WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 364 | 365 || 367 | 368 |   ...   | 506 |

Быстрота, с какой дети выучиваются говорить и овладевают родным языком, не сопоставима со скоростью приобретения умений и навыков в др. видах когнитивного научения, несмотря на сложность и абстрактность языковой структуры. Согласно Мак-Нейлу, основа богатой и сложной грамматической компетенции, достигаемой во взрослости, должна образоваться в весьма сжатые сроки: за первые 24 месяца жизни.

Стадии развития. Развитие речи у маленьких детей строго соответствует последовательной модели. Что варьирует, так это скорость, с к-рой каждый ребенок проходит разные стадии. Подчас дети настолько быстро проходят ту или иную стадию развития речи, что складывается впечатление, будто они вообще ее пропустили. Доязыковая, или предречевая стадия продолжается до конца первого года жизни и охватывает периоды гуления и лепета. Обычно на третьем месяце ребенок переходит со стадии крика на стадию гуления. К 5 месяцам большинство детей переходит на стадию лепета, продуцируя все более разнообразные цепочки звуков. Нет убедительных доказательств, что гуление и лепет сколько-нибудь существенны для последующего Р. р. На поздних месяцах стадии лепета начинает утверждаться лингв. среда ребенка, и потому лепет постепенно приобретает нек-рые интонационные характеристики языка, на к-ром говорят окружающие.

Первые слова появляются у ребенка обычно где-то в начале второго года жизни. С этого момента начинается стадия голофраз, когда ребенок употребляет единственное слово с намерением передать значение целого предложения.

В возрасте 18-20 месяцев ребенок начинает соединять слова. Новые комбинации появляются с нарастающей частотой, и их состав быстро расширяется. Эти ранние попытки передавать сообщения путем комбинирования слов имеют следствием телеграфную речь, к-рая достаточно эффективна, несмотря на отсутствие артиклей, предлогов, аффиксов и др. формативных аспектов языка.

Теоретические взгляды. Теоретики, экспериментаторы и исследователи речевого и языкового развития склонны делиться на 2 осн. лагеря в поисках ответов на нек-рые особо раздражающие фундаментальные вопросы. На одной стороне собираются эмпирики, обычно приверженные понятию языка как приобретенного умения.

Противоположную позицию занимают рационалисты, к-рые предполагают наличие врожденного знания базовой структуры языка. Они утверждают, что та легкость и скорость, с к-рой дети проходят стадии языкового развития, м. б. обеспечена только за счет генетического биопрограммирования. Д. Байкертон поддерживает общую рационалистическую позицию, опираясь на выводы своих исслед. креольских языков.

См. также Процессы коммуникации, Развитие в раннем детстве О. Джонсон Речевые расстройства (speech disorders) Речь считается нарушенной, когда она мешает общению, создает проблему для слушающего или служит причиной неспособности говорящего приспособиться к окружающей обстановке.

P.p. подразделяют на четыре широких класса симптомов: а) расстройства ритма, б) расстройства фонации (звукообразования), в) расстройства артикуляции (произношения); г) расстройства символизации. Расстройства ритма включают, в основном, различные типы заикания (захлебывания). Большинство совр. специалистов по патологии речи не делают различий между заиканием и захлебыванием. При этом расстройстве речевой поток прерывается вследствие возникновения трудностей в произнесении начала слова или в результате прерываний и спазмов после начала звука. Дети часто начинают заикаться в возрасте около 3 лет или при поступлении в школу. Если ребенка без нужды не заставляют говорить, то проблема обычно становится неактуальной и исчезает. Если к дисфункциональной речи ребенка привлекается внимание, или если им приклеивают клеймо "заика", обычно появляются вторичные симптомы избегания, сопротивления и гримасничанья.

В расстройствах ритма тревога играет важную роль. Переучивание и угашение/переделка условных реакций (deconditioning) на пугающие ситуации могут быть полезными в работе с психол. аспектами проблемы, направленной на снижение интенсивности и частоты спазмов заикания. Расстройства ритма имеют преимущественно психол. природу, но в некоторых случаях они могут быть следствием церебральной сосудистой патологии или нейрофизиологических расстройств.

Расстройства фонации характеризуются нарушениями тембра, интенсивности и высоты звука. Стереотипизированные интонации, гнусавость, фальцет, гортанная речь, заметный иностранный акцент и речь при расщеплении нёба - всё это признаки нарушения фонации. Эти расстройства лечатся у логопедов, в то время как заикание, сопровождаемое сильными эмоциональными конфликтами, может потребовать услуг профессионального психолога, компетентного в области патологии речи, или др. специалистов с подобной подготовкой и опытом.

Расстройства артикуляции проявляются в искажении, опускании, подстановке и добавлении речевых звуков. Характерные примеры: замедленная речь (delayed speech), характеризующаяся нехваткой звуков или неразборчивостью; замена звуков (lalling) вследствие вялости/инертности движений кончика языка; все варианты шепелявости (передняя, язычная, боковая и зубная (смычная)), при к-рой затруднено произнесение шипящих и букв м или д, и детская речь (baby talk), характеризующаяся сохранением инфантильного произнесения букв и звуков в возрасте старше 2-3 лет.

Расстройства символизации отмечаются гл. обр. при афазии или дисфазии. Преобладают проблемы речевой экспрессии, хотя сенсорные нарушения также часто вызывают афазическую речь. Нарушения при инсультах и органические мозговые расстройства могут действовать в сочетании с психол. проблемами или в качестве первоначальной причины, вполне достаточной для того, чтобы вызвать расстройства символизации. Афазия, в частности, яв-ся результатом органического повреждения мозга, чаще всего вследствие церебрального кровоизлияния.

См. также Процессы коммуникации, Восприятие речи К. Фредерик Решающие эксперименты в психологии (crucial experiments in psychology) P. э. (experimentum crucis) давно играет важную роль в строгих (формально-логических) концепциях прогресса и изменений в науке. Это понятие выполняет функцию окончательного арбитра в разрешении спора между двумя конкурирующими теориями.

Фрэнсис Бэкон первым строго описал понятие Р. э. и дал ему название, хотя сама идея Р. э. существовала задолго до этого. Бэкон ввел понятие instantia crucis (решающее испытание) для описания ситуации, когда каждое из двух конкурирующих объяснений в равной мере успешно учитывает все имеющиеся эмпирические данные, так что не существует оснований для оказания предпочтения одному из них. Если из этих двух объяснений выводятся конфликтующие предсказания, приводящие к взаимно исключающим исходам, тогда следует провести Р. э., с тем чтобы его результаты подтвердили одно объяснение и опровергли другое.

Тезис Дюэма-Куайна. Пьер Дюэм [Дюгем] утверждал, что Р. э. просто неосуществимы в их классическом понимании. Никакая отдельная научная гипотеза не может быть окончательно верифицирована или фальсифицирована. Любая гипотеза в какое-то время может быть опровергнута, или может быть развита еще более удовлетворительная теория в будущем. Позднее У. Куайн сформулировал положение, согласно к-рому любое отдельное утверждение в составе теории может считаться истинным, независимо от доказательства, если данная теория допускает соответствующие корректировки в др. своих частях.

Томас Кун развивал взгляды на Р. э., во многом сходные с взглядами Дюэма. Согласно Куну, большая часть научной работы напоминает "решение головоломки" (puzzle resolving) - разработку деталей в рамках определенной парадигмы. Эксперименты не яв-ся решающими по той причине, что в них проверяется лишь отдельная исходная теория. Реальное изменение в науке происходит в ходе революций, к-рые влекут за собой смену одной парадигмы другой. Поскольку, согласно Куну, парадигма определяет то, каким образом надлежит осуществлять наблюдения - в известной степени, каким образом следует смотреть на мир, - теория не может опровергаться опытом. Теория отвергается, когда ученые начинают понимать, что она обладает таким количеством недостатков, что уже больше не оказывается полезной или оказывается менее полезной, чем др. теория. По мнению Куна, Р. э. яв-ся скорее частью научной педагогики - учебником науки, - нежели самой наукой. Кун указывал на то, что эксперименты, часто описывавшиеся в роли решающих в определении выбора теории, реализовывались уже после того, как между теориями был сделан действительный выбор.

Однако, не все философы науки отрицали ценность Р. э. Один из наиболее видных, Карл Р. Поппер, утверждал, что хотя теории никогда не могут быть верифицированы, "для эмпирической научной системы должна существовать возможность ее опровержения опытом". Позиция Поппера, допускающая принципиальную возможность опровержения гипотез, идет вразрез с обоими, Дюэмом и Куном.

Наиболее прямой атаке тезис Дюэма-Куайна подвергся со стороны Адольфа Грюнбаума, утверждавшего, что, во-первых, решающие опровергающие эксперименты логически возможны, и во-вторых, в действительности уже были такие эксперименты.

Т. о., нет единой или определяющей филос. позиции в отношении Р. э. С различными точками зрения на эту проблему можно ознакомиться у Хардинга, на вводную главу к-рого отчасти опирается данная статья. Очевиден, однако, отказ от абсолютистского взгляда Бэкона на проблему подтверждения-опровержения, наряду с линейным взглядом на научный прогресс.

Отличительные свойства Р. э. Подлинные Р. э. обладают одним очевидным отличительным свойством: они должны обеспечивать адекватную проверку двух соперничающих гипотез. Очевидно, что для этого они должны быть настолько хорошо спланированы, чтобы не возникало сомнение в их внутренней валидности.

Вторым отличительным свойством Р. э. яв-ся в высшей степени творческий характер их планов. Чтобы осуществить адекватную проверку двух соперничающих теорий, экспериментатор должен найти способ проверки конфликтующих гипотез.

Примеры Р. э. По-видимому, некоторые отдельные эксперименты или серии экспериментов с полным основанием могут быть названы решающими. Они однозначно или подтверждали, или опровергали важные аспекты теорий. Даже если исслед., проведенные Фредом Шеффилдом и его учениками, и не доказали полной несостоятельности теории подкрепления как редукции драйва (drive-reduction theory of reinforcement), то по меньшей мере сделали ее неубедительной, показав необходимость включения в объяснение вознаграждения чего-либо скорее связанного с индукцией драйва. Два классических результата заключались в том, что удалось выработать у самцов крыс реакцию, которая приводила к покрытию самок, но не к эякуляции, и в том, что не имеющий питательной ценности сахарин оказывался при этом эффективным вознаграждением. Эксперименты Гарри Ф. Харлоу, в к-рых детеныши обезьян формировали сильные привязанности к не имеющим пищевой ценности кускам ткани, натянутым на проволочный каркас и заменявшим им мать, но практически не вырабатывали привязанностей к проволочным "суррогатным матерям", к-рые обеспечивали им пищу, оказались фактически решающим свидетельством против традиционных объяснений привязанности на основе концепции вторичных драйвов и психоаналитических объяснений.

Большая часть научной деятельности Эдварда Ч. Толмена была посвящена попыткам проведения Р. э., к-рые бы подтверждали роль ожиданий, в противоположность S-R ассоц., в качестве базовой единицы научения. Напр., исслед., проводимые Толменом и его учениками по латентному научению и пространственному научению, заставили теоретиков S-R на многие годы занять оборонительную позицию. Тщательный анализ классического эксперимента по латентному научению показал, однако, что, невзирая на значительные проблемы, к-рые он создавал для S-R теорий, он не был, в строгом значении этого термина, Р. э. В действительности, как того могли бы ожидать Дюэм, Куайн и Кун, эти эксперименты не привели к ниспровержению S-R теорий. Однако, последовавшие модификации, напр., теория Кларка Халла, позволявшая объяснить в рамках теории S-R некоторые из таких результатов, привели к приобретению этой теорией более когнитивного характера. Др. результаты по-прежнему продолжают представлять непреодолимые трудности для S-R моделей.

Р. э., по крайней мере по намерению, сыграли важную и сохраняющую свое значение роль в развитии некоторых областей в психологии. Одна из таких областей - восприятие пространства и объектов в пространстве - связана с попытками разрешения спора между нативистами и эмпириками. Хотя результаты таких экспериментов выглядят окончательными, недавние исслед. ставят под сомнение их первоначальную интерпретацию. Более того, др. исслед. на животных и на людях показывают, что определенные аспекты восприятия глубины являются врожденными. Несмотря на то, что ни один из этих экспериментов не привел к окончательному разрешению исходной проблемы, они все же помогли развить эту область в нескольких важных аспектах и значительно трансформировали характер постановки первоначальных вопросов.

Влияние экспериментов на изменение теории. Эмпирические исслед. оказали значительное влияние на психол. теории. Примеры, приведенные в предыдущем разделе, отчетливо указывают на то, что некоторые эксперименты привели к существенным модификациям одних теорий и фактическому отказу от других. В этом смысле, некоторые эксперименты бесспорно оказались решающими.

См. также Экспериментальные методы, Проверка гипотезы, Философия науки, Методология (научных) исследований Р. Т. Браун, С. Р. Рейнолдс Ригидность (rigidity) Хотя термин Р. не имеет точного определения, можно сказать, что Р. проявляется особенно очевидно, когда индивидууму не удается изменить свое поведение, даже если потребности новой ситуации требуют др. поведения.

Многие термины в психологии указывают на Р., включ. персеверацию, консерватизм, догматизм, анальность, нетерпимость к неопределенности и компульсивность. Такие термины как гибкость, лабильность, терпимость к неопределенности и, до некоторой степени, креативность, обозначают тенденции, противоположные Р.

Ригидность как персеверация. Гольдштейн полагал, что, при обычных обстоятельствах, здоровый индивидуум функционирует как целостная система с хорошо интегрированными и отчетливо выраженными подсистемами. Тем не менее, в поврежденном мозге интеграция системы нарушена, и индивидуум не способен справляться со сложностью, требуемой абстрактными проблемами. Гольдштейн утверждал, что ригидное, застывшее поведение, демонстрируемое пациентами с повреждениями мозга, не столько утрата функции, сколько попытка снизить сложность и сделать потенциально подавляющую ситуацию управляемой.

Pages:     | 1 |   ...   | 364 | 365 || 367 | 368 |   ...   | 506 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.