WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 44 |

Я "интериоризирую" твой и его синтез, ты интериоризируешь его и мой, он интериоризирует мой и твой; я интериоризирую твою интериоризацию меня и его;

ты интериоризируешь мою интериоризацию тебя и его. Более того, он интериоризирует мою интериоризацию себя и тебя -логическая скручивающаяся спираль взаимных перспектив до бесконечности.

Группа, рассматриваемая в первую очередь с точки зрения переживания ее членов, не является социальным объектом, находящимся в пространстве. Это совершенно чрезвычайное бытие, сформированное синтезом каждой личности одной и той же множественности в Мы, и синтезом каждой личности множества синтезов.

Группа, рассматриваемая извне, выглядит как социальный объект, производящий посредством своего облика и явных процессов, происходящих внутри нее, впечатление иллюзии организма.

Это мираж: при ближайшем рассмотрении тут нет никакого организма.

Группу, чье объединение достигается посредством взаимной интериоризации каждым другого каждого, в которой ни "общий предмет", ни организационная, или институциональная, структура не имеют изначальной функции своего рода "цемента" группы, я буду называть нексусом.

Единство нексуса содержится внутри каждого синтеза. Каждый такой акт синтеза связан взаимной внутренностью с любым другим синтезом того же самого нексуса, поскольку он также является внутренностью любого другого синтеза.

Единство нексуса есть объединение, созданное каждой личностью из множества синтезов.

Социальной структурой полностью достигнутого нексуса является единство как вездесущность. Это вез-десущность нескольких здесь, тогда как набор других всегда находится где-то в другом месте, всегда там.

Нексус существует лишь постольку, поскольку каждая личность воплощает собой нексус. Нексус -везде, в каждой личности, и больше нигде, как в каждой. Нексус находится на противоположном полюсе от Них, где каждый человек признает свое членство, рассматривает другого как сосуществующего с собой и допускает, что другой рассматривает его как сосуществующего с ним.

Нам всем в одной лодке по морю в шторм плыть, И друг другу мы должны преданны быть.

Г. К. ЧЕСТЕРТОН В такой группе взаимной преданности, братства до смерти каждая свобода взаимно отдается в залог.

В нексальной семье единство группы достигается благодаря переживанию каждого из группы, и опасность для каждой личности (поскольку личность существенна для нексуса, а нексус существенен для личности) заключается в рассеивании или распаде "семьи". Это может произойти ^ лишь тогда, когда одна личность за другой рассеют ее в самих себе. Объединенная "семья" существует только до тех пор, пока каждая личность действует с точки зрения существования семьи. Тогда каждая личность может воздействовать на другую личность, чтобы заставить ее (посредством сочувствия, шантажа, ощущения обязанности, вины, благодарности или откровенного насилия) утвердить. свою интериоризадию группы неизменной.

Значит, нексальная семья есть "сущность", которая должна сохраняться в каждой личности и храниться каждой личностью, которая живет и умирает ради нее и которая, - в свою очередь, предлагает жизнь за преданность и смерть за дезертирство. Любое отступничество от нексуса (предательство, измена, ересь и т. п.), согласно этике нексуса, по заслугам наказывается; а самое худшее наказание, изобретенное "групповыми людьми", есть изгнание или отказ от общения -групповая смерть.

Условием постоянства подобного нексуса, чьим единственным существованием является переживание его каждой личностью, является успешное перепридумывание всего того, что дает подобному переживанию raison d'etre.

Если нет внешней опасности, то опасность и ужас должны быть выдуманы и поддерживаться. Каждая личность должна воздействовать на других для того, чтобы поддерживать нексус в них.

Некоторые семьи живут в постоянном страхе того, что - для них является внешним миром-преследователем. Члены семьи живут, так сказать, в семейном гетто. Это одна из основ так называемой материнской излишней защиты. Она не является "излишней" с точки зрения матери, да на самом деле зачастую и с точки зрения членов семьи.

"Защита", которую подобная семья предлагает своим членам, по-видимому, основывается на нескольких непременных условиях: 1) фантазия о внешнем мире как чрезвычайно опасном; 2) порождение страха внутри нексуса из-за этой внешней угрозы. "Работой" нексуса является порождение такого страха. Такая работа есть насилие.

Стабильность нексуса является производной страха, порождаемого в его членах работой (насилием), производимой членами группы друг над другом.

"Гомеостаз" подобной семьи представляет собой продукт взаимодействий, опосредованный статутом насилия и страха.

Наивысшей этикой нексуса является взаимная озабоченность. Каждый человек озабочен тем, что другой думает, чувствует и делает. Он может рассматривать это как свое право ожидать, что другие будут заботиться о нем, и считать себя обязанным в свою очередь ощущать озабоченность по отношению к ним. Я не желаю ни движения без ощущения своего права, что вы должны быть осчастливлены или опечалены, горды или пристыжены тем, что я делаю. Каждое мое действие всегда представляет собой заботу о других членах группы. И я считаю вас бессердечными, если вы не озабочены моей озабоченность вами, когда вы что-либо делаете.

Семья может действовать как банда гангстеров, предлагая друг другу обоюдную защиту от насилия по отношению друг к другу. Это взаимный терроризм с предложением защиты и безопасности от насилия, которым один стращает другого и которого человек страшится, если нарушает правила.

Моя озабоченность, моя озабоченность вашей озабоченностью, ваша озабоченность и ваша озабоченность моей озабоченностью и т. д.-это бесконечная спираль, на которой покоится гордость или стыд за моего отца, сестру, брата, мать, сына, дочь.

Существенной чертой нексуса является ожидание, что каждое действие одной личности будет иметь отношение ко всем остальным и повлияет на них.

Ожидается, что природа такого влияния должна быть взаимной.

Ожидается, что каждая личность управляется и управляет другими благодаря взаимному воздействию, которое каждый человек оказывает на другого. Быть взволнованным действиями или чувствами других считается "естественным". Не является "естественным", если отец не гордится сыном, дочерью, матерью и т. д. или не стыдится их. Согласно такой этике действие, произведенное для того, чтобы обрадовать, сделать счастливым, выказать свою благодарность другому, представляет собой высшую форму действия. Такая взаимная межличностная причинно-следственная связь является предпосылкой самоактуализации. В такой игре нарушением правил является использование подобной взаимозависимости для того, чтобы причинить другому вред, разве что на благо нексуса, но самое страшное из всех преступлений -отказаться действовать на основе такой предпосылки.

В действительности примеры этого таковы.

Петр что-то дарит Павлу. Если Павел не обрадован или отказывается от подарка, он неблагодарен за то, что сделано для него. Или: Петр делается несчастным, когда Павел совершает нечто. Так что, если Павел совершает это, он делает Петра несчастным. Если Петр сделан несчастным, Павел невнимателен, бессердечен, себялюбив и неблагодарен. Или: если Петр готов пожертвовать собой ради Павла, то Павел должен быть готов пожертвовать собой ради Петра, а иначе он будет себялюбивым, неблагодарным, бессердечным, безжалостным и т.

п.

"Жертвоприношение" при таких обстоятельствах состоит в том, что Петр обедняет себя, чтобы сделать что-то для Павла. В этом заключается тактика вынужденного долга. Это также можно выразить так: каждая личность делает вклад в другого.

Группа, будь то Мы, или Вы, или Они, не является новым индивидуумом, организмом или гиперорганизмом на социальной сцене: у нее нет своих собственных органов, своего собственного сознания. Однако мы можем проливать свою собственную кровь и кровь других ради этого бескровного присутствия.

Группа представляет собой реальность того или иного рода. Но какого рода реальность "Мы" есть форма объединения множества, созданного теми, кто разделяет общее переживание этой вездесущей выдумки.

Извне группа Их может выглядеть совсем по-иному. Это по-прежнему тип объединения, наложенного на многообразие, но на этот раз те, кто специально изобретают объединение, сами не являются его членами. Здесь я, конечно же, не ссыпаюсь на восприятие стороннего наблюдателя Нас -объединения, учрежденного изнутри самого себя. "Они" появляются в поле зрения как своего рода социальный мираж. "Красные", "белые", "черные", "евреи". Однако на человеческой сцене подобные миражи могут самоактуализироваться. Изобретение Их создает Нас, а Мы можем потребовать изобрести Их для того, чтобы переизобрести Самих Себя.

Один из наиболее гипотетических видов сплоченности между нами наблюдается тогда, когда каждый из нас хочет одного и того же, но не хочет ничего от другого. Мы объединены, скажем, общим желанием достать последний билет на поезд или заключить лучшую сделку на торгах. Мы могли бы с радостью перерезать друг другу глотки, но мы, тем не менее, ощущаем между нами определенные узы, так сказать, негативное единство в том, что каждый воспринимает другого как лишнего, и метаперспектива каждого человека показывает ему, что он лишний для другого. В данном случае мы разделяем желание присвоить одну и ту же общую вещь или вещи -пищу, землю, общественное положение, реальное или воображаемое,-но ничего не разделять между собой и не хотеть этого. Двое мужчин любят одну и ту же женщину, два человека хотят купить один и тот же дом, два кандидата хотят получить одну и ту же должность. Такой общий объект может одновременно как разделять, так и объединять. Ключевой вопрос состоит в том, может ли он быть отдан всем или нет Насколько он дефицитен Объект может быть животного, растительного или минерального происхождения, относящимся к человеческому или божественному, реальному или воображаемому, единственным или множественным. Человеческим объектом, объединяющим людей, является, например, поп-певец по отношению к своим фанам. Все могут обладать им, хотя и магическим образом. Когда такая магия сталкивается с иным порядком реальности, обнаруживается, что идол рискует быть разорванным на куски беснующимися фанами, стремящимися оторвать от него хоть кусочек.

Объект может быть множественным. Две соперничающие фирмы вовлечены в напряженное рекламное состязание, причем каждая находится под впечатлением, что она отдает своих потребителей другой. Исследования рынка порой обнаруживают, насколько расколота фантазиями сцена таких социальных разнообразий. Законы же, управляющие восприятием, изобретением и подтверждением таких социальных сущностей, как "потребители", не открыты.

Обычной связью между Нами может быть другой. Этот Другой даже может не быть локализован как вполне определимые Они, на которых можно указать. В социальной сети сплетен, слухов, не признаваемой открыто расовой дискриминации этот Другой находится везде и нигде. Другой, который управляет каждым, есть каждый, находящийся в его положении -в положении не "я", а другого. Однако каждое "я" скрывает, что оно само является тем другим, которым оно является для этого Другого. Этот Другой есть переживание каждого. Любая личность ничего не может поделать из-за другого. Другой находится везде где-то в другом месте.

Вероятно, наиболее интимный способ, которым Мы можем быть объединены,-нахождение каждого из нас в одном и том же присутствии и обладание им внутри самих себя. В любом внешнем смысле это нелепица, но здесь мы исследуем вид переживания, который не признает различий аналитической логики.

Мы обнаруживаем, как этот демонический групповой мистицизм неоднократно вызывался в предвоенных речах на нюрнбергских митингах нацистов. Рудольф Гесс заявляет:

"Мы -это Партия, Партия -это Германия, Гитлер -- это Партия, Гитлер -это Германия" и т. д.

Мы являемся христианами постольку, поскольку мы - братья во Христе. Мы -во Христе, и Христос в каждом из нас.

Нельзя ожидать ни от какой группы, чтобы она держалась достаточно долго на чистом пламени подобного объединенного переживания. Группы склонны исчезать под атаками других групп или из-за неспособности выдержать опустошительное воздействие голода или болезней, внутренних расколов и т. п.

Но простейшая и вечная угроза любой группе исходит из простого дезертирства ее членов. Это, так сказать, опасность испарения.

Под видом групповой преданности, братства и любви вводится этика, основой которой является мое право предоставить другому защиту от моего насилия, если он мне предан, и ожидать его защиты от его насилия, если я предан ему, и моя обязанность устрашать его угрозой насилия с моей стороны, если он не останется преданным.

Пусть не будет никаких иллюзий насчет братства людей. Мой брат настолько же дорогой мне, насколько я дорог сам себе, мой близнец, мой двойник, моя плоть и кровь - может быть как солинчевателем, так и сомучеником, и в любом случае он, вероятно, примет смерть из моих рук, если решится посмотреть на ситуацию по-иному.

Братство людей вызывается к жизни отдельными людьми в зависимости от обстоятельств, в которых они находятся. Но очень редко оно распространяется на всех людей. Во имя нашей свободы и нашего братства мы готовы взорвать другую половину человечества и быть взорванными в свою очередь.

Это вопрос жизни или смерти в наиболее насущном из возможных смыслов, поскольку именно на основе таких примитивных социальных фантазий о том, кто или что есть я или ты, он или она. Мы или Они, связывается или разделяется мир, а мы умираем, убиваем, поглощаем, разрываем и разрываемся на части, сходим во ад или возносимся на Небеса - короче, мы проводим свою жизнь. Что есть "бытие" "красных" для тебя и для меня Какова природа присутствия, вызываемого произнесением этого магического звука Разве мы симпатизируем "Востоку" Разве мы ощущаем необходимость пугать, стращать или задабривать "его" "Россия" или "Китай" расположены лишь в фантазиях каждого, включая "русских" и "китайцев" - нигде и везде.

Специфически человеческая черта человеческих группировок может использоваться для превращения их в некое подобие нечеловеческих систем.

Мы не предполагаем теперь, что химические элементы соединяются вместе, потому что любят друг друга. Атомы не взрываются от ненависти. Это люди действуют, исходя ж любви и ненависти, это они объединяются для обороны, нападения или удовольствия, получаемого в обществе друг друга.

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 44 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.