WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 418 | 419 || 421 | 422 |   ...   | 506 |

См. также Оценочные шкалы У. Сосер-мл.

Судебная психология (forensic psychology) С. п., возникшая на стыке психологии и права, изучает взаимодействие между психологией и законом и занимается приложением психол. знаний к решению правовых вопросов. Эта специальность охватывает широкий круг клиентов и ситуаций, включ. частных лиц всех возрастов, супружеские пары, группы, орг-ции, производственные структуры, правительственные учреждения, школы, ун-ты, стационарные и амбулаторные психиатрические клиники, и исправительные заведения. Судебные психологи могут привлекаться к работе в таких различных областях, как уголовная правоспособность и ответственность, ответственность за гражданские правонарушения и/или убытки, ответственность производителя за качество товара, направление в психиатрическую больницу на лечение, развод и судебные споры о родительской опеке, некарательное воздействие на преступников, права пациентов и преступников, специальное обучение, свидетельская идентификация, отбор состава присяжных, отбор и обучение полицейских, практика найма на работу, заработная плата рабочих, и профессиональная ответственность.

В отличие от психиатрии, уже на протяжении многих лет выполняющей свою роль в судебной системе, психология приобрела прочный правовой статус лишь в 1962 г., после решения Судьи Апелляционного Суда США Бэйзлона в деле "Дженкинс против Соединенных Штатов" (Jenkins v. United States). Судья, участвовавший в рассмотрении уголовного дела Дженкинса, предложил присяжным пренебречь свидетельскими показаниями психолога в отношении психич. расстройства. Он поступил так на основании представления, что психолог не обладает квалификацией для вынесения медицинских заключений. Апелляционный Суд США. постановил, что данный судья допустил ошибку, и определил, что "некоторым психологам предоставляется право свидетельствовать в качестве эксперта в области психических расстройств". Далее он предложил критерии, позволяющие квалифицировать психолога как эксперта. За прошедшие со времени этого решения годы др. дела значительно расширили круг охватываемых психол. экспертизой проблем. Сегодня, несмотря на существование определенных различий между штатами и между правительством штата и федеральными властями, психологам регулярно предоставляется статус эксперта практически в каждой соответствующей области уголовного, гражданского, семейного и административного права.

Развитие С. п. проявилось в целом ряде других направлений. В 1960-х годах юридические школы и психологические факультеты приступили к совместному созданию междисциплинарных учебных программ. В начале 1970-х появились первые совместные программы подготовки докторов философии и докторов юриспруденции, а также программы докторов философии в области психологии со специальностью в судебной или коррекционной психологии. На сегодняшний день уже существует множество таких программ, а также отмечается тенденция включать в программы психол. аспирантур курсы правового содержания.

Появился тж целый ряд профессиональных орг-ций. К ним относятся Американская ассоциация коррекционной психологии (American Association of Correctional Psychology) и Американское общество психологии и права (American Psychology-Law Society). В 1980 г. члены Американской психологической ассоциации (American Psychological Association, АРА) одобрили создание отделения психологии и права (Division of Psychology and Law) (Отделение 41). АРА также учредила Комиссию по правовым проблемам (Committee on Legal Issues, COLI). В 1978 г. была учреждена Американская коллегия судебной психологии (American Board of Forensic Psychology). Ее целью яв-ся аттестация квалифицированных специалистов и продвижение судебной психологии как самостоятельной законной дисциплины.

Другим свидетельством развития яв-ся публикация журналов и книг в данной области. Наряду с основными журналами, Law and Human Behavior ("Право и человеческое поведение") и Criminal Justice and Behavior ("Уголовное судопроизводство и поведение"), существует множество др. журналов, тж публикующих соответствующие статьи. Среди книг, рассматривающих состояние дел в этой области, можно назвать New directions in psycholegal research ("Новые направления в психолого-юридических исследованиях") Липситта и Сейлса, The role of the forensic psychologist ("Роль судебного психолога") Дж. Кука и Law and psychological practice ("Закон и психологическая практика") Швитцгебел и Швитцгебел.

Специфические вопросы, адресуемые судебным психологам. Основные вопросы, на к-рые приходится отвечать психологу в большинстве судебных дел, можно разделить на три категории: а) вопросы диагностического характера, касающиеся личностной динамики, наличия психоза или органической психопатологии, доказательств симуляции и т. д.; б) вопросы, требующие перехода от уровня диагностики к вынесению экспертных заключений, касающихся специфических правовых вопросов, правоспособности отвечать перед судом, связи психол. расстройства с аварией, соблюдения интересов ребенка и т. д.; в) вопросы, касающиеся решений по делу - необходимости направления на лечение и прогноза его результатов, возможности опасного поведения в будущем и т. д. Для ответа на такие вопросы судебному психологу недостаточно лишь традиционных диагностических умений, ему также необходимо владение специальными оценочными процедурами и знание рассматриваемого судебного дела. Кроме того, ему придется столкнуться с важными проблемами, касающимися конфиденциальности, к-рые будут изменяться от ситуации к ситуации.

Прежде чем приступать к оценке, психолог должен также проработать с адвокатами круг вопросов, к-рые перед ним ставятся, и помочь им понять, что психол. оценка может дать и чего она дать не может. Адвокат должен тж понимать, что психолог получает свой гонорар только за оценку и что он не несет обязательств свидетельствовать в интересах клиента. Будут предоставляться такие свидетельские показания или нет, зависит от результатов проведенной оценки.

Психологу также необходимо ознакомиться с "судебной историей" (forensic history), к-рая яв-ся более обширной, чем обычная биография, и зачастую включает такую информ., как клинические записи, полицейские отчеты и свидетельские показания. На эти источники информ. впоследствии надлежит ссылаться при составлении заключения по результатам оценки.

Свидетельствование в суде. В отдельных случаях заключение судебного психолога может быть принято без его появления в суде. Однако нередко психолог может быть вызван в суд для дачи показаний. Дача показаний может оказаться травмирующим опытом; ключевым фактором, позволяющим свести трудности к минимуму, яв-ся тщательная предварительная подготовка. Такая подготовка осуществляется на нескольких уровнях. Первый уровень предполагает тщательное изучение соответствующего закона, используемых тестов и полученных результатов. Психолог также должен уметь излагать данные тестов без злоупотребления профессиональным жаргоном, иллюстрируя свои утверждения соответствующими примерами поведения. Второй уровень подготовки представляет собой встречу с адвокатом. Судебный психолог должен строго следовать этическим принципам и сохранять личную честность. Однако, психолог также несет ответственность за представление результатов максимально эффективным образом. От адвоката, напротив, требуется содействие интересам клиента. Адвокатов учат никогда не задавать свидетелю вопрос, на к-рый адвокат уже заранее не знал бы ответа. Подготовка, следовательно, включает согласование между психологом и адвокатом порядка, в котором будут оглашаться результаты тестирования, и того, какие вопросы будут задаваться и каковы на них будут ответы психолога. Полезно также рассмотреть вопросы, к-рые могут задаваться психологу в ходе перекрестного допроса, чтобы наметить на них возможные ответы.

Доверие к психологу в зале суда будет зависеть от ряда факторов. Первым является уровень его квалификации (credentials): психолог должен обеспечить адвоката своей краткой автобиографией (curriculum vitae), к-рую адвокат может использовать при представлении психолога и характеристике его квалификации. Доверие к психологу будет тж зависеть от его поведения в зале суда. Находясь на месте для свидетельских показаний психолог должен помнить, что ведущий перекрестный допрос адвокат лишь выполняет свою работу, когда выражает сомнение в доверии к психологу и полученных им результатах. Кроме того, ситуация в зале суда зачастую не оказывается столь формальной, как это ожидается, и судья обычно готов оказать помощь свидетелю-эксперту. При свидетельствовании психолог не должен стесняться признаться в том, что он не понял вопроса, или не знает ответа, или что у него недостаточно информ. для ответа на данный вопрос.

Судебное некарательное воздействие. Судебное некарательное воздействие (forensic treatment) охватывает столь же широкий круг ситуаций, как и судебная оценка. В случае уголовных дел некарательное воздействие может заключаться в терапии, фокусирующейся на возвращении неправоспособному индивидууму его правоспособности отвечать перед судом, или в оказании эмоциональной поддержки чел., к-рому предстоит тюремное заключение. Некарательное воздействие в уголовных делах иногда включает терапию, сфокусированную на личностных проблемах либо на агрессивном или сексуальном поведении индивидуума во время содержания его под стражей или амбулаторной терапии в качестве условия, предписанного решением суда о условном осуждении (пробации) или условно-досрочном освобождении. Терапевтическая работа с преступниками требует специальных знаний о системе уголовного судопроизводства, характере и эффектах тюремной среды, системе пробации и надзора за условно-досрочно освобожденными, а тж об особенностях личности и/или поведения, часто наблюдаемых у преступников. Процедуры групповой терапии или поведенческой терапии часто оказываются чрезвычайно полезными при работе с сексуальными насильниками, преступниками с алкогольными проблемами, и др. категориями преступников.

В ситуации гражданских дел о взыскании убытков некарательное воздействие может состоять из инсайт-ориентированной или поддерживающей психотерапии. В дополнение этому, специальные методы, такие как поведенческая терапия, когнитивная терапия или методика биолог. обратной связи, могут использоваться для лечения тревоги, фобий или депрессии. Терапевт должен отдавать себе отчет, что суду могут потребоваться свидетельские показания, и это может временами оказывать влияние как на психич. состояние клиента, так и на ход терапии. В таких случаях терапевт зачастую может обнаружить, что судебная ситуация находится в противоречии с терапевтической ситуацией. В таких случаях терапевт обязан довести до сознания пациента и адвоката свои рекомендации, но принятие окончательного решения в отношении того, следовать этим рекомендациям или нет, ложится на самого пациента.

В ситуации установления права опеки над ребенком (child custody) некарательное воздействие часто предписывается судом либо для того, чтобы избежать полного судебного разбирательства по установлению права опеки, либо в качестве составной части разрешения спора. Осн. цель такого воздействия состоит в том, чтобы помочь ребенку успешно адаптироваться к новой ситуации, и это, конечно, требует работы с ребенком. Однако почти всегда при этом также требуется работа с родителями. Работа с родителями фокусируется на таких вопросах, как процесс общения с ребенком, неосознанное или сознательное ограничение прав др. родителя в отношении ребенка и разрешение конфликтов между родителями.

Исследования в С. п. Большинство вопросов, задаваемых судебному психологу, требуют от него лишь описания текущего состояния индивидуума. Однако мн. др. вопросы заключают в себе эксплицитное или имплицитное требование прогноза будущего поведения. Ответы на вопросы, касающиеся вероятности будущего опасного поведения, реакции на психиатрическое лечение, или адаптации ребенка в различных возможных альтернативных жизненных ситуациях, требуют не только проведения тщательной клинической оценки, но и знания релевантных исслед. В исслед. может часто обнаруживаться ошибочность традиционных клинических представлений. Недавним примером этому служат результаты исслед. детской адаптации к травме, вызванной разводом родителей. Существующий уровень научных знаний зачастую не позволяет поддержать клиническую т. зр. с позиций имеющихся исследовательских результатов. Это диктует необходимость для судебного психолога быть не только получателем информ., но и поставщиком исслед. по этим вопросам. В др. случаях, напр. связанных со свидетельской идентификацией, преимущественной основой для составления заключения яв-ся проведение соответствующего исслед.

Судебный психолог должен постоянно находиться в курсе новой информ., к-рая появляется в результате исслед. Такие усилия, наряду с совр. уровнем знаний права и изменений, вносимых в них новыми делами, обеспечивают перспективу того, что, при условии сочетания с тщательным клиническим подходом, они позволят судебному психологу оказывать наибольшую помощь правовой системе.

См. также Уголовная ответственность, Показания экспертов, Психология присяжных, Психология и закон Дж. Кук Судорожная шоковая терапия (convulsive shock therapy) Совр. практика использования вызываемых электричеством или лекарствами судорог с терапевтической целью связана с наблюдениями фон Медуны в начале 1930-х гг. Л. Б. Калиновски в книге The convulsive therapies ("Методы судорожной терапии") пишет, что фон Медуна обратил внимание на редкость сочетания шизофрении и эпилепсии у одного и того же больного, а также на то, что симптомы у душевнобольных часто исчезают после спонтанного судорожного приступа. Основываясь на этих наблюдениях, фон Медуна сделал вывод о том, что конвульсии каким-то образом несовместимы с симптомами шизофрении и практически использовал провоцируемые с помощью метразола приступы судорог для лечения шизофрении в 1934 г. Несмотря на то что наличие фундаментального антагонизма между эпилепсией и шизофренией позднее подвергалось сомнению, судорожная терапия продолжает широко использоваться для лечения различных тяжелых психич. расстройств, в особенности в случаях, когда лекарственная терапия оказывалась неэффективной.

Для вызывания терапевтических судорожных приступов использовались различные фармакологические препараты (например, метразол, инсулин, индоклон). Однако они были практически вытеснены благодаря использованию электросудорожной терапии (ЭСТ), предложенной итальянцами Черлетти и Бини в 1938 г. Согласно отчету специальной комиссии Американской психиатрической ассоциации по изучению ЭСТ, этот метод лечения яв-ся эффективной процедурой при его проведении в тщательно контролируемой мед. ситуации.

Хотя переломы, в основном в задних отделах позвоночника, были когда-то основным соматическим осложнением ЭСТ, этот риск в настоящее время полностью исключен благодаря использованию миорелаксантов.

Pages:     | 1 |   ...   | 418 | 419 || 421 | 422 |   ...   | 506 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.