WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 414 | 415 || 417 | 418 |   ...   | 506 |

Дональд Т. Кэмпбелл указывал на то, что наиболее пагубный недостаток стереотипов лежит не столько в ошибочности их элементов, сколько в каузальном объяснении, неадекватно выводимом на основе стереотипа. Др. опасность, присущая стереотипам, кроется в челов. тенденции использовать их как "самоосуществляющиеся пророчества".

См. также Аттитюды, Деиндивидуализация, Этнические группы Г. К. Линдгрен Стили лидерства (leadership styles) Несмотря на то что первый классический эксперимент по С. л. был проведен Левиным, Липпиттом и Уайтом еще в 1939 г., большая часть исслед. лидерства в период 1940-х г. была связана с выявлением индивидуальных черт, к-рые позволяли бы дифференцировать лидеров от не лидеров или эффективных от неэффективных лидеров. В 1950-х и 1960-х гг. этот подход с позиций личностных черт сменился попытками выделить наблюдаемые формы поведения эффективного лидера. В рамках общей проблематики исслед. лидерства попытки идентификации таких форм поведения обычно обсуждались под заголовком стилей лидерства и/или лидерского поведения.

Исслед. начала 1950-х гг. были связаны с поисками подходов к измерению стилей лидерства. К 1960-м годам стало очевидным, что приемлемость конкретного, отдельно взятого С. л. в значительной степени зависит от ситуационных факторов. Это осознание привело к возникновению в конце 1960-х г. ситуационных теорий, в к-рых предпринимались попытки выделения условий, при к-рых конкретный С. л. мог быть наиболее эффективным. Некоторые ситуационные теории вводили промежуточные переменные, к-рые были призваны помочь в объяснении того, почему данный С. л. лучше действует в одних ситуациях по сравнению с другими.

Таксономии. В одном из первых экспериментов по стилям лидерства Левин, Липпитт и Уайт обнаружили, что демократичные лидеры (democratic leaders) оказывались более эффективными по сравнению с авторитарными лидерами (authoritarian leaders), осуществлявшими чрезвычайно жесткий контроль за событиями, и либеральными (попустительскими) лидерами (laissez-faire), слабо контролировавшими ход событий. За этим ранним экспериментом последовали две важные исследовательские программы: одна реализовывалась Д. Кацем и его коллегами, а др. Флейшманом. Несмотря на довольно различавшиеся методы оценки лидерского поведения, каждая программа в конечном итоге предложила таксономию, опирающуюся на две переменные. В каждой из этих таксономии присутствовало ориентированное на производство (production-oriented) и ориентированное на работника (employee-oriented) измерение (dimension). Наиболее эффективные лидеры имели тенденцию получать высокие оценки по обеим переменным. Большинство таких исслед. были корреляционными, поэтому направление причинно-следственных связей оказалось невыясненным. Попытки подкрепить полученные результаты данными полевых исслед. привели лишь к частичному успеху. Обнаружилось, что С л., к-рый демонстрировал свою наибольшую эффективность в одной ситуации, не оказывался с необходимостью самым эффективным в другой.

Аналоги глобальным измерениям, использовавшимся в ранних исслед., можно найти в модели Херси и Бланчарда. В соответствии с ее более ранними формулировками, выделяются и предполагаются независимыми две широкие категории: "поведение с акцентом на задаче" (task behavior emphasis) и "поведение с акцентом на взаимоотношениях" (relationship behavior emphasis). Противоположным полюсом в совр. теориях может служить таксономия Гэри Юкла, включающая 19 категорий лидерского поведения. Эта таксономия явилась результатом 4-летней программы исслед., и ее категории выглядят интуитивно привлекательными в своих описаниях поведения лидера.

Совр. исследователи, в основном, сходятся во мнении, что двух широко определяемых категорий оказывается явно недостаточно. К сожалению, когда они выходят за пределы этих двух базовых категорий, начинаются разногласия по поводу того, какие переменные считать наиболее существенными и сколько вообще должно быть переменных. Попытки разрешить эту проблему осложняются еще и тем фактом, что С. л. связывается с паттерном оценок по тому набору категорий лидерского поведения, к-рые при этом используются.

Имеющиеся в настоящее время таксономии игнорируют или умалчивают вопрос о том, каким образом лидеры делают то, что они делают. Между тем определение и измерение С. л. выглядит неполным без описания того, каким образом лидер осуществляет свое влияние на подчиненных. Вызывает также сомнение возможность адекватного описания стиля лидерства без учета других аспектов межличностного стиля лидера.

Ситуационные переменные. Для таксономии стиля лидерства характерно отсутствие согласия в отношении конечного набора ситуационных переменных. Теоретики едины лишь в признании важной роли ситуационных переменных для анализа систематических взаимосвязей между стилем и критериями эффективности лидерства. Причиной такого единодушия яв-ся результаты многочисленных исслед. в разнообразных орг-циях, продемонстрировавшие отсутствие стиля лидерства, к-рый оказывался бы эффективным во всех ситуациях.

Известнейшим представителем ситуационного подхода был Фред Фидлер. В предложенной им теории приемлемость конкретного С. л. варьирует как функция от ситуационных переменных. Обобщая результаты своих исслед., Фидлер выделяет восемь ситуационных паттернов, размещая их вдоль оси единственного измерения: насколько благоприятна данная ситуация для данного лидера. Ситуация считается наиболее благоприятной, когда между лидером и членами группы складываются хорошие взаимоотношения, когда лидер обладает необходимым объемом властных полномочий и когда решаемая задача высоко структурирована. Ситуация расценивается как наименее благоприятная при плохом качестве взаимоотношений между лидером и членами группы, недостатке властных полномочий и неструктурированности ситуации. В каждом из этих крайних случаев наиболее успешными лидерами оказываются те, кто ориентирован на успешное выполнение задачи. В ситуациях, отражаемых центральной областью этой шкалы, наиболее успешными лидерами оказываются те, кто ориентирован на установление успешных межличностных отношений. Несмотря на то что при своем создании такая общая шкала опиралась на результаты обширных исслед. в различных организациях, ее ценность ограничивается из-за путаницы, возникающей при анализе конструктной валидности фидлеровского измерения стиля лидерства. Однако, даже при наличии такого ограничения, подавляющее большинство критиков признает, что исследовательская программа Фидлера продемонстрировала жизнеспособность ситуационного подхода к изучению стилей лидерства.

В модели Хауса и Десслера мы обнаруживаем, что три фидлеровские переменные оказались собранными под единым названием - "характеристики задачи/окружения" (task / environment characteristics), и что переменная, выделенная Херси и Бланчардом, расширена до категории "характеристики подчиненных" (subordinate characteristics), чтобы включить в ее содержание более разнообразный набор элементов. Для адекватного описания ситуации лидерства, наряду с характеристиками подчиненных надлежит также учитывать характер задачи и условия организационной среды.

Ситуационная модель, предложенная Врумом и Йеттоном, имела более скромную цель: конкретизацию условий, при к-рых лидеру надлежит использовать пять разновидностей процедур принятия решения. На одном полюсе - автократичный способ принятия решения лидером, на противоположном полюсе - ситуация, когда лидер ставит проблему перед группой, действуя в роли ведущего групповой дискуссии, и соглашается с любым решением, к-рое бы ни порекомендовала ему группа. Выбирая тот или иной стиль принятия решения в отношении конкретной задачи, лидер должен учитывать ситуационные факторы, к-рые влияют на качество самого решения, и ситуационные факторы, влияющие на исполнение подчиненными этого решения.

Другой, отличающийся подход к использованию ситуационных переменных состоит рассмотрении характеристик ситуации как независимых переменных, а С. л. как зависимой переменной. С этой т. зр. поведение лидера отчасти обусловлено взаимозависимостью с др. рабочими подразделениями, численностью подразделения, технологией и т. д. Как следствие, любая ситуация содержит определенные требования и ограничения, к-рые сужают возможности лидера в выборе того или иного поведения. В той степени, насколько возможно понять эти ограничения, представлялось бы разумным назначать конкретных людей руководить в те ситуации, где наиболее приемлемым оказывался бы присущий им естественный стиль лидерства.

Др. важным изменением в развитии теорий С. л. явилось введение промежуточных переменных (intervening variables), помогающих понять, почему данный конкретный стиль лидерства может оказываться эффективным в одной ситуации и совершенно неэффективным в другой. В рамках этого теорет. представления, С. л. оказывают влияние на промежуточные переменные, к-рые в свою очередь влияют на критерии эффективности. Это усовершенствование в теории выглядит привлекательным, по крайней мере, по двум соображениям. Во-первых, лидер обладает большими возможностями в контроле такой промежуточной переменной, как "трудовые усилия подчиненных", чем, напр., такого критерия эффективности, как "производительность" (productivity). Во-вторых, использование промежуточных переменных должно помочь пониманию того, как получаются эмпирические данные и, в отсутствие эмпирических результатов, должно предложить руководящие принципы для менеджера, к-рый не может откладывать свой выбор линии поведения до тех пор, пока научные теории не будут окончательно приведены в соответствие с фактами.

Итоги. С позиций строгого научного подхода, последние 50 лет изучения стилей лидерства не привели ни к изобилию хорошо установленных эмпирических фактов, ни к разработке широко принятых таксономии С. л. или перечней ситуационных переменных. Со строго практ. т. зр., напротив, недавние теории оказались продуктивными в отношении идей, обладающих потенциальной ценностью для лидеров. Даже если они и не дают окончательных и определенных ответов, они, по крайней мере, предлагают конструктивные способы мышления в отношении выбора С. л.

См. также Эффективность лидерства, Лидерство и руководство, Организационный климат Р. Эндрюс Стили супружеской интеракции (marital interaction styles) Стиль отношений, к-рый предположительно сложится в браке, обнаруживает себя еще в период свиданий, возможно, при первой встрече будущей пары. По мнению Рудольфа Дрейкурса, каждый встречающийся партнер, как правило неосознанно, оценивает "соответствие" собственных ценностей, аттитюдов и поведения ценностям и поведению др. лица. Поскольку оба стремятся определить, что их связывает и насколько они подходят друг другу, определенные паттерны отношений начинают воспроизводиться все чаще и чаще, подобно тому как это происходит у партнеров по танцу. Рош приводит данные о том, что подобные паттерны поведения длились у супругов годами и иногда оставались неизменными на протяжении всего цикла совместной жизни. Выделяют несколько типов таких постоянно воспроизводящихся способов взаимодействий, называемых также С. с. и.

Два таких стиля, вертикальные и горизонтальные интеракции, были детально рассмотрены Хью Олредом. Вертикальный стиль интеракций (vertical interaction style) подобен поведению двух людей на лестнице, где каждый пытается взобраться выше другого и где есть лишь одно место для чел. на каждой ступеньке. Паттерны отношений в этой разновидности взаимоотношений зачастую характеризуются уничтожающей взаимной критикой.

В отличие от вертикального, горизонтальный стиль интеракций (level interaction style) характеризуется сотрудничеством. В супружеских отношениях этого типа место супруга не определяется тем, насколько он смог убедить другого в своем превосходстве. Этот способ взаимоотношений свободен от унижения и критики партнера, в нем открыто выражаются любовь и доверие. У большинства пар в той или иной степени обнаруживаются как вертикальный, так и горизонтальный паттерны поведения, однако С. с. и. определяется тем, какой из них оказывается преобладающим.

Три стиля интеракции - комплементарная, симметричная и параллельная - были первоначально выделены Грегори Бейтсоном и впоследствии изучены Дж. М. Харпером и сотрудниками. При комплементарной интеракции (complementary interaction) индивидуумы обмениваются противоположными паттернами поведения. Этот вид взаимоотношении основан на неравенстве контроля, с одним партнером, занимающим доминирующую позицию, и другим, находящимся в подчиненной позиции.

При симметричной интеракции (symmetrical interaction) каждый из супругов стремится избежать потери контроля во взаимоотношениях. Каждый из супругов ведет борьбу за право быть инициатором воздействия, критикует другого, дает советы и т. д. При параллельной интеракции (parallel interaction), однако, оба партнера знают, что ни один не сможет выиграть за счет другого. Каждый может обнаруживать сходное или противоположное поведение, но выбирает для этого наиболее подходящие и удобные случаи.

Ранний семейный опыт оказывает огромное влияние на будущие С. с. и. Сочетание семейной ситуации и ее детской интерпретации приводит к созданию ребенком ментальной "карты" способов подстройки к партнеру и достижения собственной значимости. При оценке своего "соответствия" потенциальному супругу/супруге, эта карта руководит каждым партнером, как правило на неосознанном уровне.

На самом деле в процессе выбора супруга/супруги люди узнают друг о друге больше, нежели это воспринимается ими на уровне сознания. Дрейкурс полагает, что принятие предложения или отказ возможному брачному партнеру опирается преимущественно на сведения и согласования, к-рые полностью минуют осознание. Идентификация С. с. и. может помочь супругам в большей степени сознавать свои действия по отношению друг к другу. В этом случае становится возможным изменение сложившихся способов взаимоотношений с целью формирования более нежных, любящих и прочных связей.

См. также Теория справедливости, Типы личности Дж. М. Харпер, X. Олред, Р. А. Уодхем Стимул (stimulus) Словом С. (раздражитель) обозначается все, что оказывает воздействие и производит эффект. Психология изучает чел. как субъекта (person), пытаясь объяснить, каким образом индивидуум ведет себя как единое целое.

Как ученый, психолог изучает челов. активность на индивидуальном уровне, в том виде как она детерминирована физ., физиолог., фармакологическими и др. энергетическими явлениями внутри индивидуума и явлениями, вызванными внешними событиями. Определение стимула в психологии должно соответствовать этому.

Pages:     | 1 |   ...   | 414 | 415 || 417 | 418 |   ...   | 506 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.