WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 368 | 369 || 371 | 372 |   ...   | 506 |

Левое полушарие мозга контролирует движения правой руки, и в нем же находится центр речи у примерно 98% праворуких и более 50% леворуких. Левый мозг тж отвечает за пользование письменным и устным языком. Специализация левого полушария в области речи - особой челов. активности - необходима для развития коммуникации и, в конечном итоге, для выживания чел. как биолог. вида. Эта специализация появляется уже на фетальной стадии внутриутробного развития, и "речевые" сигналы регистрируется у новорожденного спустя всего 12 часов после родов. Эти данные свидетельствуют о том, что существует врожденная биолог. тенденция к речи.

Отстаиваются предположения как о том, что праворукость имеет генетическое происхождение, так и о том, что она возникает в результате научения. Возможно, вместо любой из этих крайностей, Р. обусловлена комбинацией наследственного потенциала со средовой стимуляцией, и именно такой комбинацией объясняется праворукость, хотя вопрос о величине вклада каждого из этих факторов остается пока без ответа.

Можно утверждать, что данный чел. использует в данное время левое полушарие, если наблюдая за ним, мы видим, что его глаза движутся вправо, когда он говорит. Можно распознать леворукого, использующего речевой центр в левом полушарии (т. е., когда леворукий думает подобно праворукому), если такой чел. пишет, удерживая левую руку согнутой в виде крючка или в инвертированном положении. Леворукий, глаза к-рого при разговоре смещаются влево, или к-рый пишет в неинвертированной манере, использует правый мозг для обоих видов речи - письменной и устной.

Поскольку примерно у 40% леворуких речевой центр находится в правом полушарии, есть основания предполагать, что лево-и праворукие воспринимают окружающую их среду по-разному. Малая доля леворуких имеет речевые центры в обеих полушариях мозга. Возможным следствием билатерального распределения центров речи в головном мозге могут быть выдающиеся способности у таких левшей. Уже давно установлена тесная связь между интеллектуальными и вербальными способностями. Среди леворуких, оставивших заметный след в истории человечества, - Леонардо да Винчи и Микеланджело, Бенджамин Франклин, Бэйб Рут и Гарри Трумэн. Доля леворуких в населении составляет около 10% и продолжает увеличиваться. Этот рост может быть обусловлен, отчасти, искоренением предубеждений против левшей и уменьшением попыток насильно изменить леворукость.

Если леворукость - загадка, то амбидекстрия - это несравнимо более трудная загадка. Есть ли вообще такие люди, к-рые одинаково ловко пользуются обеими руками в решении всех задач Не может ли быть так, что даже у амбидекстров одна рука все же превосходит другую и чаще используется при выполнении определенных задач Вместо того, чтобы делить людей на право- и леворуких, совр. исследователи предпочитают рассматривать их как использующих преимущественно ведущую руку в выполнении одних задач и противоположную (опорную) руку в выполнении других. Браун перечисляет 10 тестов для определения того, какая рука яв-ся ведущей: письмо; зажигание спички; подметание пола веником; рисование (карандашом); открывание банки или коробки (с крышкой); пользование ложкой, ножом и ножницами; бросание (мяча или камня); пользование зубной щеткой.

См. также Латерализация головного мозга, Развитие человека Ш. Браун _С_ Садистическая ритуальная жестокость (sadistic ritualistic abuse) Садистические ритуалы (СР), известные тж как сатанисткие ритуалы или ритуализированное насилие, представляют собой брутальную форму жестокого обращения с детьми, подростками и взрослыми, включающую физ., сексуальное и психол. насилие, являющееся составной частью ритуалов. Ретроспективный анализ ряда судебных случаев осуждения взрослых за жестокое обращение с детьми дошкольного возраста позволил установить, что обвинения и даже приговоры обусловлены прежде всего общественной истерией и чрезмерно усердным расследованием. Уровни сатанизма. Выделяют четыре уровня сатанизма.

1. Наиболее быстро растущий уровень ритуального жестокого обращения или системы сатанических представлений, согласно Синанди, составляют обычно молодые люди (возраст варьирует от 9 до 28 лет), занимающиеся эпизодическим, дилетантским экспериментированием. Эти дилетанты могут использовать ролевые игры в стиле fantasy, музыку в стиле heavy-metal и кинофильмы для усиления привлекательности ритуалов. Ритуалы могут сопровождаться выпиванием крови, вина и мочи, отдельно или в смеси, употреблением наркотиков, а тж истязанием или убийством животных. Такие ритуалы могут усугубляться до убийства людей.

2. Нетрадиционные сатанисты собственного стиля описываются как "индивидуумы с психотическими расстройствами личности... одержимые темами сатанизма,... к-рые могут практиковать свои ужасающие ритуалы в одиночку или в малых группах". Хикс рассматривает этих сатанистов как соц. изолянтов, изобретающих идеологии для утверждения своего поведения.

3. Организованные традиционные сатанисты представляют собой организованные религиозные группы, поклоняющиеся дьяволу. Они защищены законом о свободе вероисповедания и не связаны с ритуальными преступлениями. Типичные примеры организованного традиционного сатанизма - Церковь Сатаны, Храм Сета и Церковь Судного Дня.

4. Заключительный уровень представлен структурами оккультизма или трансгенерационных культов. Райдер описывает эти группы как "передающие ритуальные практики из поколения в поколение". Дети, воспитанные в таком окружении, рассматривают культовую деятельность как нормальную часть семейной жизни. Эта категория сатанизма, обозначаемая как СР, яв-ся осн. предметом настоящей главы.

Споры вокруг СР ФБР впервые получила сообщение о возможной практике СР в 1983 г. С тех пор резко возрос интерес к этой проблеме, что вызвало, в свою очередь, разгорающиеся споры вокруг СР в церковных, мед. и юридич. кругах.

В основном споры ведутся по поводу того, существуют ли такие культы, должны ли они существовать, как они организованы и как совершается жестокое обращение с людьми. Представляется, что сообщения о феномене СР, поступающие из мн. независимых источников, нуждаются в более пристальном изучении. Следует перейти от отдельных неподтвержденных сообщений к научным систематическим исслед. Нёркомб и Унутцер отмечают, что слишком много вопросов остаются пока без ответа и что книга о "ритуальном жестоком обращении" не будет закрыта, пока в группы порнографического секса и сатанизма не проникнут профессионалы из правоохранительных органов.

Гривз утверждает, что есть клинические основания полагать, что рассказы оставшихся в живых жертв СР отражают действительно пережитые события. Гривз пришел к этому выводу, поскольку этот клинический материал "отражает конгруэнтность аффекта, когниций, поведения, симптомов, процесса и редукции симптоматики". Это впечатление подтверждается и тем, что у этих пациентов обнаруживаются тж осн. проявления посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

К обычно описываемым символам сатанизма относятся: пятиконечная звезда (пентаграмма), шестиконечная звезда (звезда Давида, гексаграмма), крест Нерона (символ мира, или сломанный крест), свастика, анархия, волшебный треугольник, уджат (всевидящее око), скарабей, стрелы молний, три шестерки, анк (ключеобразный древнеегипетский крест), перевернутый крест, знак черной мессы, эмблема Бафомета, церковь Сатаны и крест смешения.

Ритуальное жестокое обращение с детьми Сноу и Соренсен провели изучение случаев ритуального жестокого обращения с детьми в пяти отдельных соседних районах. Обследованы 39 детей в возрасте от 4 до 17 лет. В четырех из пяти районов выявлены три компонента сексуальных злоупотреблений: инцест, лишение девственности и взрослый групп. секс. Финкелор и др. проводили изучение случаев сексуального насилия в американских центрах дневного ухода. За трехлетний период они выявили 1639 жертв сексуальных насильственных действий в 270 центрах дневного ухода. Они заметили, что 13% случаев можно было отнести к ритуальному насилию. Келли изучал последствия сексуального и ритуального насилия в этих центрах. По сравнению с жертвами сексуального насилия, дети, подвергавшиеся сатанистским ритуалам, "испытали на себе значительно больше типов сексуальных насильственных действий", получили более тяжкие физ. повреждения и, подобно жертвам изнасилования, пережили "чрезвычайный испуг вследствие угроз, высказывавшихся преступниками". Келли обнаружил, что ритуальное насилие отличалось достоверно большим средним числом жертв на один центр дневного ухода и достоверно большим средним числом насильников на одного пострадавшего. "Детей тж пугали тем, что сверхъестественные силы, такие как Сатана, всегда будут знать, где они находятся и что делают".

Терапевтические вопросы К. Гулд замечает, что дети, ставшие жертвами ритуального насилия, редко сами сообщают о происшедшем и делают это по трем причинам. Этих детей часто перед ритуалом подвергают действию наркотиков. Часто используется гипноз для внушения амнезии на происшедшее в постгипнотическом состоянии или внушения суицидного поведения в случае вспоминания эпизода насилия. Эпизод насилия столь мучителен, что часто происходит диссоциация. Комбинация этих трех факторов при ритуальном жестоком обращении с детьми до шести лет часто создает "амнестические барьеры", делающие маловероятным самопроизвольное раскрытие происшедшего.

Гулд разраб. контрольный перечень признаков и симптомов ритуального насилия над детьми, включающий 12 категорий: а) сексуальное поведение и представления; б) использование туалета и ванной; в) сверхъестественные силы, ритуалы, оккультные символы, религия; г) узкие пространства или связывание тела; д) смерть; е) кабинет врача; ж) определенные цвета; з) прием пищи; и) эмоциональные проблемы, в частности связанные с речью, сном и учебой; к) отношения в семье; л) игра и отношения со сверстниками; м) прочие страхи, отношения, раскрытия и странные представления. Рекомендуемая форма терапии представляет собой "комбинацию игровой терапии и раскрытие ребенком факта насилия психотерапевту и родителям (в тех случаях, когда насилие происходит вне семьи)". Терапевт должен активно структурировать терапевтическую деятельность и обеспечить мотивацию ребенка по обращению к вопросам, к-рые иначе будут избегаться. Игровая терапия должна быть адаптирована к возможной множественности ритуального насилия. Гулд подчеркивает необходимость учета четырех компонентов каждого психотравмирующего инцидента, а именно: а) поведения во время эпизода насилия; б) эмоций, к-рые испытывал ребенок; в) ощущений, включая способность "вывести на поверхность, идентифицировать и пережить повреждение тела", г) знания "значения эпизода насилия для ребенка и для преступника".

Гулд и Козолино выявили 4 программы контроля психики, к-рые обычно используются культовыми сектами. Они отмечают, что ритуальное насилие имеет целью вызывать диссоциацию, а образовавшиеся в рез-те ее измененные личности используются затем в более жестокой культовой практике. Этот процесс описывается следующим образом: жестокими насильственными действиями жертву доводят до состояния разъединения эмоций и когниций или, по-другому, до состояния расщепления, создавая негативное "окно", в к-рое затем "вставляется" культовая программа, после чего насилие прекращается, эффективно закрывая негативное окно. Культовая программа теперь будет постоянно на месте, оставаясь неосознаваемой для жертвы. Эти программы таковы: а) программы повторения контакта, когда к.-л. сигнал побуждает оставшуюся в живых жертву самостоятельно возобновить контакт с сектой или позволить его члену секты; б) программы сообщения, когда жертва устами одной из своих измененных ("других") личностей сообщает секте нужную той информ.; в) программы нанесения себе телесных повреждений и самоубийства, включающиеся при невыполнении жертвой предписаний секты; г) программы саботирования лечения, направленные на пресечение терапии, к-рая могла бы освободить жертву от влияния культовой секты.

Ритуальное жестокое обращение с подростками Наибольшее количество исслед. посвящено детям - жертвам ритуального насилия. Теннант-Кларк, Фритц и Бовэ изучали влияние участия подростков в оккультных сектах на их развитие. Они выявили психол. профиль, характерный для "длительного участия в оккультной секте": злоупотребление психоактивными препаратами, низкая самооценка, отрицательное отношение к школе, плохая Я-концепция, отсутствие желания считаться хорошим чел., отрицательное отношение к религии, высокая толерантность к девиантному поведению, отрицательные чувства в отношении будущего, низкие соц. санкции против употребления наркотиков и чувство проклятости.

Взрослые выжившие жертвы ритуального насилия Янг с соавт. обследовали 37 взрослых пациентов с диссоциативным расстройством - жертв сатанистского ритуального насилия в детском возрасте. Тип насилия в порядке снижения частоты случаев: сексуальные действия, причинение физ. боли и подвергание пыткам с предварительным наблюдением за аналогичными издевательствами над др., наблюдение мучений и смерти животных, угрозы убийства, принудительный прием наркотиков, наблюдение и принудительное участие в принесении в жертву взрослых и детей, принудительный каннибализм, заключение брака с Сатаной, сожжение заживо в гробах или могилах, принудительное зачатие или принесение в жертву собственного ребенка. Заключение брака с Сатаной и кровосмесительное оплодотворение были документированы у 33 больных женского пола.

Взрослые выжившие жертвы ритуального насилия: терапевтические соображения. Большинство жертв СР не обращаются за получением терапии будучи уже взрослыми. Обычно у них выявляются выраженные диссоциативные расстройства различной сложности, часто включающие диагноз расстройства множественной личности. Память на происшедшее обычно хорошо защищена диссоциативными амнестическими слоями, нераскрытыми в ходе психотер.

Этапы лечения включают: а) установление терапевтического альянса, б) обследование и оценку, в) уточнение диссоциативной системы, г) вскрытие вытесненной информ. и устранение диссоциативных барьеров, д) реконструкцию памяти и коррекцию представлений, е) противодействие внушенным представлениям, ж) десенсибилизацию запрограммированных сигналов, з) интеграцию прошлого, нахождение нового смысла и цели жизни. Янг обсуждает различные модели лечения: катарсис, гипноз, терапию самовыражением (ведение дневника, рисование, игра в песочном ящике), лекарственную терапию и стационарное лечение. Шеффер и Козолино сообщают тж об успешном применении групп "Двенадцати шагов" как вспомогательного метода терапии.

Pages:     | 1 |   ...   | 368 | 369 || 371 | 372 |   ...   | 506 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.