WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 451 | 452 || 454 | 455 |   ...   | 506 |

Тем не менее, ближе к нашему времени, У. о. достигли статуса одной из наиболее важных проблем совр. когн. психол. Такие исследователи, как X. Маурер, С. Томкинс и др., подготовили почву для "возвращения изгнанных". На продолжении почти двух десятилетий А. Пэйвио находился на переднем крае эмпирических исслед. и разраб. теорий, связывающих процессы памяти с У. о. Его исслед. привели к заключению, что "такие переменные, как У. о., находятся в числе наиболее убедительных факторов памяти, к-рые когда-либо были открыты". Пэйвио интерпретировал свои рез-ты, исходя из модели кодирования, в основе к-рой лежит предположение о том, что существует 2 главных способа кодирования опыта: вербальный и образный. Гипотеза о двойном кодировании породила множество исслед., в к-рых высокая концентрация У. о. в сознании определялись тремя различными способами: а) в соответствии с качеством вызывающих образы стимулов, определяемым по рейтингам испытуемого или по его времени реакции; б) посредством инструкций, к-рые повышают вероятность использования испытуемым образных процессов; в) на основе мер индивидуальных различий, использующих данные тестов манипулирования пространственными образами и опросников для оценки образной способности.

Современные исследования и теории умственных образов А. Пэйвио и его коллеги продемонстрировали, что У. о. играют важную роль в научении, памяти, речи, мышлении, решении задач, восприятии, эмоциях, мотивации, творчестве, сексуальном поведении и мн. др. аспектах челов. поведения. Эти исслед. тж раскрыли функциональные характеристики, отличающие У. о. от символических вербальных процессов. Данную дифференциацию в дальнейшем подтвердили нейропсихологические и клинические работы. Система У. о., вследствие своего конкретного и контекстуального характера, все же ближе перцептивной системе.

Хотя интерес к У. о. и исслед. в этой области росли, конечно, нет полного согласия относительно природы и функций таких образов. В дополнение к моделям двойного кодирования было разраб. неск. др. значимых теорий: теория перцептивной аналогии У. Найссера; теория клеточных ансамблей Д. Хебба; пропозициональная модель Т. Морана; матричная теория Косслина, Шварца и Пинкера; модели нейронных сетей А. Трегуба; теория уровней эквивалентности Р. Финке; теория психофизической комплементарности Р. Шепарда; теория неявного знания З. Пилишина; модель структурных описаний Г. Хинтона. Эти теоретики составляют две группы, по терминологии Деннета: "иконофилы, приписывающие особую природу внутренним образным репрезентациям и придающие этой предполагаемой особой природе образов важный теорет. статус, и иконофобы, полагающие, что образы репрезентируются в сознании тем же самым способом, как и др. формы мысли, без к.-л. особого статуса, предоставляемого некой внутренней "пространственной" либо "изобразительной" природе". По словам Р. Шепарда, "нынешние дискуссии по вопросу У. о., похоже, сосредоточены на двух тесно связанных вопросах: а) играют ли У. о., несомненно, переживаемые нек-рыми из нас, существенную функциональную роль в нашем мышлении, или же они яв-ся всего лишь эпифеноменами, сопровождающими базовые процессы совсем иного, менее изобразительного характера; б) чем именно яв-ся У. о., или, говоря более определенно, какого рода физ. процессы мозга лежат в их основе, и до какой степени эти процессы, подобно изображениям, изоморфны тем внешним объектам, к-рые они репрезентируют" Бугелски утверждает, что У. о. - это нейрофеномен, к-рый м. б. как сознаваемым, так и несознаваемым. Данные исслед. потока сознания, проведенных Дж. Сингером, поддерживают представление о том, что внутренняя информ. создается и обрабатывается непрерывно.

Определение У. о., подобное определению А. Ричардсона, неявно присутствует в большинстве этих подходов: "К У. о. относится все те виды квазисенсорного или квазиперцептивного опыта, знакомого нам благодаря самосознанию и появляющегося у нас при отсутствии тех стимульных условий, о к-рых известно, что они порождают их настоящих сенсорных или перцептивных двойников".

Классификация умственных образов На основе исслед. XX в. А. Ричардсон выделил 4 класса У. о., к-рые м. б. сопоставлены в том, что касается их ясности, живости, локализации, неизменности или устойчивости, полноты деталей, подверженности сканированию и степени сходства с чувственным образом (перцептом). Этими классами яв-ся: а) последовательные образы; б) эйдетические образы; в) образы памяти (или мысленные образы); г) образы воображения.

Последовательные образы. Эти образы имеют тесное сходство с перцептами в том, что они обладают выраженным сенсорным качеством. Обычно последовательные образы яв-ся следствием актуального восприятия стимульного объекта: они отражают форму объекта и - позитивно либо негативно - его цвет. Они обычно менее яркие, чем перцептивные образы соотв. объекта, однако обладают таким сенсорным качеством, как если бы их рассматривали так же, как эти объекты.

Эйдетические образы. Они являют собой др. разновидность сходных с перцептами У. о. Сообщалось о двух типах эйдетических образов: тех, к-рые обнаруживают сходство с длительным последовательным образом, вызванным восприятием объекта, и тех, к-рые возникают в памяти, или в общем процессе воображения. Оба типа характеризуются ясностью и детальностью. Эйдетические образы относительно неизменны; их можно детально сканировать, словно рассматривая фотографию. Существующие исслед. признают широкую распространенность эйдетических образов у детей, тогда как у взрослых они обычно считаются редкими. Определение образа как эйдетического не вполне надежно, т. к. исследователи применяют как различные критерии, так и различные методы.

Образы памяти. Эти образы имеют тенденцию к тому, чтобы быть бледными, неопределенно локализованными и короткими. Тем не менее, они обладают потенциалом для приобретения чрезвычайной яркости и ясности и, по всей вероятности, м. б. развиты до таких качеств и даже до устойчивости и внешней проекции. Внимание и аффект, вероятно, влияют на эти качества образов памяти.

Образы воображения. На эти образы существенно влияют мотивационные состояния и, в общем смысле, они подразумевают концентрированное квазигипнотическое внимание наряду с торможением ассоц. Образы воображения включают относительно определенные формы. Нек-рые из них яв-ся весьма сходными с образами восприятия и приобретают видимую автономию.

Оценка умственных образов Самоотчеты либо опросники традиционно были наиболее часто используемыми методами измерения индивидуальных различий в способности к воображению. Эти измерения имели дело с тремя аспектами способности к воображению: а) яркостью или ясностью образов; б) типом образов (различаются ли испытуемые в том, что касается модальностей возникающих у них наиболее ясных образов); в) контролем над образами (могут ли одни люди преднамеренно манипулировать своими образами лучше, чем др.).

Яркость умственных образов. Ф. Гальтон разраб. первый инструмент для оценки образности: знаменитый "вопросник об утреннем завтраке" (breakfast table questionnaire). Беттс расширил метод Гальтона. В отличие от теста Гальтона, в к-ром акцент делался на зрительные образы, инструмент Беттса предназначался для изучения яркости У. о. семи модальностей (зрительной, слуховой, кожной, кинестетической, вкусовой, обонятельной и органической). Шихан переработал и сократил вопросник Беттса до версии, к-рая обычно распространяется под назв. "Вопросник У. о. Беттса" (Betts QMI). В значительной степени благодаря своей краткости и широте охвата, Betts QMI в настоящее время яв-ся чаще всего используемым средством измерения яркости У. о.

Маркс опубликовал тест У. о. под назв. "Опросник яркости зрительных образов" (Vividness of Visual Imagery Questionnaire, VVIQ), состоящий из 16 пунктов, пять из к-рых взяты из Betts QMI.

Типы имагинальной способности. Гальтону часто отдают должное за введение терминов зрительный тип (visile), слуховой тип (audile) и двигательный тип (motile) для описания индивидуумов, чьими привычными или предпочитаемыми модальностями внутренних образов являлись зрительная, слуховая либо кинестетическая, соответственно. Этой идеей снова заинтересовались, благодаря предпринятой Анной Роу проверке гипотезы Гальтона о том, что ученые отличаются слабо развитыми образными способностями. Роу обнаружила, что ученые разных специальностей использовали разные типы внутренних образов, т. е. зрительные или вербальные У. о. Недавно был отмечен большой интерес к дихотомии "вербализаторы/визуализаторы". Пэйвио разраб. свой "Опросник индивидуальных различий" (Individual Differences Questionnaire, IDQ) для количественного измерения этой дихотомии. Ближе к нашему времени, А. Ричардсон, в дополнение к работе Пэйвио, создал более короткую методику под назв. "Вопросник для вербализаторов/визуализаторов" (Verbalizer-Visualizer Questionnaire, VVQ).

Контроль умственных образов. Существуют явные различия в том, насколько разные люди могут контролировать зрительные образы памяти. Наиболее широко используемым тестом контроля У. о. яв-ся Тест контроля образов Гордона (Gordon Test of Imagery Control), включающий устную инструкцию, за к-рой следуют 11 вопросов, требующих ответа "да" либо "нет", в зависимости от способности тестируемых манипулировать У. о. А. Ричардсон ввел троичную систему ответов - "да", "нет" или "не уверен" - и рекомендовал использовать письменную, а не устную инструкцию.

Другие меры умственных образов. Еще одна группа методов измеряет те аспекты сознания, к-рые более непосредственно отражают опыт. Примерами таких мер яв-ся метод выборочного анализа мыслей (thought-sampling method), предложенный Э. Клингером для оценки "текущих забот" субъекта и Методика анализа опыта (Experiential Analysis Technique), к-рую разраб. Шихан, Мак-Конки и Кросс. Главное различие между этим типами оценки и инвентарями для самоотчета состоит в том, что первые предполагают извлечение информ. из непрерывного потока сознания, а не из ретроспективных комментариев об опыте. Тем самым они м. б. более валидными при оценке аспектов когниции, к-рые отличают текущие повседневные мысли.

Только что охарактеризованные методы относятся к типу самоотчетов. Тж предпринимались попытки вывести характеристики способности к воображению из поведенческих проявлений.

Родственными этому типу тестов способностей яв-ся тесты, к-рые по своему характеру относятся к пространственным. Данные тесты часто явно предполагают вызывание У. о., однако эти образы, как правило, сводятся к мысленному манипулированию пространственными отношениями.

Клиническое использование умственных образов Хотя У. о. были инструментом терапевтического воздействия на всем протяжении периода истории, о к-ром до нас дошли сведения, не так давно интерес к образным методикам существенно расширился и усилился. Ряд авторов отметил многочисленные характеристики образного метода, к-рые делают его весьма подходящим средством клинической работы. Нек-рые из них перечислены ниже:

1. Данные ряда исслед. указывают на то, что У. о. и восприятие яв-ся сопоставимыми процессами в том, что касается опыта и нейрофизиологии, и не допускают различения по любым существенным качествам.

2. Нек-рые совр. психологи утверждают, что У. о. способны репрезентировать ситуации или объекты и поэтому действуют как мотиваторы будущего поведения.

3. По-видимому, смысл в значительной степени зависит от У. о.

4. У. о. предоставляют уникальную возможность изучения интеграции восприятия, мотивации, личностного смысла и реалистического абстрактного мышления.

5. У. о. могут обеспечивать главный доступ к важным довербальным воспоминаниям или к воспоминаниям, закодированным на стадиях развития, на к-рых язык, хотя и существует, но еще не преобладает.

6. Клингер полагает, что поток образов воображения, наблюдаемый в образной терапии, стремится к полному отображению проблемной области клиента или его "текущих забот" 7. Клингер тж указывает, что внутренние образы сопровождаются эмоциональными реакциями на внутренние и внешние признаки, представленные в данной ситуации.

8. Многочисленные исслед. продемонстрировали способность У. о. вызывать широкое множество физиолог. изменений.

9. Замечено, что у нек-рых лиц спонтанные У. о. появляются при вербальных затруднениях; наполняющие их сознание образы отличаются реально воспринимаемым, почти картиночным изображением, в тех ситуациях, когда чел. не может продолжать выражать свои переживания вербально.

10. Было продемонстрировано, что свободные У. о. - аналог свободных ассоц. - весьма эффективны в обходе даже очень неподатливых защит и в раскрытии вытесненного материала.

11. Хоровиц утверждает, что состояние У. о. яв-ся посредником, наиболее дружественным с бессознательной орг-цией. Оно дает возможность охватить континуум сознательного-бессознательного легче, чем явная или скрытая речь; элементы бессознательного легче "проскальзывают" в имагоическую когницию (imagoic cognition), и образные формы легче выполняют функцию символов.

12. Еллинек отмечает интрапсихическую предсказывающую функцию имагоической когниции: идеи и реакции часто появляются сначала в образах воображения и только позже - в вербальной когниции и поведении.

13. Образы как продукты направляемого воображения во мн. случаях, вероятно, могут вызвать терапевтические последствия без к.-л. интерпретаций со стороны консультанта или интеллектуального инсайта со стороны клиента.

14. Решения, отрепетированные на уровне воображения в ходе терапии, по-видимому, распространяются за пределы терапевтической ситуации.

По прошествии лет многочисленные и очень разнообразные виды терапии, осн. на У. о., появились как за рубежом, так и в США. Тж накапливаются данные о том, что спонтанные и индуцированные зрительные образы яв-ся, помимо прочего, богатым и доступным источником диагностической информ.

См. также Безобразное мышление, Представления А. Шейк Употребление орудий (tool using) Однажды исследователи с изумлением обнаружили, что животные тж могут пользоваться орудиями. Использование инструмента для того, чтобы дотянуться до чего-нибудь, или манипулирование им для достижения к.-л. цели, любого заставит заподозрить, что в основе таких действий лежат интеллект и способность к адапт. Даже простое орудие, напр., палка в руке, расширяет возможность деятельности индивида и повышает ее эффективность. Само по себе использование орудия еще не говорит нам с определенностью об участии в этом интеллекта; таким м. б. простое видоспецифичное поведение. Действия такого рода не считаются разумными реакциями; они яв-ся характеристикой вида, а не отдельных животных. Более того, такие реакции используются всегда в одних и тех же ситуациях и, т. о., квалифицируются как стереотипные модели поведения.

Pages:     | 1 |   ...   | 451 | 452 || 454 | 455 |   ...   | 506 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.