она добавила, смеясь: Это дошло до той точки, что всякий раз, когда я меняю состояние, у меня внезапно возникает ощущение, что мое тело покрыто изрядным количеством дерева!... тогда как оно очень комфортно расположилось на пуховых подушках! И ощущение времени полностью исчезает в... во внутренней недвижимости. Но недвижимости в действии!... Если так будет продолжаться, они поместят меня в палату, обитую войлоком! Я все еще слышу ее смех, подобный смеху маленькой девочки, такой ясный, такой восхитительный: как забавно! Странно, - заключила она.

Pages:     | 1 |   ...   | 54 | 55 || 57 | 58 |   ...   | 104 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.