WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 50 | 51 || 53 | 54 |   ...   | 104 |

В конце, когда она больше не могла бороться, она начала поглощать корамин, потому что это их успокаивало. С гибельными последствиями для своего сознания. Наркотическое лекарство означает мгновенную вуаль над клеточным сознанием. Это возвращение к возобладанию физического разума -- другими словами, возвращение к одержимости смерти.

Но проблема все оставалась, становясь все более актуальной: Я постоянно сталкиваюсь с этой проблемой, являющейся совершенно конкретной, абсолютно материальной, когда ты имеешь дело с этими клетками, и они должны оставаться клетками, а не испаряться в некую нефизическую реальность! И в то же время у них должна быть некая гибкость, пластичность, чтобы они могли бесконечно расширяться... Чтобы удержать или выдержать крушащую супраментальную Вибрацию, мы должны расширяться (она "крушащая" только из-за нашей малости и клеточного засорения), а когда мы расширяемся или теряем "центр коагуляции", как она сказала, то что происходит Как мы можем жить в том состоянии... Вероятно, это всегда одно и то же, это кажется невозможным из-за того, что такое никогда не делалось, но если это достигнуто однажды, тогда мы осознаем, что лишь ничтожное маленькое "нечто" препятствовало этой возможности. В самом начале, в году, также казалось невозможным, что тело может выдержать "пузырящуюся кашу" Сверхразума. Должен быть найден правильный метод, это все. Все заключается в методе. Но именно тело должно найти этот метод. Ментально это относительно просто: устранение пределов эго, бесконечное расширение, и движение, которое следует за ритмом Становления. Витально тоже...

Но это тело! Это очень трудно -- очень трудно без потери (как мне следует сказать) его центра коагуляции и растворения в окружающей массе. И, по крайней мере, если бы это происходило в естественном окружении гор, лесов, рек, в обстановке естественной красоты, на грандиозных просторах, это было бы довольно приятно! Но нельзя сделать материально ни одного шага вне тела, чтобы не натолкнуться на болезненные вещи. Иногда можно вступить в контакт с приятной, гармоничной, теплой субстанцией, вибрирующей с высшим светом. Но это редко. Да, цветы, иногда цветы... Но этот материальный мир, о!... ты бит везде, поцарапан, ободран, бит всевозможными вещами, которые не раскрываются. О, как это трудно! Как замкнута человеческая жизнь, как она сморщена, затвердела, без света, без теплоты, и я уж не говорю о радости. Как раз это она чувствовала семьдесят девять лет назад, в своем маленьком креслице, в возрасте пяти лет.

Мать искала нечто, что заставляло эту Материю сморщиваться, ссыхаться и затвердевать. Тот момент эволюции, когда исказились вещи. Есть лишь одна вещь, один корень, тем не менее мы рассматриваем "проблему".

Микроскопическое нечто, которое делает мир тем же самым, и все же он больше не тот же самый. Он широк; он сужен. Он живет; он умирает. Так где же жизнь, которая больше не является этой жизнью или этой смертью, но, тем не менее, это Жизнь Настоящая жизнь.

Мир двойной, мир двойной...

Все равно, вы должны иметь нервы из стали.

Великие пульсации Мать, как обычно, получит ответ во плоти: грубый ответ. Девятьсот шестьдесят второй год -- год кубинского кризиса и китайских атак на северные границы Индии. Вместо того, чтобы "упорядочивать" вещи, Сила (скажем, та, которая правит вещами и движет миром, Шакти) расстроила все еще дальше -- полный беспорядок, в теле. Но таков Ее способ работы: Ее способ привести вещи в порядок -- это дезорганизовать все -- очевидно, чтобы внести новую организацию. Но когда это доходит до тела... которое больше не знает, как пульсировать, как дышать В течение последней встречи с Матерью в нижней комнате, прежде чем она не удалилась в свою верхнюю комнату, чтобы никогда больше не выйти оттуда, кроме как присоединиться к Шри Ауробиндо под большим желтым огненным деревом одиннадцать лет спустя -- еще одиннадцать лет -- Мать много смеялась. В действительности, она подсмеивалась надо мной, а я был довольно расстроен, но, тем не менее, некое маленькое предупреждение вырвалось у нее, которое должно было меня встревожить, будь я более спокоен. Прежде всего, она больше не хотела, чтобы ее слова записывались: это пустая трата ленты. Я пытался заставить ее понять, что ее путь мог бы быть интересен миру позднее. Давай встретимся через пятьдесят лет -- тогда у тебя будет белая борода Шутка казалась мне неуместной, но, прежде всего, Мать сказала, что ее Адженда "не имеете значения": Когда мы дойдем до конца, когда это будет сделано, мы УВИДИМ, а если я... я не намереваюсь это делать! И она рассмеялась, а я сжал свои зубы. Послушай, - сказала она, - тебе я могу сказать: когда я такая, когда кажется, что я шучу, это потому что бывают очень опасные моменты, по-настоящему опасные. Я не хочу делать драмы. Я не хочу быть трагичной, я скорее предпочту сделать из всего шутку, чем быть трагичной! Так, вместо того, чтобы принимать напыщенный вид и говорить, как это трудно, я шучу. Я не люблю драмы, не выношу этого. О самых великих вещах, самых высочайших, наиболее благородных и тонких можно сказать очень просто. Не нужно быть драматичным или считать ситуацию трагической. Ты понимаешь, я не хочу быть ни жертвой, ни героем, ни...

ни мучеником, ни чем подобным! Ты знаешь, я не люблю историю Христа.

Вовсе нет. Распятый бог -- нет, благодарю! Если он теряет свою кожу, он ее теряет -- это все. И это не важно. Ты понимаешь Да, вот как. Точно так.

Это было 13 марта. Три дня спустя Мать не могла сделать и шага, чтобы не "упасть в обморок"; и не только это, но через ее голову больше не могла пройти ни одна ментальная вибрация -- то сеть, видимость полного идиотизма: ушла вся ментальная и витальная сила. Оставалось лишь тело... которое не могло обходиться без посторонней помощи. Как старая кляча, - скажет она после, смеясь. Следует согласиться быть идиотом -ты готов - спросила она меня позднее, ведь у меня было много мозговых извилин и я жаждал более радикальных путей. И я был готов, идиотизм нисколько меня не затрагивал, поскольку разум мне казался идиотским инструментом, в любом случае, за исключением того, чтобы писать книги! (Хотя я открыл, что книгу можно писать и без разума; мне даже была показана некая демонстрация того, что происходило с Шри Ауробиндо, когда десятки тысяч строчек проходили прямо через клетки его рук.) Но я не совсем уловил масштабы того, что происходило с Матерью, а она хотела пощадить меня: Это из-за моего возраста я вынуждена делать все быстро; вот почему нужны радикальные меры. И мы действительно начинаем понимать, какая грандиозная корка покрывает тело и препятствует тому, чтобы тело было самим собой: мы не можем сделать и шага, не подумав или не используя витальную силу -- тело никогда не функционирует само по себе, кроме как когда иногда доктора заявляют, что все потеряно и перестают пичкать его лекарствами, тогда оно находит собственный "чудесный" путь выздоровления -- оно просто уклоняется от чудес медицины и совершает свое маленькое естественное чудо. Но, вообще, корка слишком толста, и тело не может освободиться от коллективного внушения. Мать была радикально "освобождена" от этого внушения, чтобы научиться, как жить в теле, предоставленном самому себе. Мать была лишь телом, суммой клеток... которые забыли, как жить обычным образом. Затем, спустя месяц жизни в таком режиме, ее подвело сердце -- сердце больше не могло больше достаточно хорошо помнить, как функционировать -- что для тела сродни смерти. Но затем, из той "смерти" возникла новая пульсация, можно даже было бы сказать, что возникло новое тело внутри старого, появился новый способ бытия, жизни, видения, дыхания, понимания, чувства. Новый тип на земле, поистине. Первый эмбрион нового вида. Человек привык думать, что существа будущей эволюции, следующего вида будут... божественными существами, подразумевая, что у них не будет тела и они будут наполнены светом, подобно тому, какими им представляются боги -- но это вовсе не так! Действительно, было совсем не так.

Первые знаки этого радикального переживания появились ночью 12 апреля 1962 года, когда старое тело было крайне ослаблено. Мать не могла сказать много слов, чтобы поведать о том, что случилось, но когда она снова обрела возможность выразить себя, то она начала говорить по-английски, как если бы Шри Ауробиндо контролировал весь процесс, и слова были краткими: Были грандиозные пульсации вечной, изумительной Любви, только Любви. Каждая пульсация Любви несла вселенную дальше в ее манифестации. Это все продолжалось и продолжалось... Небеса звенели песнями Победы. И уверенность, что то, что должно быть сделано, СДЕЛАНО и супраментальная Манифестация РЕАЛИЗОВАНА... В то мгновение это было сделано.

Работа Шри Ауробиндо и Матери была сделана, как если бы один этот чистый контакт с Тем, в земном теле, проделал всю Работу. Возможно, подобно тому, как в первый раз в мире минерал вступил в контакт с Жизнью -- или достаточно растворился, чтобы позволить возникнуть первым "шевелениям" Жизни. Тело Матери было полу-растворено. Новое "нечто" вошло в контакт с землей. Оно вошло в земное тело... Что вошло У нас нет нужных слов для того, что принадлежит другому виду; Мать сказала Всевышняя Любовь, но это просто то, что было в глубинах клеток, свободных от какого бы там ни было покрытия; и это было мгновенно везде: это была вся вселенная. Пульсирующая вселенная, - скажет она позднее. Без ментальной и витальной тюрьмы материальная вселенная предстала как одна пульсация, одна единственная пульсирующая вещь: Все результаты Лжи исчезли: Смерть была иллюзией, Болезнь была иллюзией, Неведение было иллюзией -- нечто, что не имело реальности, не существовало. Только Любовь и Любовь, и Любовь, и Любовь -- грандиозная, необъятная, изумительная, всеохватывающая... И все СДЕЛАНО. Затем она добавила, теперь уже по-французски: Потом я разъясню это. Инструмент еще не готов... Теперь давай приступим к работе.

Приступим к работе, чтобы заставить это жить в теле, которое...

способно. Эта "новая" вещь (Она вовсе не новая! - воскликнула Мать. Нова именно способность воспринять эту вещь), это нечто в глубинах клеток должно найти найти способ нормально пульсировать в теле. Это как создать новое тело в старом или использовать старое тело в качестве поддержки для нового. Переживание Матери не имело ничего общего с каким-либо космическим супер-видением и всеми этими "ах! ах! ах!", которые все остальные имели на вершинах сознания: это было переживание ее тела, земного тела, такого же тела, как и у всех: Я ем те же вещи, и мое тело сделано точно также, и оно было столь же глупо и темно и несознательно и упрямо как все остальные тела в мире. Все это началось, когда доктора заявили, что я очень больна, это было начало. Потому что тело было совершенно лишено своих старых привычек и старой силы, а затем медленно, медленно, медленно клетки начали пробуждаться к новой восприимчивости. Короче говоря, это космическое сознание тела -- его естественное сознание. Чтобы животное стало человеком, требовалось лишь внедрение сознания, ментального сознания; а теперь это пробуждение сознания, которое было в самых глубинах. Центральный свет клеток. И Мать сказала: Это противоречит всем духовным утверждениям прошлого: "Если вы хотите полностью осознать божественную жизнь, тогда оставьте свое тело -- тело не может последовать за вами"; что же, пришел Шри Ауробиндо и сказал: тело не только может последовать, но оно может стать основанием божественной манифестации...

Требуется еще проделать свою работу. Они обычно уходили далеко, далеко вверх, в глубокой медитации, в нечто более и более эфемерное и тонкое и "чудесное", от чего мир казался иллюзией -- и, действительно, корка этого мира является иллюзией: "Смерть -- это иллюзия, болезнь -- это иллюзия", - говорила она, но за или под этой коркой кроется телесная, материальная и универсальная реальность, бесконечно более чудесная и конкретная -- поистине конкретная -- без смерти и болезни и всего нашего Неведения, и все же это все в земной жизни и в реальном земном теле: настоящая Материя. Материальные клетки должны обрести способность воспринимать и проявлять сознание ["воспринимают" ли они или же попросту убирают то, что стоит на пути], и как раз это позволяет провести радикальную трансформацию, а не вечное, бесконечное восхождение [от плана к плану сознания, как рекомендуют все пособия по йоге последних четырех тысячелетий; и затем вы растворяетесь на вершине], это появление нового типа.

Пробуждение сознания, которое было на самом дне. Разум уходит, витал уходит, все уходит: когда казалось, что я заболела, это ушел разум, ушло витальное, и тело было предоставлено самому себе -- с целью. И как раз из-за того, что разум и витал ушли, казалось, что пришла очень серьезная болезнь. И так, в этом теле, предоставленном самому себе, мало-помалу клетки начали пробуждаться к сознанию. Сознание обычно вливалось в тело при помощи витала (от разума к виталу, а от витала к телу); когда же то и другое ушло, сознание начало медленно, медленно появляться. То же самое сознание, которое было монополией витала и разума, стало телесным:

сознание, действующее на клетки тела. Клетки тела становятся сознательными, абсолютно сознательными. Сознание, являющееся НЕЗАВИСИМЫМ, которое вовсе не зависит от витального или ментального сознания: телесное сознание. И когда это сознание будет достаточно сформированным (сколько потребуется на это времени, я не знаю), из него появится новая форма, которая будет той формой, которую Шри Ауробиндо назвал супраментальной -которая будет... чем угодно, я не знаю, как будут называться эти новые существа. Каков будет их способ выражения, как они будут сообщаться друг с другом, и все такое... Несомненно, будет несколько стадий в этой манифестации, и, возможно, кто-то придет в качестве примера и скажет: вот как все это. И Мать закрыла свои глаза: Я могу видеть это... Только, когда из животного появился человек, не было способа записи -- чтобы заметить и зафиксировать весь процесс -- сейчас все совершенно по-другому, так что это будет интереснее... Хотя у Матери были сомнения: Но даже сейчас подавляющее множество -- подавляющее множество -- человеческой интеллектуальности совершенно удовлетворено тем, чтобы заботиться лишь о себе и о своих маленьких кругах прогресса. Оно даже... оно даже не желает чего-то иного! Вот почему появление следующего за человеком существа может быть пройти совершенно незамеченным или неправильно понятым. Трудно сказать, потому что не было прецедента! Ясно, что если бы обезьяна, одна из больших обезьян, повстречала бы первого человека, она могла бы попросту почувствовать, что это... странное создание, и это все.

Pages:     | 1 |   ...   | 50 | 51 || 53 | 54 |   ...   | 104 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.