WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 95 | 96 || 98 | 99 |   ...   | 506 |

Использование животных в качестве моделей становится более затруднительным и вызывает больше споров, когда дело касается поведенческих проблем в психопатологии. Животные модели достаточно перспективны для понимания психопатологии, но не как отклонений поведения, а как последовательности психол. процессов, подчиняющихся определенным законам, принципы и механизмы к-рых можно объяснить с научной т. зр. И. П. Павлов первым выступил с утверждением о том, что экспериментально вызванные дисфункции поведения у животных могут дать нам ключ к пониманию нарушения функций у человека: в классических экспериментах по выработке условных пищеварительных рефлексов у собак он наблюдал, что предъявление серии последовательно усложняющихся дифференцировок между кругом и эллипсом приводило к тому, что поведение животных в конце концов становилось настолько возбужденным и неустойчивым, что дисфункция превращалась в экспериментальный невроз. В последующем сходном исслед. по выработке слуховой дифференцировки у детей, аналогичные манипуляции дали отчасти похожие результаты. Еще более важный факт, установленный И. П. Павловым и его сотрудниками, состоял в том, что соли брома являются эффективным лекарством и для собак, и для детей. За этим последовали многочисленные попытки создать животные модели для психопатологии. Значительный вклад в это принадлежит двум американским ученикам И. П. Павлова, Хорсли Ганнту и Говарду Лидделлу.

Эти наблюдения И. П. Павлова и его учеников, а именно, что методом классического обусловливания у животных можно выработать паттерны неадаптивного поведения, аналогичного челов. неврозам, вдохновили др. ученых исследовать возможность создания новой психопатологии, осн. на изучении животных.

Ряд ученых предложили набор критериев, к-рым должны в идеале отвечать животные модели челов. психопатологии: модель должна обеспечивать сходство симптомов, этиологии и способов лечения болезни, осн. физиологии организма и, кроме того, быть специфичной для конкретного расстройства, а не просто моделью общей психопатологии. Следует еще раз подчеркнуть, что ни одна модель не в состоянии удовлетворить всем этим критериям, скорее они являются отражением некого идеала. На самом деле, если их когда-нибудь удастся достичь, то модель перестанет быть просто моделью и приобретет гораздо большее значение, поскольку произойдет переход от аналогии к тождественности.

Было разработано множество моделей психопатологии человека, обладающих разной степенью полезности. Возможно, лучше всего читателям-непрофессионалам известно опубликованное сообщение Гарри Харлоу об эффектах отделения от матери детенышей низших обезьян и эксперим. дифференциации функций кормления и успокоения, выполняемых самкой по отношению к своим детенышам. Драматические последствия такого отделения для молодых обезьян (напр., уход в себя и потеря аппетита и сна) напоминали психопатологические эффекты заброшенности у младенцев в условиях длительной госпитализации (напр., анаклитическую депрессию). Эта модель депрессии особенно важна для понимания психол. проблем сирот, воспитываемых в среде с недостаточным уровнем стимуляции. Более поздние исслед. психофизиологических реакций детенышей низших приматов, отделенных от своих матерей, привели к пониманию поведенческих и соц. факторов, корректирующих и смягчающих напряженность и тревогу, вызванную разлукой маленьких детей с их матерями.

Модель депрессии как следствия выученной беспомощности, осн. на изучении поведения собак, сыграла важную роль как в разработке терапевтических режимов, так и в понимании этиологии нек-рых форм депрессии. Возможно, не менее важен и тот факт, что модель дала толчок к проведению исслед., направленных на проверку гипотезы о выученной беспомощности как этиологическом факторе депрессии, стимулировала исслед. нейрохимии депрессии, а тж доказала свою полезность при отборе терапевтических средств. Создание моделей депрессии переживает период расцвета. Мн. из них опираются на определенные манипуляции поведением животного, к-рые имеют известные биолог. последствия. Широко распространенным является заблуждение, что психобиологи работают с животными моделями, поскольку уверены в биолог. происхождении психопатологии человека. Как показала модель выученной беспомощности, сравнительные психологи могут начинать с нефизиологических манипуляций поведением и окружающей средой, вызывающих совокупность поведенческих и физиолог. симптомов, сходных с теми состояниями людей, к-рые им бы хотелось смоделировать. Эти же самые симптомы тж будут вызывать поведенческие последствия, к-рые, в свою очередь, будут иметь дополнительные биолог. последствия.

Особенно эффективным применение животных моделей может стать в области старения и зачастую связанной с ним деменции, нейрофизиологические изменения при к-рой влекут за собой далеко идущие и разрушительные психол. последствия. В настоящее время когнитивная, поведенческая или физиолог. точки зрения не позволяют понять природу старческого слабоумия. Использование животных моделей могло бы внести свой вклад в ее определение и уменьшение факторов риска и степени выраженности недееспособности.

Необходимо продолжать исслед. дисфункций поведения и психиатрических болезней для того, чтобы стало возможным облегчить жизнь букв. десяткам миллионов страдающих людей. До тех пор, пока не удастся проникнуть в суть процессов, лежащих в основе этих расстройств, ученых будут отпугивать определенные виды исслед. на здоровых и больных людях - особенно те, к-рые предполагают экспериментирование с этиологическими факторами или методами терапии, связанными с еще непонятыми физиолог. изменениями.

Такого понимания можно достичь лишь путем применения животных моделей. Особенно странно то, что сегодня ученые, работающие с животными моделями, стали объектом критики и враждебного отношения в об-ве, в к-ром психол. проблемы и душевные болезни представляют собой огромную угрозу благополучию человека.

Следует учитывать ряд этических соображений при использовании животных в таких экспериментах. Животных для исслед. следует тщательно отбирать, исходя из знания их физиологии. Следует как можно точнее определять количество животных, необходимых для эксперимента. Исслед. следует проводить, строго придерживаясь директив руководящих органов, после предварительного обсуждения с коллегами.

Несмотря на концептуальные и технические трудности, связанные с использованием животных в качестве лабораторных моделей, потребность в продвижении вперед психологии (и др. наук о жизни) делает неизбежным их использование в соотв. ситуациях.

См. также Родительское поведение животных, Модели нейронных сетей, Перцептивная организация, Психофармакология Р. Мёрисон, Дж. Б. Овермайер Животные, воспитываемые как дети (animals raised as humans) Существуют три выдающихся исслед., в ходе к-рых молодых шимпанзе выращивали как челов. детей. Др. проекты были посвящены горилле и орангутангу, воспитывавшимся в домашней среде. В ходе самого первого исслед. У. Н. Келлог и его жена воспитывали маленькую самку шимпанзе Гуа вместе со своим маленьким сыном Дональдом в течение 9 месяцев. Гуа одевали в одежду, целовали, обнимали и вообще обращались с ней точно так же, как с обычным маленьким ребенком.

Гуа появилась в доме в возрасте 7,5 месяцев, когда она была на два месяца младше Дональда. В таких условиях Гуа приобрела мн. типы челов. поведения: она передвигалась в вертикальном положении; прыгала; целовалась, прося прощение; ела ложкой; пила из стакана и в определенной степени контролировала деятельность своего мочевого пузыря и кишечника. Хотя хронологически она была младше Дональда, Гуа перегнала его в приобретении этих навыков и тж превосходила мальчика по силе, способности к локализации источника звука и выполнению вербальных команд. Несомненно, что превосходство Гуа проистекало из более быстрого темпа созревания на первых месяцах жизни. К концу эксперимента Дональд начал догонять ее во всем, кроме силы, и превзошел Гуа во мн. видах деятельности, особенно в речевом поведении. Короче говоря, хотя люди очень медленно достигают зрелости, они обычно намного превышают уровень своих ближайших родственников - приматов.

Следующее исслед. было проведено Кейтом и Кэти Хейз на выращенной в доме самке шимпанзе по имени Вики. Главной целью эксперимента было научить Вики разговаривать, но в течение 6 лет она выучила только три слова (папа, мама и чашка). Даже это научение потребовало сложной процедуры, в ходе к-рой экспериментаторы были вынуждены производить большинство звуков искусственно, манипулируя губами Вики. Тем не менее, эксперимент на самом деле подтвердил открытие четы Келлогов о том, что шимпанзе, выращенные в среде людей, приобретают мн. челов. реакции. Напр., Вики спонтанно имитировала следующее поведение: манипулировала с пульверизатором, открывала консервные банки, точила карандаш и накладывала косметику на лицо и губы. Вики могла тж решать определенные механические задачи после первого же показа, тогда как шимпанзе, живущим в клетке, требовалось на это гораздо больше времени или они вообще терпели неудачу. К сожалению, Вики умерла от вирусной инфекции перед тем, как удалось проверить границы попытки "очеловечить" ее.

Третьим грандиозным проектом по исслед. шимпанзе, воспитанных как люди, был эксперимент четы Гарднеров с молодой самкой шимпанзе по имени Уошо. Поскольку шимпанзе произносят очень мало звуков (они не обладают анатомическим аппаратом для образования речевых звуков, но в естественной среде обитания используют очень богатый язык жестов), Аллен и Беатриса Гарднеры из Ун-та штата Невада попытались обучить Уошо стандартному американскому языку жестов (амслену) - системе, в к-рой глухие люди используют знаки для обозначения целых слов, а не отдельных букв.

Начиная примерно с годовалого возраста, Уошо воспитывали в ее собственном доме-трейлере на заднем дворе Гарднеров. Этот трейлер был оснащен всем необходимым домашним скарбом: детской кроваткой, детским высоким стулом, нагрудниками, мочалками из махровой ткани, зубными щетками, было предоставлено много возможностей общаться с людьми, в том числе даже с приходящей (по вечерам) няней (студенткой-старшекурсницей). В присутствии Уошо все общались друг с другом или с Уошо исключительно на амслене. Уошо ограничивали минимально, ее брали на прогулки во дворе и иногда даже в дом Гарднеров. С ней часто играли и щекотали ее, часто в процессе обучения амслену.

К концу 22-го месяца эксперимента Уошо могла использовать, по меньшей мере, 30 знаков, а всего она выучила более 160 знаков. Используемые ею знаки не оставались специфичными для оригинальных референтов, но переносились на новые и отличающиеся референты (например, конкретная книга вначале была оригинальным референтом для знака "книга", но позднее любая книга обозначалась соотв. знаком). Уошо связывала знаки в предложения, состоящие в основном лишь из двух знаков-слов, как это делают двухлетние дети; спонтанно называла предметы и иногда создавала новые комбинации знаков. Гарднеры тж сообщили, что она выучила элементарные правила грамматики примерно на уровне двух-трехлетнего ребенка.

По сообщениям исследователей из Ун-та штата Оклахома, Уошо иногда обучала амслену своих детенышей. Например, она ставила стул перед своим приемным детенышем и затем делала стандартный знак "Это" и "Стул". Др. шимпанзе в лаборатории Ун-та штата Оклахома, начавшие учить амслен в более раннем возрасте, чем Уошо, по-видимому, выучивали знаки гораздо быстрее, чем она. Им не требовалось, чтобы экспериментаторы общались на этом языке в их присутствии, и к.-л. особенные усилия по их очеловечиванию.

См. также Сравнительная психология, Поведение приматов М. Р. Денни Жизненные события (life events) Исследователи уже давно стремятся разобраться в том, как человек и его окружение воздействуют друг на друга, и, в первую очередь, описать и объяснить возрастные особенности поведения и индивидуальные различия. Одна из таких попыток связана с изучением событий, изменяющих жизнь. Ж. с. указывает на действующие схемы жизни конкретного человека или на необходимость их существенного изменения. Эти события могут происходить в различных областях (семья, здоровье, работа) и могут быть связаны с возрастом (школа, вступление в брак, выход на пенсию), ходом истории (война и экономический спад) или превратностями судьбы отдельного человека (болезнь, развод). Большая часть публикаций, посвященных жизни подростков и взрослых, отражает социологическую традицию оценивания воздействия Ж. с. как смены осн. ролей, возрастных переходов, приобретения- и утраты статуса и т. д.

Когда событие происходит со множеством людей одного возраста, вероятность его наступления высока, и это может стать основанием для выделения стадии антиципаторной социализации. Такие нормативные события классифицировались нек-рыми исследователями в зависимости от характера среды, как биологические, социальные или физические. Др. специалисты предпочитают использовать модель стресса при классиф. Ж. с. и говорить о соц., психол. и физиолог. реакциях на явления, несущие в себе вред, угрозу или вызов. Обычно людей просят ранжировать множество жизненных событий по степени вызываемого ими стресса или изменения поведения, а затем эти оценки анализируют с целью выявления синхронности, упорядоченности и образования кластеров событий.

Нек-рые теоретики высказывали предположение о существовании базовой структуры взрослой жизни. Д. Дж. Левинсон предложил модель универсальной последовательности периодов и переходов в развитии человека, в рамках к-рых Ж. с. оказывают свое воздействие. Первоочередная задача человека в стабильные периоды - выстроить структуру жизни, сделав определенный выбор и направив свои усилия на достижение определенных целей. Главная задача на переходных периодах - покончить с существующей структурой жизни и приступить к созданию новой, переоценив принятые ранее решения и двигаясь в направлении достижения новых целей.

По-видимому, между аффективной позитивностью (affective positivity) и контролем над событиями жизни может существовать связь. Когда события оцениваются позитивно, люди склонны полагать, что они контролировали эти события или влияли на их ход. Тж высказывалось предположение, что состояния, вызывающие положительные эмоции, могут увеличивать способность индивидуума адаптироваться к стрессу. К тому же, отсутствие негативно окрашенных событий коррелирует с приспособлением.

Pages:     | 1 |   ...   | 95 | 96 || 98 | 99 |   ...   | 506 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.