WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 410 | 411 || 413 | 414 |   ...   | 506 |

С наступлением стадии конкретных операций вступает в силу буквальный, конкретный способ мышления и происходит постепенный отказ от магического мышления, свойственного предыдущей стадии. На протяжении этого периода рассуждения детей основываются на конкретных примерах, и каждое событие (experience) рассматривается как единичное и не связанное с другими событиями.

Стадия формальных операций наступает с появлением способности развивать рациональные (логические) структуры мышления. Дети приобретают способность понимать символические значения и использовать абстрактные стратегии, понимать скрытый смысл и делать общие выводы из историй и игр.

Пиаже рассматривает эти изменения как результат продвижения индивидуума к состоянию динамического равновесия (equilibrium). Уравновешенное множество представлений, организованных в рабочую ментальную систему, может теперь использоваться для решения новых задач.

Дети ассимилируют определенные виды опыта на каждой стадии развития, когда выполняют то, что они уже знают как сделать исходя из своего нового уровня компетентности. Аккомодация же происходит, когда дети интериоризуют этот опыт и делают его частью своих новых потенциальных способностей (capacity).

Фрейда считают главной фигурой среди теоретиков, стоящих на позициях стадиального подхода к возрастному развитию. Его теория психосексуального развития подчеркивает то обстоятельство, что определенные виды раннего опыта, полученного в течение сенситивных периодов, оказывают продолжительное воздействие на человека. Фрейд предположил существование пяти основных стадий развития; каждая из них характеризуется новой проблемой социализации, с к-рой сталкивается индивидуум. Стадия 1 - оральная, приходящаяся на период от рождения до 1,5 лет; стадия 2 - анальная, продолжающаяся от 1,5 до 3 лет; стадия 3 - фаллическая, от 3 до 7 лет, во время к-рой ребенок начинает сознавать генитальные различия и удовольствие, вызываемое стимуляцией генитальной зоны, как в случае мастурбации. Именно на этой стадии появляются эдипов комплекс и комплекс кастрации. Стадия 4 - латентная, продолжающаяся от 7 до 12 лет, - представляет собой период в развитии, когда первичные любовные увлечения переключаются на людей за пределами семьи. Базисная личность уже сложилась к этому времени и теперь приобретает более или менее устойчивые очертания. Латентную стадию часто воспринимают как затишье перед бурей пубертатного периода. Стадия 5 - генитальная, начинающаяся с 12 лет и переходящая во взрослость, - характеризуется усилением инстинктивных сексуальных влечений, ослаблением родительских привязанностей и возникновением конфликтов с подростками.

Фрейд полагал, что если чел. проходит первые три стадии без психич. травмы, то скорее всего он будет психологически здоровой личностью. Однако, если во время прохождения этих стадий какие-то из базисных потребностей фрустрируются, развитие личности будет задержано или, говоря иначе, произойдет фиксация и личность будет искажаться на всех последующих стадиях развития.

Подобно Пиаже и Фрейду, неофрейдист Эрик Эриксон верил в истинность стадиального подхода к развитию. Он не разделял психосексуальных концепций Фрейда, считая их слишком узкими, и утверждал, что личность не полностью определяется событиями раннего детства, а продолжает развиваться на протяжении всей жизни. Эриксон разработал свою, состоящую из восьми стадий, периодизацию психосоциального развития, в к-рой приходящиеся на раннее детство стадии практически полностью идентичны стадиям Фрейда.

Лоуренс Колберг рассматривал моральное развитие как универсальный когнитивный процесс, проходящий ряд стадий в строго определенном порядке со скоростью, определяемой возможностями и опытом индивидуума.

См. также Развитие в период отрочества - юности, Развитие социального поведения людей, Эриксонианские стадии развития, Моральное развитие, Нормальное развитие Ф. Д. Бреслин Стандартизация теста (test standardization) С. т. - это установление унифицированных процедур для а) его проведения и б) подсчета получаемых с его помощью показателей. Первые стандартизированные тесты появились в начале XX столетия, когда Э. Л. Торндайк, занимающийся эксперим. психологией, наряду с др. учеными, распространили принципы, полученные в лабораториях, на психол. измерения.

"Стандарты для образовательных и психологических тестов" (Standards for educational and psychological tests, American Educational Research Association, 1985) лают общие рекомендации относительно процедуры, к-рым должны следовать издатели и пользователи тестов, для того, чтобы гарантировать применение стандартизированных процедур. Контроль за процедурой проведения тестов в значительной степени достигается за счет инструкций, приведенных в руководствах по тестам. Что касается процедуры оценки, то в "Стандартах" указано, что желательно, чтобы детальные инструкции как для субъективных, так и объективных тестов были помещены в руководстве по тесту, и, в случае субъективно градуированных тестов, следует указать результаты исслед. степени согласия лиц, проводящих оценку. С. т. тж должна давать детальную информ. по поводу того, кто имеет квалификацию, достаточную для применения и оценки результатов теста.

Заключительным моментом С. т. яв-ся разработка норм теста. Эти величины, в сочетании с данными о надежности и валидности, позволяют психологам надлежащим образом интерпретировать результаты, полученные в результате тестирования. Тесты можно приравнять к др. аналогичным тестам, так, чтобы сравнивать их результаты друг с другом.

Очевидны три потенциальных преимущества стандартизированных психол. тестов. Во-первых, стандартизированные тесты часто имеют более высокое качество, чем составленные для проведения в конкретных местах. Во-вторых, проведение стандартизированных обследований может освободить психологов и др. специалистов от траты времени на конструирование тестов, личное проведение тестирования и других оценочных мероприятий, и дает им возможность заняться более важными вещами - терапией, обучением, и интерпретацией результатов, например. Наконец, использование стандартизированных измерений облегчает общение психологов друг с другом. Следует отметить и один важный недостаток стандартизированных процедур: из-за своей доступности, стандартизированные тесты иногда используют в неподходящих ситуациях.

См. также Измерение К. Ф. Гейзингер Старение и интеллект (aging and intelligence) Интеллект вызывал постоянный интерес и споры как предмет исслед. в области развития взрослых. Тема интеллектуальных изменений во взрослости - сложная, комплексная тема, характеризуемая наличием различных теорет. подходов и многочисленных методологических проблем.

Существующие данные говорят о том, что интеллект лучше всего рассматривать как многомерную (многоаспектную) способность и что IQ не может служить адекватной или точной оценкой взрослого интеллекта. Поэтому утверждения о повышении или снижении интеллекта с возрастом должны делаться с учетом комплексного характера интеллектуальной деятельности во взрослости. Вследствие этой комплексности для нас не должно быть неожиданным обнаружение того, что различные аспекты интеллекта изменяются с возрастом у разных людей по-разному (и по разным причинам).

К числу самых первых исслед. возрастных изменений интеллектуальной деятельности, в к-рых были получены данные о заметном снижении уровня интеллекта с возрастом, относятся исслед. Майлзов и Джоунза и Конрада. Ранние исслед. методом поперечных срезов также обнаружили, что суммарный показатель векслеровской шкалы интеллекта взрослых (WAIS) с увеличением возраста (относительно стандартной референтной группы лиц от 20 до 34 лет) достигает пика между 20 и 34 годами и медленно снижается примерно до 60-летнего возраста, после к-рого наступает резкий спад. Однако лонгитюдные исслед. обычно показывают повышение суммарного показателя с возрастом.

Ботвиник отмечает, что паттерны "сырых" (uncorrected) показателей действительно отражают возрастные тенденции, при условии "соответствия" (appropriateness) содержания тестирования и состояния тестируемого чел. Кроме того, индивидуальные различия в интеллекте могут перевешивать такие возрастные различия, чем объясняются относительно низкие корреляции между возрастом и интеллектом.

На основе данных, полученных методом поперечных срезов, был установлен классический паттерн старения интеллекта: показатели как вербальных, так и невербальных субтестов WAIS, снижаются с возрастом, однако снижение невербальных показателей выражено значительно сильнее. Этот результат, как отмечает Ботвиник, был воспроизведен, по меньшей мере, в девяти главных исслед. Используя шкалу Стэнфорд-Бинэ, Тёрмен методом поперечных срезов получил данные стандартизации, к-рые дали аналогичную картину. Кроме того, Папалиа с коллегами и Хорнблум и Овертон опубликовали данные о возрастных декрементах в задачах Пиаже на сохранение, утверждая, что это снижение идет параллельно ухудшению флюидных способностей, наблюдающемуся с увеличением хронологического возраста. Каждая из этих задач относительно свободна от влияний формального образования, культуры или специфического жизненного опыта. Возможно, мышление пожилых качественно отличается от мышления молодых взрослых, заставляя первых переопределять задачи Пиаже таким образом, что ответы на них будут с необходимостью отличаться от предполагаемых экспериментатором. Поэтому предположение о связанном с возрастом снижении интеллекта (по Пиаже) вполне может уступить место предположению о существовании новой стадии интеллектуального развития, названной постформальным рассуждением (postformal reasoning). Постформальное рассуждение носит релятивный, или наводной, характер и сильно зависит от непосредственного контекста.

Лонгитюдные исслед. не смогли подтвердить связанное с возрастом снижение интеллектуальной деятельности, давая обычно кривую роста, переходящую в определенной точке в плато. Оуэн обнаружил рост суммарных показателей армейского альфа-теста примерно до 40-50 лет. Лонгитюдные данные Шайи, касающиеся взрослости, свидетельствуют о том, что прирост интеллектуальных способностей чел. происходит где-то до 50 лет, после чего наступает период относительной стабильности для большинства умений и навыков, продолжающийся до начала седьмого десятилетия жизни; для большинства способностей потери становятся значимыми, в среднем, после 60 лет. Эти потери больше выражены у лиц, имеющих проблемы со здоровьем (особенно, когда им приходится выполнять задания на скорость), плохо образованных и живущих в интеллектуально обедненной среде. Кроме того, имеют место индивидуальные различия в степени ухудшения способностей после 60 лет. Менее 33% испытывают ухудшение после 74 лет и только от 30 до 40% ощущают существенные потери в интеллектуальных навыках к 81 году. Хотя многие люди "избирательно оптимизируют" некоторые навыки после 80 лет, ослабление интеллектуальных способностей становится более заметным у чел., перешагнувшего 80-летний или 90-летний рубеж. Другие лонгитюдные исслед. дают аналогичную картину положительных возрастных изменений интеллекта у взрослых.

Один из самых важных результатов исслед. интеллекта взрослых - обнаружение эффектов когорты в интеллектуальной деятельности. Для одних способностей когортные различия являются положительными (младшие когорты лучше справляются с тестами), как в случае первичных умственных способностей (ПУС) вербального понимания, пространственной ориентации и индуктивного рассуждения, преимущественно вследствие более высокого уровня образования и лучшего здоровья младшего поколения. Для др. умений и навыков, эффекты когорты оказываются отрицательными, как в случае ПУС арифметических вычислений или беглости речи. Фактически, когда контролируется уровень образования, это гораздо сильнее сказывается на возрастных различиях в вербальных показателях WAIS, чем в невербальных, подтверждая существенное влияние фактора образования, который яв-ся когортно-специфичным, на интеллект.

Одно из самых новых направлений - исслед. интеллекта в повседневной жизни (everyday intelligence). Обыденный интеллект обладает экологической или функциональной валидностью, в том смысле, что он отражает умения и навыки, к-рые взрослые люди действительно используют, выполняя повседневные функции в типичных для них ситуациях. По сравнению с формальными мерами интеллектуальной деятельности, повседневные условия, в к-рых люди применяют свои способности, могут более точно отражать их интеллектуальную активность. То, как люди вступают в отношения с другими, принимают решения, взвешивают шансы достижения альтернативных целей в неопределенных ситуациях и оценивают свое положение в различных сферах жизни (например, в отношении болезни, смерти, финансовых дел), можно, фактически, использовать в качестве обоснованных оценок интеллекта. В этой относительно новой области исслед. интеллектуальной деятельности взрослых еще предстоит много работы.

См. также Изменение поведения в процессе взросления и старения, Меры интеллекта Б. Хейслип-мл.

Старики: настроение и память (older adults: mood and memory) По умеренным оценкам, более 50% всех взрослых старше 60 лет жалуются на трудности запоминания. Однако жалобы на плохую память могут отражать субъективное чувство ухудшения, а не объективную потерю памяти. Данные исслед. свидетельствуют о том, что имеют место возрастные изменения, связанные с памятью и с общим интеллектуальным функционированием.

Исслед., посвященные сравнению младших и старших возрастных групп, показывают более высокую интраиндивидную изменчивость у старших испытуемых. В др. исслед. отмечается более медленное выполнение когнитивных заданий пожилыми людьми. По-видимому, существует взаимосвязь между скоростью выполнения человеком интеллектуальных заданий и быстротой процессов его памяти. Нормальные взрослые действительно обнаруживают с возрастом заметное снижение памяти на недавние события, однако память на отдаленные события у них не нарушается, как у страдающих старческой деменцией. Кроме того, пожилые люди более уязвимы к депрессии, особенно в связи с плохим здоровьем. Ляру, Дессонвиль и Джарвик указывают, что обследования различных слоев населения, так же как и исслед. госпитализированных больных, подтвердили эту взаимосвязь между физ. здоровьем и депрессией. Вопрос о том, вызывает ли физ. болезнь депрессию или, наоборот, страдающие депрессией лица в большей степени предрасположены к развитию физической болезни, все еще остается дискуссионным. В добавление к физ. болезни как связующему с депрессией звену, эти авторы отмечают, что утрата соц. поддержки, вызванная потерей близких, выходом на пенсию или переездом на новое место, способствует развитию депрессии, хотя связь депрессии с этими факторами может и не быть столь же критической, как с физ. болезнью, особенно когда чел. имеет возможность поддерживать с кем-либо доверительные отношения.

Pages:     | 1 |   ...   | 410 | 411 || 413 | 414 |   ...   | 506 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.