WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 104 |

Нечего подрывать! Нужно лишь позволить себе мало-помалу быть унесенным Очевидным. Тогда все оборачивается по-другому. Но это течение в Очевидном -- это не некое блаженное принятие всего (хотя это может стать и этим, но оно не может по-настоящему этим стать, пока тело остается в смерти -- высоко вверху можно улыбаться, это очень мило и очень по-буддистски, вырисовывается миленькая картинка, но улыбка должна быть в теле), это течение означает открытие маленькой двери всего, во всем -- все имеет дверь. Каждая вещь, каждый малейший микроскопический инцидент имеет свою "дверь"; открываешь ее или оставляешь ее закрытой. Говорить "да" или "нет" -- это не откроет двери, но если позволишь себе проскользнуть в сердцевину вещи, если приемлишь -- приемлишь даже "наихудшее"! -- тогда открывается дверь и появляется смысл, настоящее лицо вещи и ее лекарство в ядре зла или за дверью зла. "Зло" -- это в точности ментальная дверь, которую мы навешиваем на вещь -- которая никогда не является ни "хорошей", ни "плохой", а "нечто иным". Изобретательный Разум тут же воскликнет: тогда все приемлемо, даже разрушение, даже... И вы хватаете его за руку, ведь, естественно, это ожидаемое разрушение -- и он его получит. Если Разум приемлит разрушение на свой манер, то он, несомненно, получит разрушение, и еще пару добрых затрещин. Его черный клей липнет везде, это просто безнадежно, невозможно идти по этому пути с разумом, он приклеит вас при первой же возможности. Это течение в Очевидном должно действительно переживаться во плоти, должны быть открыты эти тысячи маленьких дверей в каждую минуту, на каждом шагу и повсюду -- даже не открыты: пройдены как дуновение ветерка, повторяя Мантру... и с некоторым желанием солнечной Истины или зову Истины повсюду. Что Мать называет ИСКРЕННОСТЬЮ. И она так чудесно это определила. Вот что я называю искренностью: быть способным ежеминутно ловить себя, как только становишься частью старой глупости. Старая глупость привычки бурлящего разума, накликающего свои маленькие бедствия, свои маленькие грехи, свои маленькие "нет" и "да", свои маленькие скрипы, свою старую ненасытность подобно наказанному ребенку, помещенному в клетку и пытающему поглотить весь космос через прутья этой клетки. Все это должно быть проветрено; проходишь через это и ходишь с ним и переносишь повсюду -- это "неизбежно" -но есть некий способ течь во всем этом, в то же время "держа уши востро"... чтобы не быть одураченным, проходя через все это.

Даже через болезнь -- даже через смерть, как узнает Мать. Тело также учит урок заболевания, - сказала она. Это очень, очень забавно. Разница между вещью, как она есть, каким бы расстройством она ни была, и старой привычкой видеть и воспринимать ее -- обычной привычкой, которую мы называем болезнью, "я болен". Это очень забавно. Если ты будешь оставаться действительно спокойным, то всегда, всегда возникает маленький свет -- теплый маленький свет, очень яркий и чудесным образом спокойный, где-то позади. Как бы говоря: тебе нужно только пожелать этого. Тогда клетки паникуют: "Что ты имеешь ввиду, что значит пожелать Как я могу это пожелать, это же БОЛЕЗНЬ" -- полная комедия. Это "болезнь". Затем нечто, некая глобальная мудрость, говорит: успокойся, успокойся... не оставайся привязанным к своей болезни! И они соглашаются -- "соглашаются", как дети, которые получили нагоняй: хорошо, хорошо, мы попробуем.

Они пытаются -- мгновенно возвращается маленький свет: тебе нужно лишь пожелать его. И раз или дважды, в той или иной вещи, в ТОЙ ТОЧКЕ, они согласны -- в следующую минуту все кончено! Нет больше болезни. Да не через минуту, через секунду -- кончено. Затем клетки припоминают: но как это произошло У меня болело здесь... Хоп, все вернулось! И постоянно разыгрывается одна и та же комедия. Поэтому, если они действительно извлекли урок... О, они учатся все время, все время. Все, все происходящее всегда является уроком, всегда. Всегда, всегда: все раздоры, все трудности, все так называемые болезни, все расстройства, все приходит для того, чтобы дать тебе урок -- раз уж урок дан, с этим покончено. Но мы столь медлительны и неуклюжи, нам требуется так много времени, чтобы ОСОЗНАТЬ, что это урок, что он продолжается и продолжается... Тело начинает извлекать свой урок. И так, вместо эгоистического ответа: "О, нет! Я не хочу этого, я нисколько этого не хочу! Я 'выше' этой слабости или этого расстройства," [и Мать засмеялась] оно позволяет этому прийти, принимает его и видит, каково решение. Другими словами, вместо старой привычки: отвержения жизни, отвержения трудности и расстройства и бегства в Нирвану, это принятие всего -- и Победа.

Полное принятие, чтобы найти настоящий механизм каждой вещи, найти то, что за дверью. Другое лицо вещи, чем она действительно является, без искажения разума, без искажения чувств и реакций, искажения "заболевания" и смерти и всего. Сеть. И Мать добавила: Жизнь находится на грани того, чтобы стать чудом -- но мы не знаем, как жить. Нам нужно больше учиться. Когда мы научимся, это действительно будет нечто. И затем, по мере того, как принятие становится совершенным, по мере того, как перестаешь приклеивать "да" и "нет" ко всем вещам, обстоятельствам и находкам, тогда начинаешь плыть в "вещи", в другой вещи, в Очевидном, и открываешь чудесную организацию: Все приходит для того, чтобы ты сделал по возможности более быстрый прогресс, все: препятствия, противоречия, непонимания, бесполезные преследования, все, все, все, чтобы ты сделал прогресс. Это значит, заставить тебя коснуться одной точки, другой точки, затем еще одной, и заставить тебя прогрессировать как можно быстрее.

Если ты как-то не заинтересован в этой Материи, то как она изменится И все эти двери открываются налево, направо, на каждом шагу и в каждую минуту, в каждом жесте, в каждой глупости, впускают воздух в существо, в повседневную жизнь -- и даже в тело. Все начинает становиться пористым.

Не понимая этого, мы подошли к Великой Двери: физической универсализации.

Мы стали широкими, как по волшебству.

Маленькое мерцание мерцает повсюду.

XIV. МЕХАНИЗМ ЗАРАЖЕНИЯ Свечение клеток Примечательно то, что чтобы переоткрыть чистое функционирование маленькой клетки, нужно идти к краю вселенной, и переоткрыв маленькую клетку такой, как она есть, мы можем в ней действовать так, как если бы мы воздействовали на всю остальную вселенную и жили бы повсюду во вселенной. Чистая маленькая клеточная точка, как она есть, не только содержит все непостижимым образом -- гигантская точка, сказал Шри Ауробиндо -- но что еще более непостижимо, эта точка не расширяется неимоверно, чтобы поглотить или охватить все в своем сознании - нет: эта точка находится везде, мгновенно; это не внезапная сумма миллиардов точек, это каждая из миллиардов точек, столь же "своя", как она сама. И как нам понять это Несомненно, это нужно не понять, а пережить. В любом случае, материалистические ученые поступят правильно, отметив этот факт. Несомненно, Эйнштейн очень хорошо понял бы "математическую формулу" Шри Ауробиндо и запинающиеся не-формулы Матери, когда она наталкивалась на вещи в своем непостижимом лесу, который вел все кругами и кругами... возможно, просто вокруг одной и той же точки. Однажды -- позднее -- по запросу одного профессора, я спросил Мать: "Но как бы там ни было, на что похожа настоящая, чистая клетка, как она работает, какова в ней связь" Мать начала отвечать мне своим мягким и тихим голосом, теми капельками слов, которые казались приходящими издалека, далекого-далека, прерываемыми вспышками света и остающимися как-то погруженными в молчание снега, а затем внезапно конденсирующимися подобно неким чистым маленьким жемчужным капелькам на листе лотоса: они сияли, это были больше не слова, а некая вибрация, содержащая весь смысл, полный и очевидный -- это невозможно передать с помощью бумаги и чернил... Клетки, - сказала она, имеют внутреннее строение или структуру, соответствующую структуре вселенной. Так что связь устанавливается между идентичными внутренними и внешними состояниями, подразумевая, что клетка в своей внутренней структуре воспринимает вибрацию соответствующего состояния всеобщей структуры. Затем она закрыла свои глаза (но она почти всегда говорила с закрытыми глазами, как будто бы из далеко-далека и в то же время с таким присутствием, что вы как бы чувствовали все в своем теле): Некто -- не знаю, кто -- только что показал мне... Была большая рука человека, и в ней было... не яйцо, но он сказал мне, что это был образ клетки. Это был некий объект, который казался мне таким вот большим [около трех дюймов], прозрачным и живым -- он жил. И он показал мне различные внутренние составляющие клетки и их связь с центром. И абсолютно точное видение, столь точное, что я была поражена, я просто выдохнула "О!"... Объект был странной формы, не совсем как яйцо, а уже на с одного конца и... не знаю, как описать это. Объект был светлым и удерживался двумя пальцами, вот так. И он показал мне его различные свечения. Периферия была наиболее темной [и мы гадаем, не является ли эта темнота на самом деле началом сети, одеянием клетки, темной оболочкой физического разума], и чем глубже ты погружался в объект, тем более светлым он становился, а центр был абсолютно светлым, ярким, то есть ИЗЛУЧАЮЩИМ. И были различные цвета, не очень выраженные, но явно разные. Одни области были немного голубоватыми, другие... Всевозможные вещи, объект был очень сложным, с различными свечениями. И СВЯЗЬ УСТАНАВЛИВАЛАСЬ ОТ СВЕТА К СВЕТУ.

Я сразу же спросил Мать, означает ли это, что центральный свет работает, затрагивая соответствующее свечение. Да, так оно и есть, через внутренний контакт существа. Было такое впечатление, что каждая клетка является миниатюрным миром, соответствующим всему миру.

Так мы начинаем ухватывать ключ к "материальному заражению". Мы начинаем видеть огни настоящего свечения Материи... Чтобы ухватить свечение пульсара из дальних уголков вселенной, вам нужен синхронный радиотелескоп, то есть, настроенный на ту же самую волну. Центральные свечения клетки абсолютно синхронны. Они видят друг друга и знают друг друга и отвечают друг другу через все пространство и все тела.

Естественно, ученые скажут, что никогда не видели свечение клетки.

Демокрит и Лукреций никогда не видели атомов, и все же они были первыми атомистами.

Смена курса Но сначала Мать должна была выбраться из темного одеяния физического Разума, толстой корки, которая препятствует чистому функционированию и заключает все в свою тюрьму. Мать "извлекала урок", как она говорила.

Она открывала все маленькие закрытые двери: в повседневных обстоятельствах, в своих встречах и своих жестах. Она принимала все в совершенной прозрачности. Если отказывалась единственная маленькая вещь, то дверь мгновенно захлопывалась -- крохотная дверь, подобная двери ко всему -вы оставались запертыми в тюрьме. То есть, все происходило таким же естественным образом, как кристалл пропускает через себя свет. Уже во время своих самых первых переживаний Мать заметила: Чтобы иметь совершенное и тотальное сознание мира, как он есть во всех деталях, следует прежде всего перестать иметь какие-либо персональные реакции по отношению к любой детали, И ДАЖЕ ЛЮБОЕ ДУХОВНОЕ ПРЕДПОЧТЕНИЕ по поводу того, как все должно быть. Другими словами, полное принятие в совершенной нейтральности и индифференции -- совершенно необходимое условие для того, чтобы иметь знание через интегральное тождество. Знание посредством отождествление, что означает, что знаешь что-то потому что им являешься: знаешь аметист или м-ра Смита благодаря тому, что сам становишься аметистом или м-ром Смитом. Если есть хотя бы одна деталь, сколь малой бы она ни была, которая отклоняется от нейтральности, то эта деталь также отклоняется от идентификации. Дверь захлопывается. И, любопытно, если хотя бы одна дверь закрыта, то все так, как если бы все остальные двери не были бы по-настоящему открыты. Здесь также малюсенький уголок или мельчайшая точка содержит в себе всю Стену. Каждый имеет где-то микроскопическую стену.

Но эти стены в теле очень полезны, пока рядом другие виды! Как же существовать, когда остаешься не только беззащитным и на милости каждого, пожираемым каждым, но в то же время и стоящим на двух человеческих ногах Это был довольно жестокий "урок", поистине -- ужасный из-за того, что кто-то должен был открыть путь: в конце концов, кто-то же должен сделать работу! - сказала она; позднее это станет Центральным Парком с протоптанными аллеями и маленькими указателями. Она подвергала себя невероятному разрушению; мы даже не можем себе представить, до какой степени. До такой степени, что вы чувствуете, что не можете идти, не оставив все и не балансируя на грани жизни. Она оставила даже всякую йогу, даже всевышние и божественные духовные реализации -- я готов был сказать даже Божественное -- и даже мысль или волю к тому, что трансформация "должна" быть выполнена, это или то "должно"... все рушилось -- даже Цель. Невозможно вообразить, чем является та "нейтральность". В действительности, это разрушение тюрьмы: золотой тюрьмы, как любой другой. Духовной тюрьмы вместе с остальными. Ты знаешь, открепленность этого вида, да, она увеличилась до такой степени, что сейчас включает все, включая любую деятельность на земле -- вероятно, это было необходимо... Это как если бы распались некоторые вещи. Они были связующим звеном между моим сознанием и работой (не мои собственные связи, потому что у меня не было никаких связей, а связи тела, всего физического сознания, всего, что соединяет его с окружающими вещами, с работой и прочим вокруг меня), что же, они распадаются, распадаются, распадаются... Все больше и больше.

Прежде я обычно использовала способность схватить вещь и держать ее, но затем пришла какая-то открепленность: все отваливалось повсюду, везде, везде... Да, ты знаешь, это трансформация -- не шутка! Вчера у меня было живое впечатление того, что все эти построения, привычки, способы видения и обычные реакции, все это разрушалось -- полностью. И я была погружена в нечто... совершенно другое. Нечто... я не знаю.

Это "нечто" было началом нового вида. Было 27 марта 1961 года.

Нельзя сделать новый вид, оставаясь в старом, это очевидно; но когда уходит сам свет старого вида, это становится... опасно. Матери было восемьдесят три года.

И действительно ощущение того, что ВСЕ, что было прожито или известно или сделано, все то является полной иллюзией -- вот через что я прошла вчера вечером... Одно дело, когда имеешь духовное переживание того, что материальная жизнь -- это иллюзия (некоторых людей это шокирует;

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 104 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.